Судебная практика по ст 1224 коап рф

Статья 1224 ГК РФ. Право, подлежащее применению к отношениям по наследованию (действующая редакция)

1. Отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства, если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — по российскому праву.

2. Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права.

Президент
Российской Федерации
В.ПУТИН

Москва, Кремль
26 ноября 2001 года
N 146-ФЗ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 1224 ГК РФ

1. Коллизионные нормы ст. 1224 (в ранее действовавшем законодательстве ей соответствовала ст. 169 ОГЗ 1991 г.) определяют, праву какой страны подчинены наследственные отношения. При квалификации понятия «наследование» по российскому праву (см. ст. 1187 ГК и комментарий к ней) действие норм комментируемой статьи распространяется на переход имущества умершего к другим лицам в порядке универсального правопреемства, т.е. в неизменном виде как единого целого в один и тот же момент (ст. 1110 ГК). Это, в частности, относится к правилам об основаниях наследования, составе наследства, его открытии, включая время и место, круге наследников, а также к специальным правилам о наследовании отдельных видов имущества (ст. ст. 1110 — 1185 ГК). Что касается исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, то вопросам их наследования посвящена ст. 1241 ГК, а также ст. 1283 ГК (авторское право) и ст. 1318 ГК (смежные права). Следует иметь в виду, что в России те же правовые последствия, что и смерть, влечет объявление лица судом умершим (ст. 45 ГК).

2. Статья 1224 содержит несколько коллизионных норм, каждая из которых, затрагивая вопросы наследования, имеет в этих рамках свою область применения. Для определения «объема» каждой из этих норм существенна квалификация использованных в ней юридических понятий.

Так, чтобы разграничить сферы действия норм абз. 1 и 2, необходимо определить понятия движимого и недвижимого имущества. При квалификации этих понятий п. 1 ст. 1187 ГК признает решающим российское право, если иное не установлено законом. В данном случае, по нашему мнению, есть основания привлечь в качестве такого «иного» регулирования специальную норму п. 2 ст. 1205 ГК, отсылающую — в вопросе о принадлежности имущества к движимым или недвижимым вещам (применительно к вещным правам) — к праву страны, где это имущество находится (см. комментарий к ст. 1205). Сложен вопрос о квалификации соответствующего понятия при наследовании движущихся объектов, внесенных в государственный реестр за пределами России.

3. Коллизионная норма абз. 1 п. 1 касается наследования любого входящего в состав наследства имущества, кроме недвижимости. Речь здесь, следовательно, идет о движимом имуществе, включая вещи, не относящиеся к недвижимости, а также права и обязанности, вытекающие из корпоративных отношений и отношений в сфере интеллектуальной собственности.

Закон не связывает применение коллизионной нормы абз. 1 п. 1 с местом нахождения наследства, поэтому ее следует распространять и на «заграничное имущество». Примером может служить случай, когда наследодатель к моменту смерти имел за границей права, вытекающие из договора с иностранным банком или из договора с иностранной страховой компанией.

В литературе обращается внимание на то, что отнесение законом к наследству помимо вещей и имущественных прав и обязанностей «иного имущества» (см. ст. 1112 ГК) дает возможность включать в наследство такие «явления», которые не представляют собой ни вещи, ни имущественные права, ни имущественные обязанности. Это, в частности, может произойти в случае, если в наследство входит «заграничное имущество».

Нормы абз. 2 п. 1 охватывают наследование недвижимости, причем выделяется наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации.

4. Коллизионные нормы ст. 1224 по-разному определяют подлежащее применению право. Поэтому в отдельных случаях, если, например, в состав наследства входит движимое и недвижимое имущество, отношения по наследованию после смерти конкретного лица могут оказаться подчиненными законам разных государств.

Основная коллизионная норма, определяющая статут наследования, содержится в абз. 1 п. 1 рассматриваемой статьи: к отношениям по наследованию подлежит применению право страны, где наследодатель имел последнее место жительства. Привязка к последнему месту жительства наследодателя использовалась и в ранее действовавшем российском законодательстве (п. 1 ст. 169 ОГЗ 1991 г.). Однако в упомянутых Основах говорилось (в отличие от п. 1 ст. 1224) о последнем «постоянном» месте жительства. Исключение слова «постоянное» едва ли меняет содержание коллизионной привязки: закон, как и ранее, имеет в виду (при квалификации по российскому праву — см. ст. 1187 ГК) обращение к понятию места жительства гражданина, содержащемуся в ст. 20 ГК. Местом жительства наследодателя должно, следовательно, считаться место, где он постоянно или преимущественно проживал. При этом, по смыслу закона, признак преимущественного проживания должен привлекаться лишь при отсутствии первого признака — постоянного проживания (т.е. при отсутствии или невозможности установить место постоянного жительства). Если, например, установить место постоянного проживания наследодателя невозможно, ввиду того что он жил фактически в двух государствах, статутом наследования будет считаться право того из государств, в котором лицо проживало преимущественно.

В таком смысле высказался и Экономический Суд СНГ в решении от 15 января 2002 г. N 01-1/3-2001. Рассматривая по запросу Исполнительного комитета СНГ вопрос о толковании п. 1 ст. 28 и п. 1 ст. 29 Минской конвенции 1993 г., содержащих правила о подсудности и подлежащем применению праве по делам о расторжении брака, Суд указал, что «вопрос о месте жительства надлежит разрешать на основе норм национального, в частности гражданского права государства по месту нахождения суда, устанавливающего свою компетентность». Отметив, что законодательство стран — участниц Конвенции однозначно определяет понятие места жительства как место (населенный пункт) постоянного или преимущественного проживания (кроме Азербайджана, ст. 27 Гражданского кодекса которого устанавливает, что местом жительства признается место, где физическое лицо обычно проживает, и что лицо может иметь несколько мест жительства), Суд признал, что «используемый в нормах гражданского законодательства, определяющих место жительства лица, сочинительный союз «или» является разделительным, что означает употребление его в значении «или то, или это» (что-нибудь одно). Поэтому если лицо, к которому предъявлен иск о разводе, имеет место постоянного жительства, то именно оно должно определять компетентность суда по рассмотрению дела. При наличии у лица нескольких мест жительства и отсутствии при этом места, где он постоянно проживает, подлежит применению второе понятие — «преимущественное проживание». Временное выбытие гражданина, в том числе за границу на определенный срок, не означает потерю им места жительства в государстве его гражданства. Поэтому в данном случае нет оснований для признания его проживания в другом государстве «преимущественным», как это имело место в практике отдельных судов, тем более что нормы национального права о месте жительства применяются для регулирования отношений внутри этого государства».

Суд высказался и относительно места постоянного жительства: «Национальное законодательство не определяет, что понимается под местом постоянного жительства. В доктрине международного частного права под ним понимается «место средоточия жизненных связей лица, центр его существования». Следовательно, является ли место жительства супруга в государстве, гражданином которого он является, местом его постоянного жительства, решается судом на основе выяснения всех обстоятельств, характеризующих его как место «средоточения его жизненных связей» (проживание совместно с ним детей, постоянная работа, длительность проживания, наличие вида на жительство и т.д.)».

В свете данного вопроса имеют значение правила Закона о правовом положении иностранных граждан, согласно которым законно находящиеся на территории России иностранные граждане могут быть временно пребывающими, временно проживающими и постоянно проживающими. К постоянно проживающим отнесены лица, получившие вид на жительство, под которым понимается документ, выдаваемый иностранному гражданину или лицу без гражданства в подтверждение их права на постоянное проживание в России. Лицо, имеющее действительный вид на жительство либо разрешение на временное проживание, либо визу, либо иные предусмотренные федеральным законом или международным договором Российской Федерации документы, подтверждающие право иностранного гражданина на пребывание (проживание) в Российской Федерации, считается законно находящимся в Российской Федерации. Экономический Суд СНГ в упомянутом решении признал, что данные положения должны учитываться судами, разрешающими вопросы компетенции по бракоразводным делам (относительно представления удостоверения личности, подтверждения постоянного или временного проживания и т.д.). Однако это законодательство, как указал Суд, «не служит непосредственно цели установления компетенции по разрешению правовых вопросов с участием иностранных граждан».

Толкование Экономическим Судом понятия места жительства иностранного гражданина имеет, очевидно, общее значение и должно применяться, во-первых, не только по делам о разводе и не только по семейным делам, во-вторых, и за пределами действия Минской конвенции 1993 г.

Абзац 1 п. 1, как и ранее действовавшее российское законодательство, содержит указание на последнее место жительства лица. Это значит, что наличие места жительства должно устанавливаться на момент смерти наследодателя (момент открытия наследства). Следует подчеркнуть, что решающими признаются законы именно страны последнего места жительства, а не страны, где наступила смерть временно находившегося там наследодателя (если речь идет о разных странах).

При квалификации понятия последнего места жительства наследодателя по российскому праву надо также учитывать нормы п. 2 ст. 20 ГК об определении места жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, и лиц, находящихся под опекой: страной их последнего места жительства является страна места жительства их законных представителей (родителей, усыновителей или опекунов) на момент смерти наследодателя.

Определение страны последнего места жительства наследодателя в случае признания его судом умершим может встретить трудности, так как основанием для признания лица умершим является именно отсутствие в течение определенного срока (в России — пяти лет) сведений о месте его пребывания. В данном случае, очевидно, подлежащим применению должно быть признано право страны последнего известного места жительства наследодателя.

Принцип определения статута наследования на основании отсылки к праву страны последнего места жительства наследодателя используется и в некоторых других государствах (например, в Китае, с известными оговорками — в Швейцарии), но чаще соответствующие коллизионные нормы иностранных государств отсылают к личному закону наследодателя, понимаемому либо как закон страны гражданства, либо как закон страны места жительства (домицилия). В ст. 1233 Модели ГК для стран СНГ использована та же привязка, что и в абз. 1 п. 1 комментируемой статьи. Однако Модель дает наследодателю возможность избрать в завещании право страны, гражданином которой он является.

5. Нормы абз. 2 п. 1 являются специальными по отношению к рассмотренной выше общей норме. Это подчеркнуто в абз. 1 п. 1, где в отличие от ранее действовавшего п. 1 ст. 169 ОГЗ 1991 г. содержатся слова «если иное не предусмотрено настоящей статьей».

Пункт 3 ст. 169 ОГЗ 1991 г. тоже содержал особую норму о наследовании недвижимости, однако в нем речь шла только о той недвижимости, которая «находится в СССР». Это создавало почву для различного толкования. Рассмотрение ее в качестве специальной нормы, представляющей собой изъятие из общего правила п. 1 ст. 169, приводило к выводу о том, что наследование недвижимости, находящейся за границей, подпадало под действие общего правила п. 1. В то же время выдвигались — основанные на признании действия для движимого и недвижимого имущества самостоятельных статутов — предложения расширительно толковать одностороннюю норму п. 3 и путем аналогии применять тот же принцип rei sitae к разрешению коллизионных вопросов наследования недвижимости, находящейся за границей.

Коллизионная норма первого предложения абз. 2 п. 1 сформулирована как двусторонняя, охватывающая наследование недвижимости, находящейся как в России, так и за границей.

Право, подлежащее применению к наследованию недвижимого имущества, определяется исходя из места нахождения такого имущества (lex rei sitae). Это соответствует общему принципу определения статута недвижимости (см. ст. ст. 1205, 1213 и комментарий к ним).

6. Относящиеся к недвижимости положения абз. 2 п. 1 содержат помимо рассмотренной выше двусторонней нормы о подчинении наследования недвижимости праву места ее нахождения еще одну (одностороннюю) коллизионную норму, подчиняющую наследование недвижимости, внесенной в государственный реестр в Российской Федерации, российскому праву. Эта норма распространяется на внесенное в государственный реестр России недвижимое имущество независимо от места его нахождения — в России или за границей. Таким образом, наследование находящегося за границей недвижимого имущества, внесенного в государственный реестр России, должно подчиняться не праву страны места его нахождения, а российскому праву. Основные правила о государственной регистрации, в частности, воздушных судов содержит Воздушный кодекс (ст. ст. 32, 33), о регистрации морских судов — КТМ (гл. III), судов внутреннего плавания — КВВТ (ст. 17 и др.). Статья 169 ОГЗ 1991 г. не содержала специальной коллизионной нормы о наследовании такого имущества.

Следует иметь в виду, что подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты относятся в России к недвижимым вещам (ст. 130 ГК). Определяя подлежащее применению право, законодатель учитывал то, что подчинение таких движущихся объектов, внесенных в государственный реестр, закону страны места их нахождения может оказаться случайным, неудобным и затруднительным (см. подробнее комментарий к ст. 1207 применительно к вещным правам на подобные объекты).

7. В п. 2, как и ранее в п. 2 ст. 169 ОГЗ 1991 г., решаются коллизионные вопросы наследования по завещанию, а именно о способности составлять и отменять завещание (завещательная дееспособность) и о форме завещания. При этом в отличие от п. 2 ст. 169 ОГЗ 1991 г., где способность составлять завещание в отношении недвижимого имущества регулировалась особо (вместе с другими вопросами наследования недвижимости), рассматриваемая норма касается наследования как движимого, так и недвижимого имущества.

Поскольку правила п. 2 содержат специальное (по отношению к правилам п. 1) регулирование возникающих при наследовании коллизий, другие, кроме упомянутых в п. 2, коллизионные вопросы наследования по завещанию (например, последствия недействительности завещания, его исполнение) следует решать в соответствии с общими нормами п. 1. Надо заметить, что Модель ГК для стран СНГ (ст. ст. 1233, 1235), предусматривая возможность избрания завещателем права страны, гражданином которой он является, тем самым, очевидно, допускает применение к наследованию по завещанию (не только в отношении завещательной дееспособности и формы завещания) права страны гражданства завещателя.

8. Способность составлять и отменять завещание означает признание лица способным распорядиться своим имуществом на случай смерти. При обращении к российскому праву надо учитывать: положение п. 2 ст. 1118 ГК о том, что завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его составления дееспособностью в полном объеме; нормы ст. 1130 ГК, касающиеся отмены завещания; нормы ст. 21 ГК, раскрывающие общее понятие дееспособности гражданина, и др.

Норма п. 2 подчиняет способность лица к составлению и отмене завещания праву страны, где завещатель имел место жительства (о понятии места жительства см. ст. 1195 и комментарий к ней) в момент составления завещания или акта его отмены. Право страны места жительства завещателя применяется и в том случае, когда завещание было составлено (отменено) за ее пределами, в стране временного пребывания. Если наследодатель в дальнейшем (после составления завещания) изменит место жительства, это может привести к тому, что к завещательной дееспособности будет применено иное — по сравнению с наследственным статутом — право.

9. Право, которому подчинена форма завещания или акта его отмены, определяется в п. 2 особо. Предписывается применять право страны, где завещатель имел место жительства в момент составления завещания (его отмены). Однако допустимо также применить право страны места составления завещания (его отмены) или российское право. Завещатель, очевидно, может составить (отменить) завещание в форме, предусмотренной правом любой из трех упомянутых стран. Выбора завещателем — за этими рамками — подлежащего применению права закон не предусматривает. Надо заметить, что Модель ГК для стран СНГ (ст. 1235) допускает подчинение формы завещания и праву страны гражданства завещателя.

При обращении к российскому праву следует учитывать, что в соответствии со ст. 1124 завещание (под угрозой его недействительности) должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом; в случаях, предусмотренных в законе (п. 7 ст. 1125, ст. 1127, п. 2 ст. 1128 ГК), допускается его удостоверение другими лицами или составление в простой письменной форме, без нотариального удостоверения (см. ст. 1124).

10. Статья 1224 не упоминает специально о выморочном имуществе (при квалификации по российскому праву понятие выморочного имущества определяется в соответствии со ст. 1151 ГК). Если в соответствии с наследственным статутом такое имущество считается переходящим в собственность государства в порядке наследования (а в России государство в силу ст. 1204 ГК и п. 2 ст. 1151 ГК рассматривается как наследник по закону или по завещанию), отношения по его наследованию должны подчиняться тому праву, на которое указывают соответствующие коллизионные нормы ст. 1224 ГК (если, конечно, иное не предусмотрено в международном договоре РФ, см. ниже).

11. Вопросы наследования затронуты в некоторых международных договорах РФ. Таковы нормы Минской конвенции 1993 г., ряда двусторонних договоров о правовой помощи, консульских договоров и конвенций, которые приравнивают в отношении наследования граждан договаривающихся государств («на равных условиях и в том же объеме») к собственным гражданам, т.е. предоставляют в этой области «национальный режим» (например, ст. 44 Минской конвенции 1993 г.). Наряду с нормами о приравнивании указанная Конвенция и некоторые из договоров о правовой помощи (с Албанией, Болгарией, КНДР, Кубой, Монголией, Польшей, Румынией, Чехией и Словакией, Югославией, а также с Азербайджаном, Киргизией, Латвией, Литвой, Молдавией, Эстонией) содержат коллизионные нормы о наследовании (о праве, подлежащем применению к наследованию движимого и недвижимого имущества, к завещательной дееспособности, форме завещания), а также нормы о выморочном имуществе и разграничении компетенции учреждений договаривающихся сторон по делам о наследовании.

Читайте так же:  Полномочия профсоюза

Коллизионные нормы договоров по содержанию близки друг к другу и во многом совпадают с регулированием, содержащимся в ст. 1224. Так, наследование недвижимости во всех упомянутых договорах тоже подчинено праву страны, на территории которой находится имущество, а наследование движимого имущества — праву страны, где наследодатель имел последнее постоянное место жительства (указание на «постоянное» место жительства, как отмечалось выше, не означает, по существу, различия в регулировании). Однако ряд договоров о правовой помощи подчиняет наследование движимости иному, чем ст. 1224 ГК, праву. Так, договоры с Болгарией (п. 1 ст. 32), Венгрией (п. 1 ст. 37), Вьетнамом (п. 1 ст. 35), КНДР (п. 1 ст. 36), Польшей (п. 1 ст. 39), Румынией (п. 1 ст. 37) считают в этом случае определяющим право страны, гражданином которой был наследодатель в момент смерти. Эти коллизионные нормы, будучи нормами международных договоров Российской Федерации, «вытесняют» действие нормы абз. 1 п. 1 комментируемой статьи.

В некоторых договорах (например, с Вьетнамом, Польшей, Чехией и Словакией) есть правила о квалификации понятий движимого и недвижимого имущества. Вопрос о том, какое имущество следует считать движимым, а какое — недвижимым, решается по праву страны, на территории которой находится имущество. Как видно, квалификация этих понятий на основании указанных норм международных договоров, как правило, не расходится с квалификацией их в российском праве (см. п. 2 комментария к рассматриваемой статье).

Есть различия в коллизионном регулировании наследования по завещанию. Так, в отличие от норм п. 2 комментируемой статьи нормы Минской конвенции 1993 г., как и ряда договоров о правовой помощи, подчиняют способность составлять и отменять завещание только праву страны, гражданином которой был наследодатель в момент составления (отмены) завещания; этому же праву (а не праву страны места жительства) подчинена форма завещания.

Например, ст. 41 Договора о правовой помощи с Польшей предусматривает: «1. Способность составлять или отменять завещание, равно как и правовые последствия недостатков волеизъявления, определяются законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой был наследодатель в момент составления или отмены завещания. 2. Форма составления или отмены завещания определяется законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой был наследодатель в момент составления или отмены завещания. Однако достаточно соблюдения законодательства Договаривающейся Стороны, на территории которой было составлено или отменено завещание». Эта норма имеет преимущество перед правилом п. 2 ст. 1224 ГК. Поэтому, в частности, если проживавшее в России лицо на момент составления завещания не имело российского гражданства и при этом завещание было составлено вне России, например в Польше, применять к его форме российское право, как это вытекало бы из п. 2, неправомерно.

В отношении выморочного имущества Минская конвенция 1993 г. (ст. 46) и ряд двусторонних договоров о правовой помощи содержат материально-правовую норму, устанавливая, что если по законодательству, подлежащему применению при наследовании, наследником является государство, то движимое наследственное имущество переходит государству, гражданином которого был наследодатель в момент смерти, а недвижимое — государству, на территории которого оно находится. Эта норма в отношениях со странами — участницами соответствующего международного договора исключает действие коллизионных норм ст. 1224 (см. п. 8 комментария к настоящей статье, а также п. 3 ст. 1186 и комментарий к ней).

Посвященные вопросам наследования нормы Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанной 7 октября 2002 г. в Кишиневе странами — участницами Минской конвенции 1993 г., воспроизводят соответствующие правила Минской конвенции.

В многосторонних конвенциях, которые содержат относящиеся к наследованию коллизионные и материально-правовые нормы, Россия не участвует. Среди них Конвенция о коллизиях законов, касающихся формы завещательных распоряжений, 1961 г., оказавшая значительное влияние на внутреннее законодательство стран-участниц. СССР в свое время подписал Вашингтонскую конвенцию, предусматривающую единообразный закон о форме международного завещания, 1973 г., но не ратифицировал ее.

Судебная практика по ст.19.7 КоАП РФ

Вопрос-ответ по теме

Какова судебная практика по ст. 19.7 КоАП РФ с участием органов занятости населения (т.е. ответственность за непредставление информации в указанный орган)? Поскольку органы занятости не являются органами гос. власти, осуществляющие контроль, привлечение работодателей по ст. 19.7 КоАП РФ за непредоставление сведений в органы занятости, незаконно.

Согласно ст.15 Закона о занятости населения
государственная служба занятости населения включает:

1) уполномоченный Правительством РФ федеральный орган исполнительной власти;

2) органы исполнительной власти субъектов РФ, осуществляющие полномочия в области содействия занятости населения и переданное полномочие по осуществлению социальных выплат гражданам, признанным в установленном порядке безработными;

3) государственные учреждения службы занятости населения.

Федеральный орган исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов РФ являются органами государственной власти, осуществляющими контроль, и вправе составлять протоколы об административном правонарушении, предусмотренном ст.19.7 КоАП РФ (п.86, 87 ст.28.3 КоАП РФ).

Государственные учреждения службы занятости населения таким правом не обладают. В то же время, предоставление информации в орган государственной власти может осуществляться через данные учреждения на основании издаваемых органами гос. власти нормативных актов.

Учитывая изложенное, для определения правомерности составления протокола по ст.19.7 КоАП РФ органами занятости населения необходимо выяснить каким именно органом составлен протокол, в отношении непредоставления какой информации и в какой орган или учреждение.

Также, необходимо отметить, что законами субъектов РФ также может устанавливаться административная ответственность за непредоставление или несвоевременное предоставление работодателями в государственные казенные учреждения службы занятости определенных сведений (например, ст.4.1.3 Закона Краснодарского края от 23.07.2003 № 608-КЗ).

Судебная практика по освобождению от ответственности по ст.19.7 КоАП РФ в связи с тем, что органы занятости населения не являются органами государственной власти, осуществляющими контроль, не сложилась.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

1. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях

«Статья 28.3. Должностные лица, уполномоченные составлять протоколы об административных правонарушениях

2. Помимо случаев, предусмотренных частью 1 настоящей статьи, протоколы об административных правонарушениях вправе составлять должностные лица федеральных органов исполнительной власти, их структурных подразделений и территориальных органов, должностные лица иных государственных органов в соответствии с задачами и функциями, возложенными на них федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации, должностные лица органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в случае передачи им осуществления полномочий Российской Федерации по государственному контролю и надзору на основании федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации о передаче полномочий федеральных органов исполнительной власти для осуществления органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, принятых в соответствии с федеральными законами, либо заключенных в соответствии с федеральным законом соглашений между федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации о передаче осуществления части полномочий, указанные в настоящей статье:

86) должностные лица федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в сфере занятости, — об административных правонарушениях, предусмотренных частью 1 статьи 19.5 и статьей 19.7 настоящего Кодекса;

87) должностные лица органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющих полномочия в области содействия занятости населения, — об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 5.42, 13.11.1, частью 1 статьи 19.5 и статьей 19.7 настоящего Кодекса;».*

2. Постановление мирового судьи судебного участка № 79 в Первомайском судебном районе в городе Омске от 07.04.2015 г. № 5-851-76/2015

«В соответствии с пунктом 1 Положения о Главном управлении, утвержденного Указом Губернатора Омской области от 28 декабря 2006 года № 177, Главное управление является органом исполнительной власти Омской области, осуществляющим полномочия в области содействия занятости населения.

Согласно ч. 3 ст. 25 Закона РФ от 19.04.1991 № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации» работодатели обязаны ежемесячно представлять органам службы занятости, кроме прочего: информацию о наличии свободных рабочих мест и вакантных должностей, созданных или выделенных рабочих местах для трудоустройства инвалидов в соответствии с установленной квотой для приема на работу инвалидов, включая информацию о локальных нормативных актах, содержащих сведения о данных рабочих местах, выполнении квоты для приема на работу инвалидов. п. 5 ч. 4 ст. 16.2 Закона РФ от 19.04.1991 № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации» Информационно-аналитическая система Общероссийская база вакансий «Работа в России» обеспечивает: представление работодателями в органы службы занятости информации о наличии или об отсутствии свободных рабочих мест и вакантных должностей.

В соответствии с приказом Главного управления от 14 октября 2014 года № 49-п «Об отдельных вопросах взаимодействия казенных учреждений службы занятости населения Омской области и работодателей по представлению информации о наличии свободных рабочих мест и вакантных должностей» утвержден Порядок взаимодействия казенных учреждений службы занятости населения Омской области и работодателей по представлению информации о наличии свободных рабочих мест и вакантных должностей (далее — Порядок).

В соответствии с пунктом 2 Порядка центры занятости осуществляют мониторинг представленной работодателем в центр занятости информации о вакансиях по форме согласно приложению к Порядку, которую работодатель представляет в срок не позднее 5-го числа месяца, следующего за отчетным месяцем (форма). Формой информации о наличии свободных рабочих мест и вакантных должностей предусмотрено, что в случае отсутствия вакантных должностей в представляемой форме об этом делается соответствующая отметка. Согласно п. 2 названного порядка работодатель отчитывается в центр занятости, в том числе — если свободных рабочих мест и вакантных должностей не имеется – в срок не позднее 5 числа месяца, следующего за отчетным.

В судебном заседании установлено, что юридическим лицом ООО «ПКФ «Медтехсервис» информация об отсутствии свободных рабочих мест и вакантных должностей в казенное учреждение Омской области «Центр занятости населения Советского административного округа города Омска» за декабрь 2014 года должна была быть представлена в центр занятости не позднее 12 января 2015 года.

Из письма центра занятости от 29 января 2015 года № ХХХ следует, что информация в центр занятости расположенный по адресу ХХХ, ООО «ПКФ «Медтехсервис» за декабрь 2014 года в установленный срок не представлена.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что вина ООО «ПКФ «Медтехсервис» доказана и подтверждается протоколом об административном правонарушении № ХХХ от 26.02.2015; копией письма от 29 января 2015 года № ХХХ с приложением информации о работодателях САО г. Омска, нарушивших требования законодательства о занятости населения от 29.01.2015; сведениями из ЕГРЮЛ, иными материалами дела.

Действия ООО «ПКФ «Медтехсервис» следует квалифицировать по ст. 19.7. КоАП РФ — непредставление должностному лицу сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим должностным лицом его законной деятельности».*

Положительная судебная практика по ст. 12.8 КоАП РФ РФ: лишение водительских прав за управление ТС в состоянии опьянения

Как избежать лишения прав за вождение в нетрезвом виде? Управление транспортным средством в состоянии опьянения — серьезнейшее административное нарушение. Нетрезвый водитель подвергает опасности не только себя, но и других участников дорожного движения. Наказание за такое нарушение вполне сопоставимо с его возможными негативными последствиями.

Последствия нарушения ст. 12.8 КоАП — это всегда длительное лишение прав и крупный штраф. Автомобиль для многих из нас является источником средств к существованию, но даже для непрофессиональных водителей лишение права управления автомобилем на срок от 18 до 24 месяцев кардинально меняет жизненный уклад, создаёт неудобства и препятствия в работе, быту, отдыхе.

Но всегда ли сотрудники ДПС и суды правы, лишая водителей прав за вождение в нетрезвом виде? Есть ли шанс вернуть себе водительское удостоверение, если вас незаконно привлекли к административной ответственности по ст. 12.8. КоАП РФ?

Что делать, если вас привлекают за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения? Положительная практика весьма незначительна, ниже мы приведём практику Верховного Суда РФ, позволяющую обратить внимание на те моменты, которые помогут обжаловать административное наказание.

1. Постановление Верховного Суда РФ от 10.03.2015 г. Дело № 45-АД15-2, Судья Меркулов В.П. По жалобе Томшина А Е на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка № 1 Кушвинского судебного района Свердловской области от 30 апреля 2014 г., решение судьи Кушвинского городского суда Свердловской области от 23 июня 2014 г. и постановление заместителя председателя Свердловского областного суда от 30 сентября 2014 г., вынесенные в отношении Томшина А Е по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Основанием отмены решения о лишении водительских прав послужило нарушение Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/У-05 «Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством» (приложение № 3 к Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г. № 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения»), поскольку заключение о нахождении Томшина А.Е. в состоянии опьянения сделано медицинским работником исключительно на основании клинических признаков опьянения без проведения химико-токсикологического исследования биологических сред с целью определения средств (веществ) или их метаболитов.

Согласно тексту Постановления Верховного Суда РФ от 10.03.2015 г. Дело № 45-АД15-2: Основанием для вынесения постановления о назначении Томшину А.Е. административного наказания по части 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях послужил тот факт, что он 10 марта 2014 г. в 17 часов 00 минут на ул. Строителей в г. Кушва Свердловской области в нарушение пункта 2.7 Правил дорожного движения управлял транспортным средством марки « », государственный регистрационный знак , находясь в состоянии опьянения. С таким решением согласиться нельзя по следующим основаниям. Исходя из положений части 1 статьи 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

По делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, надлежит учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»). В силу части 1.1 статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 настоящей статьи.

При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения. Как усматривается из материалов дела об административном правонарушении, основанием полагать, что водитель Томшин А.Е. находится в состоянии опьянения, послужили выявленные у него сотрудниками ДПС ГИБДД признаки опьянения — резкое изменение окраски кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке (л.д. 8). В результате проведенного сотрудниками ДПС ГИБДД освидетельствования Томшина А.Е. на состояние алкогольного опьянения был получен отрицательный результат (л.д. 8).В связи с наличием признаков опьянения при отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения сотрудники ДПС ГИБДД предъявили Томшину А.Е. требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.По результатам проведенного медицинским работником освидетельствования Томшина А.Е. на состояние опьянения было вынесено заключение о нахождении его в состоянии опьянения, что зафиксировано в соответствующем акте от 10 марта 2014 г. № 22 (л.д. 10). Вместе с тем при вынесении заключения о состоянии опьянения и составлении акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, от 10 марта 2014 г. № 22 медицинским работником не соблюдены требования Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/У-05 «Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством» (приложение № 3 к Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г. № 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения») (далее — Инструкция). Согласно пунктам 11, 12 Инструкции при освидетельствовании во всех случаях осуществляется исследование выдыхаемого воздуха на алкоголь. Результаты исследования выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя заносятся в Акт.

При наличии клинических признаков опьянения и отрицательном результате определения алкоголя в выдыхаемом воздухе отбирается проба биологического объекта для направления на химико-токсикологическое исследование с целью определения средств (веществ) или их метаболитов (за исключением алкоголя), вызвавших опьянение. В пункте 16 Акта указывается, какой биологический объект взят для проведения химико-токсикологического исследования. В соответствии с пунктом 16 Инструкции заключение о состоянии опьянения в результате употребления алкоголя выносится при положительных результатах определения алкоголя в выдыхаемом воздухе при помощи одного из технических средств измерения, проведенного с интервалом 20 минут, или при применении не менее двух разных технических средств индикации на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе с использованием их обоих при каждом исследовании, проведенном с интервалом 20 минут.

Читайте так же:  Бурчин терзиоглу развод

Пунктом 17 Инструкции предусмотрено, что заключение о состоянии опьянения в результате употребления наркотических средств, психотропных или иных, вызывающих опьянение, веществ выносится при наличии клинических признаков опьянения и обнаружении при химико- токсикологическом исследовании биологического объекта одного или нескольких наркотических средств, психотропных или иных, вызывающих опьянение, веществ или их метаболитов, вне зависимости от их концентрации (количества). В силу пунктов 20 и 21 Инструкции результаты химико- токсикологического исследования на наркотические средства, психотропные и иные вызывающие опьянение вещества заносятся в Акт после их получения с вынесением окончательного заключения. Подлинник результатов химико- токсикологического исследования, заверенный подписью специалиста, проводившего исследование, приобщается ко второму экземпляру Акта.

Положительный результат химико-токсикологического исследования является основанием для вынесения заключения о наличии опьянения в соответствии с пунктом 17 Инструкции. Из содержания пунктов 15.1.1, 15.1.2 и 15.2 акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, от 10 марта 2014 г. № 22 следует, что исследование выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя не проводилось (л.д. 10). В пункте 16 данного акта указано, что произведен забор биологических сред, при их исследовании при помощи тестов наркотических средств не выявлено. Сведения о проведении химико-токсикологического исследования биологических сред с целью определения средств (веществ) или их метаболитов в акте отсутствуют. В нарушение приведенных выше требований Инструкции заключение о нахождении Томшина А.Е. в состоянии опьянения сделано медицинским работником исключительно на основании клинических признаков опьянения. Это следует из содержания акта медицинского освидетельствования от 10 марта 2014 г. № 22 и показаний заместителя врача ГБУЗ Свердловской области « » Л проводившей медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 10,62-66). В нарушение требований статей 24.1 и 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях несоблюдение порядка проведения медицинского освидетельствования Томшина А.Е. на состояние опьянения судебными инстанциями принято во внимание не было.

Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, от 10 марта 2014 г. № 22 надлежащей правовой оценки по правилам статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не получил. Кроме того, при производстве по делу об административном правонарушении были допущены нарушения процессуальных требований, установленных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Так, 13 марта 2014 г. дело об административно правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении Томшина А.Е. поступило на рассмотрение мировому судье судебного участка № 1 Кушвинского судебного района Свердловской области (вх. № 673) (л.д. 5). Материалы дела позволяют сделать вывод о том, что данное дело было принято мировым судьей к производству, назначено к рассмотрению и рассматривалось по существу. Об этом свидетельствуют извещения Томшина А.Е. о необходимости его явки в суд (л.д. 14, 15, 24, 26), а также ссылки на это обстоятельство защитника Н в ходатайстве от 17 апреля 2014 г. (л.д. 35). Определением мирового судьи судебного участка № 1 Кушвинского района Свердловской области от 31 марта 2014 г. протокол об административном правонарушении в отношении Томшина А.Е. был возвращен в ГИБДД для устранения недостатков (л.д. 3). Вместе с тем, возвращая протокол об административном правонарушении, мировой судья не учел, что возвращение протокола возможно только при подготовке дела к судебному рассмотрению и не допускается при рассмотрении дела об административном правонарушении по существу, поскольку часть 2 статьи 29.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не предусматривает возможности вынесения определения о возвращении протокола и иных материалов органу или должностному лицу, составившим протокол, по результатам рассмотрения дела. Подобная позиция отражена в пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».

В соответствии с частью 1 статьи 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о совершении административного правонарушения составляется протокол, за исключением случаев, предусмотренных статьей 28.4, частями 1 и 3 статьи 28.6 указанного Кодекса. Исходя из положений указанной нормы, протокол об административном правонарушении составляется с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Согласно части 4.1 данной статьи в случае неявки физического лица, или законного представителя физического лица, или законного представителя юридического лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, если они извещены в установленном порядке, протокол об административном правонарушении составляется в их отсутствие. Копия протокола об административном правонарушении направляется лицу, в отношении которого он составлен, в течение трех дней со дня составления указанного протокола.

Из протокола об административном правонарушении усматривается, что после его возвращения должностным лицом в него были внесены изменения в части указания места совершения административного правонарушения (л.д. 6). При этом в материалах дела отсутствуют данные, свидетельствующие о том, что Томшин А.Е. извещался о внесении изменений в протокол об административном правонарушении, а также о вручении ему копии протокола с внесенными в него изменениями. Приведенные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что при составлении протокола об административном правонарушении были допущены существенные процессуальные нарушения требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, которые не были приняты во внимание мировым судьей и вышестоящими судебными инстанциями. В силу положений частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение. При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка № 1 Кушвинского судебного района Свердловской области от 30 апреля 2014 г., решение судьи Кушвинского городского суда Свердловской области от 23 июня 2014 г. и постановление заместителя председателя Свердловского областного суда от 30 сентября 2014 г., вынесенные в отношении Томшина А.Е. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене.

Производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении Томшина А.Е. подлежит прекращению на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 названного Кодекса — в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные постановления.На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации постановил: жалобу Томшина А.Е. удовлетворить. Постановление мирового судьи судебного участка № 1 Кушвинского судебного района Свердловской области от 30 апреля 2014 г., решение судьи Кушвинского городского суда Свердловской области от 23 июня 2014 г. и постановление заместителя председателя Свердловского областного суда от 30 сентября 2014 г., вынесенные в отношении Томшина А.Е. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

2. Постановление Верховного Суда РФ от 25.09.2015 г. Дело № 41-АД15-17, Судья Меркулов В.П. По жалобе Круть В В на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка № 1 Белокалитвинского судебного района Ростовской области от 19 февраля 2015 г., решение судьи Белокалитвинского городского суда Ростовской области от 12 марта 2015 г. и постановление заместителя председателя Ростовского областного суда от 26 мая 2015 г., вынесенные в отношении Круть В В по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Основанием отмены решения о лишении водительских прав в данном случае также явилось нарушение Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/У-05 «Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством» (приложение № 3 к Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г. № 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения»), а именно, то, что исследование вопреки пункту 16 инструкции не было проведено дважды с интервалом в 20 минут.

Согласно тексту Постановления Верховного Суда РФ от 25.09.2015 г. Дело № 41-АД15-17: В соответствии с частью 1.1 статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 данной статьи. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

В силу части 6 названной статьи освидетельствование на состояние алкогольного опьянения и оформление его результатов, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. № 475 утверждены Правила освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов (далее — Правила). В силу пункта 3 указанных Правил достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке.

Направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит: при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при несогласии с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения; при наличии достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Как усматривается из материалов дела, основанием полагать, что водитель Круть В.В. находится в состоянии опьянения, послужило наличие выявленных у него сотрудником ДПС ГИБДД признаков опьянения — запах алкоголя изо рта и поведение, не соответствующее обстановке (л.д. 4, 6). От прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения Круть ВВ. отказался. В соответствии с пунктом 10 Правил в связи с наличием признаков опьянения и отказом от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения Круть В.В. был направлен на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (л.д. 6). Порядок проведения медицинского освидетельствования установлен Инструкцией по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/У-05 «Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством» (приложение № 3 к Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г. № 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения»). По результатам медицинского освидетельствования Круть ВВ. было вынесено заключение о нахождении его в состоянии опьянения, что зафиксировано в соответствующем акте от 19 января 2015 г. № 3 (л.д. 9).

Вместе с тем при проведении медицинского освидетельствования, вынесении заключения о состоянии опьянения и составлении акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения от 19 января 2015 г. № 3 медицинским работником не соблюдены требования Инструкции. Согласно пункту 11 Инструкции при освидетельствовании во всех случаях осуществляется исследование выдыхаемого воздуха на алкоголь. Результаты исследования выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя заносятся в Акт. В соответствии с пунктом 16 Инструкции заключение о состоянии опьянения в результате употребления алкоголя выносится при положительных результатах определения алкоголя в выдыхаемом воздухе в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, при помощи одного из технических средств измерения, проведенного с интервалом 20 минут, или при применении не менее двух разных технических средств индикации на наличие алкоголя в выдыхаемом воздухе с использованием их обоих при каждом исследовании, проведенном с интервалом 20 минут.

В пункте 16 Акта отмечается, что забор биологического объекта для химико-токсикологического исследования не осуществлялся. Из содержания акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, от 19 января 2015 г. № 3 следует, что исследование выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя проведено Круть ВВ. однократно, повторное исследование выдыхаемого воздуха с интервалом 20 минут не проводилось (л.д. 9). Данное обстоятельство подтверждено врачом МБУЗ Белокалитвинского района «»Центральная районная больница» Х в ходе судебного разбирательства (л.д. 35-36, 38). Таким образом, медицинским работником нарушен порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения. В нарушение приведенных выше требований Инструкции заключение о нахождении Круть ВВ. в состоянии опьянения сделано медицинским работником на основании одного результата определения алкоголя в выдыхаемом воздухе, произведенного при помощи технического средства измерения.

Вопреки положениям статей 24.1 и 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях несоблюдение порядка проведения медицинского освидетельствования Круть ВВ. на состояние опьянения оставлено судебными инстанциями без должного внимания. Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения от 19 января 2015 г. № 3 надлежащей правовой оценки по правилам статьи 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не получил. Допущенное врачом при проведении медицинского освидетельствования нарушение Инструкции с учетом того обстоятельства, что результат проведенного однократного исследования выдыхаемого воздуха незначительно превышает допустимую концентрацию абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе, не позволяет признать заключение врача об установленном у Круть ВВ. состоянии опьянения объективным. В силу положений частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

3. Постановление Верховного Суда РФ от 07.09.2015 г. Дело № 81-АД15-3, Судья Никифоров С.Б. По жалобе Сергеева И.В. на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 1 Ленинск-Кузнецкого района Кемеровской области от 23 апреля 2014 г. и постановление заместителя председателя Кемеровского областного суда от 27 октября 2014 г., вынесенные в отношении Сергеева И.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Причиной отмены решения о лишении водительских прав послужило неверное указание индекса в извещении о проведении судебного рассмотрения, ввиду чего водитель был лишён возможности участия в судебном процессе (т.к. не был извещён надлежащим образом).

Содержание текста Постановление Верховного Суда РФ от 07.09.2015 г. Дело № 81-АД15-3: Согласно части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Судебный порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях подразумевает обязательное создание судом условий, необходимых для осуществления права на защиту лицом, привлекаемым к административной ответственности. Частью 2 статьи 25.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлено, что дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, предусмотренных частью 3 статьи 28.6 названного Кодекса, либо если имеются данные о надлежащем извещении лица о месте и времени рассмотрения дела и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Согласно пункту 4 части 1 статьи 29.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при рассмотрении дела об административном правонарушении судья выясняет, извещены ли участники производства по делу в установленном порядке, а также причины их неявки, и принимает решение о рассмотрении дела в отсутствие указанных лиц либо об отложении рассмотрения дела.

23 апреля 2014 г. мировой судья судебного участка N 1 Ленинск-Кузнецкого района Кемеровской области рассмотрел дело об административном правонарушении в отсутствие Сергеева И.В., признав его виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Разрешая данное дело, мировой судья указал, что Сергеев И.В. надлежащим образом извещен о месте и времени рассмотрения дела, имеется почтовое уведомление с отметкой «Истек срок хранения».

Вместе с тем с указанными выводами мирового судьи согласиться нельзя.

Читайте так же:  Внутренний аудит приказ о

В соответствии с абзацем 2 пункта 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» лицо, в отношении которого ведется производство по делу, считается извещенным о времени и месте судебного рассмотрения и в случае, когда из указанного им места жительства (регистрации) поступило сообщение об отсутствии адресата по указанному адресу, о том, что лицо фактически не проживает по этому адресу либо отказалось от получения почтового отправления, а также в случае возвращения почтового отправления с отметкой об истечении срока хранения, если были соблюдены положения Особых условий приема, вручения, хранения и возврата почтовых отправлений разряда «Судебное», утвержденных Приказом ФГУП «Почта России» от 31 августа 2005 г. N 343.

Как усматривается из материалов дела об административном правонарушении, извещение о месте и времени рассмотрения дела было направлено Сергееву И.В. по адресу, указанному в протоколе об административном правонарушении и иных документах. В материалах дела имеется возвращенный в адрес судебного участка конверт, который вопреки утверждению мирового судьи в постановлении не содержит отметки о причине возврата в суд по истечении срока хранения, на данном конверте в качестве причины возврата указано «Отсутствие адресата по указанному адресу» (л.д. 16).

При этом в жалобе Сергеев И.В. заявляет, что он не был извещен о месте и времени рассмотрения дела, был лишен возможности реализовать свое право на защиту, по сведениям, представленным ФГУП «Почта России», отправление с идентификатором (возвращенное письмо с извещением на л.д. 16) по месту его жительства не доставлялось.

В подтверждение данных обстоятельств Сергеевым И.В. в числе прочих документов приложено к жалобе сообщение УФПС Кемеровской области — филиал ФГУП «Почта России» от 11 июня 2015 г. N 27.12-10/2166, из которого следует, что в связи с неправильным указанием на конверте почтового индекса письмо было заслано в отделение почтовой связи Кемерово 650010, а при оформлении досыла ошибочно направлено по обратному адресу. Эти сведения согласуются с информацией отслеживания почтовых отправлений по внутрироссийскому почтовому идентификатору, которая не содержит данных о попытках вручения письма адресату, из нее следует, что после засыла письмо возвращено отправителю на Ленинск-Кузнецкий почтамт, то есть возвращено в адрес судебного участка. В силу положений части 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица. Объективных данных, подтверждающих поступление почтового отправления адресату, не имеется, доказательства, позволяющие сделать вывод о том, что Сергеев И.В. был извещен о месте и времени рассмотрения дела, отсутствуют.

Исходя из положений части 1 статьи 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности. В данном случае порядок рассмотрения дела об административном правонарушении был нарушен, поскольку дело было рассмотрено 23 апреля 2014 г. мировым судьей без участия Сергеева И.В. в отсутствие данных о его надлежащем извещении о месте и времени рассмотрения дела. В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение. При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка N 1 Ленинск-Кузнецкого района Кемеровской области от 23 апреля 2014 г. и постановление заместителя председателя Кемеровского областного суда от 27 октября 2014 г., вынесенные в отношении Сергеева И.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене. С учетом того, что на момент рассмотрения в Верховном Суде Российской Федерации жалобы Сергеева И.В. срок давности привлечения его к административной ответственности, установленный частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, истек, производство по данному делу об административном правонарушении в силу положений пункта 4 части 2 статьи 30.17 и пункта 6 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях подлежит прекращению в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации, постановил: жалобу Сергеева И.В. удовлетворить. Постановление мирового судьи судебного участка N 1 Ленинск-Кузнецкого района Кемеровской области от 23 апреля 2014 г. и постановление заместителя председателя Кемеровского областного суда от 27 октября 2014 г., вынесенные в отношении Сергеева И.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по данному делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 6 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

4. Постановление Верховного Суда РФ от 22.10.2015 г. Дело № № 4-АД15-9, Судья Никифоров С.Б. По жалобе на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка № 35 Домодедовского судебного района Московской области от 14 июля 2015 г. и постановление заместителя председателя Московского областного суда от 9 сентября 2015 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Причиной отмены решения о лишении водительских прав послужило то, что мировой судья немотивированно отверг показания свидетелей в пользу водителя.

Исходя из текста Постановления Верховного Суда РФ от 22.10.2015 г. Дело № № 4-АД15-9: В соответствии с абзацем 1 пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. № 1090 (далее — Правила дорожного движения), водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения. Частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в редакции, действовавшей на момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Царева В.В. к административной ответственности) установлена административная ответственность за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения.

Как следует из материалов дела, 25 апреля 2015 г. должностным лицом 7 батальона ДПС 2 полка ДПС (Южный) ГИБДД ГУ МВД России по Московской области в отношении Царева В.В. составлен протокол № | об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которому 25 апреля 2015 г. в 22:00 часа в районе д. 8 по ул. 25 лет Октября г. Домодедово Московской области Царев В.В. в нарушение пункта 2.7 Правил дорожного движения управлял транспортным средством, находясь в состоянии опьянения. 14 июля 2015 г. по результатам рассмотрения дела Царев В.В. был признан мировым судьей судебного участка № 35 Домодедовского судебного района Московской области виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. С таким решением согласиться нельзя.

В соответствии со статьей 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений. Согласно статье 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в числе иных обстоятельств по делу об административном правонарушении выяснению подлежит наличие события административного правонарушения; лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые названным Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, а также его виновность в совершении административного правонарушения.

Субъектом административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, является водитель транспортного средства. В силу пункта 1.2 Правил дорожного движения водителем признается лицо, управляющее каким-либо транспортным средством. В ходе производства по делу Царев В.В. отрицал совершение им административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оспаривая факт управления транспортным средством. При этом Царев В.В заявлял, что 25 апреля 2015 г. в момент, относящийся к обстоятельствам, послужившим основанием для привлечения его к административной ответственности, находился по адресу: Московская область, г. Домодедово, ул. 25 лет Октября, д. 8. Транспортное средство было припарковано и не трогалось с места. Аналогичные доводы Царев В.В. приводил в жалобе, поданной в Московский областной суд, а также ссылается на них и в настоящей жалобе.

Для проверки доводов Царева В.В. мировым судьей был допрошен командир взвода 7 батальона ДПС 2 полка ДПС (Южный) ГИБДД ГУ МВД России по Московской области Б | утверждавший, что автомобиль под управлением Царева В.В., осуществлял движение по Каширскому ш. г. Домодедово и был остановлен у д. 8 по ул. 25 лет Октября г. Домодедово Московской области. Показания должностного лица ГИБДД были положены мировым судьей в основу вывода о виновности Царева В.В. в совершении вмененного ему административного правонарушения. Вместе с тем эти доказательства вступают в противоречие с показаниями свидетелей Б | и А | данными в рамках судебного разбирательства по известным им обстоятельствам, из которых следует, что 25 апреля 2015 г. примерно в 22:00 часа они находились возле ТЦ «Любимый», расположенного у д. 8 по ул. 25 лет Октября г. Домодедово Московской области, автомашина была припаркована на стоянке, Царев В.В. транспортным средством не управлял. Показаниям указанных лиц мировым судьей дана критическая оценка, однако, мотивы, по которым достоверными относительно обстоятельств вмененного административного правонарушения признаны одни доказательства и отвергнуты другие, в обжалуемом постановлении фактически не приведены, возникшие противоречия не устранены, оценка доводам Царева В.В. о том, что транспортным средством он не управлял, не дана. Кроме того, в подтверждение своих доводов Царев В.В. ходатайствовал об истребовании записи с видеорегистратора автомобиля ДПС за 25 апреля 2015 г. Соответствующее ходатайство мировым судьей было удовлетворено, однако, истребованная запись по запросу мирового судьи не поступила, в судебном заседании исследована не была. Ответа из ГИБДД относительно истребованной видеозаписи в адрес мирового судьи также не поступило. Иных доказательств, которые могли бы объективно свидетельствовать о том, что в указанные выше месте и время Царев В.В. управлял транспортным средством, в ходе производства по делу добыто не было.

Из содержания частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях следует, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина, а неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица. При изложенных данных, с учетом конкретных обстоятельств дела и приведенных выше положений частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях невозможно сделать однозначный вывод о том, что Царев В.В. управлял транспортным средством и является субъектом вмененного ему административного правонарушения.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение. При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка № 35 Домодедовского судебного района Московской области от 14 июля 2015 г. и постановление заместителя председателя Московского областного суда от 9 сентября 2015 г., вынесенные в отношении Царева В.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене.

Производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых вынесены постановления по настоящему делу. На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, постановил: жалобу Царева В.В. удовлетворить. Постановление мирового судьи судебного участка № 35 Домодедовского судебного района Московской области от 14 июля 2015 г. и постановление заместителя председателя Московского областного суда от 9 сентября 2015 г., вынесенные в отношении Царева В.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить. Производство по делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Подводя итоги вышеприведенной судебной практики, для тех, кому грозит привлечение к ответственности по ст. 12.8 КоАП РФ, можно рекомендовать настаивать именно на направлении на медицинское освидетельствование. Другими основаниями такого направления, кроме отказа от прохождения освидетельствования, может быть несогласие с результатами освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, либо наличие достаточных оснований полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, при отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения. Так же важно правильно вести себя с сотрудниками ДПС, знать свои права и обязанности сотрудников, получить все необходимые документы. Только в этом случае обжалование лишения водительских прав будет иметь перспективы.

Теперь коротко о документах: — Первый документ это протокол об отстранении от управления транспортным средством (ст.27.12 КоАП РФ). В нем указываются основания для отстранения от управления ТС, и данные о понятых, их подписи, а также подпись водителя привлекаемого к административной ответственности и подпись должностного лица. Далее: Для привлечения водителя к административной ответственности за управление ТС в состоянии опьянении необходимо установление состояния опьянения актом освидетельствования на месте или актом медицинского освидетельствования. Акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения оформляется сотрудником ГИБДД прямо на месте остановки транспортного средства. Тут важно присутствовали понятые непосредственно, при освидетельствовании, а так же могут ли они подтвердить, что именно Вы были за рулём, и при них осуществлялось отстранение Вас от управления транспортным средством. Если понятые не смогут подтвердить данные обстоятельства, будучи вызванными в суд, то заявляется ходатайство об исключении протоколов из числа доказательств на основании ч.3 ст.26.2 КоАП РФ, поскольку данные письменные доказательства добыты с нарушением закона.

В отношении освидетельствования на месте, если Вы все-таки согласились на него: Обратите внимание на акт освидетельствования: там есть графа, где указан результат освидетельствования в цифровом выражении, он должен соответствовать результату на чеке от портативного от портативного алкометра, обратите внимание на время, так же учитывайте, что п.135 Административного регламента (Приказ МВД №185 от 02.03.2009 года) требует наличия на бумажном носителе подписей понятых и водителя.

Медицинское освидетельствование: В случае направления вас на медицинское освидетельствование сотрудник ГИБДД должен был составить протокол о направлении в медучреждение для проведения этого мероприятия. Посмотрите, какое из трёх оснований направления указал сотрудник ГИБДД. Помните, что если сотрудник ГИБДД освидетельствование на месте не проводил и вы не отказывались от освидетельствования, то в данном случае у него не было оснований для направления вас на мед. освидетельствование к доктору на состояние алкогольного опьянения. И даже если вы прошли медицинское освидетельствование, оно считается незаконным. Акт медицинского освидетельствования на состояние алкогольного опьянения составляется врачом. При врач должен пройти специальную подготовку по проведению освидетельствования (Приказ Минздрава России от 14 июля 2003 г. N 308). В акте должна быть указана дата выдачи свидетельства о подготовке, срок действия которому три года. Если срок прошел, то медработник не имел права проводить медицинское освидетельствование.При анализе акта медицинского освидетельствования обратите внимание на то, все ли графы заполнены медработником, никакие зачеркивания не допустимы. Все исправления должны быть заверены медработником до выдачи вам копии акта. Сверьте время начала освидетельствования и время взятия пробы выдыхаемого воздуха со временем на бумажном носителе. Были ли взяты вторые пробы, и если да, то через какое время (по инструкции – не ранее 20 минут). Так же важно, каким прибором проведено исследование, разрешен этот прибор к применению в настоящее время? Когда была проведена калибровка и поверка,

Составление протокола об административном правонарушении: Обратите внимание на время место составления протокола, соответствуют ли эти данные действительности. Позаботьтесь о том, что бы в протокол были внесены данные свидетелей – пассажиров, ваших родственников, знакомых, кто был с Вами в автомобиле. Внимательно прочитайте, в чем заключается ваше нарушение, указан ли пункт ПДД, это должно быть п.2.7 ПДД РФ. Какая статья КоАП РФ вменяется. Обязательно указывайте о своём несогласии с нарушением.

По окончании всех обязательных процедур, получив копии всех документов, постарайтесь без промедления связаться с адвокатом, который специализируется на защите по делам об административных нарушениях в сфере дорожного движения.