Признание права собственности на движимое имущество судебная практика

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21 марта 2017 г. N 33-КГ17-3 Суд отменил принятое определение о признании отсутствующим права ответчика на земельный участок по делу о признании права собственности на земельный участок, поскольку суд не выяснил, зарегистрировано ли право собственности истца на спорный земельный участок в ЕГРП и продолжает ли он владеть данным участком

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н. и Асташова С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску ЗАО «Племенной завод «Черново» к Мараевой Л.И. о признании права собственности отсутствующим, прекращении права собственности, об исключении записи из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о признании права собственности на земельный участок, взыскании государственной пошлины

по кассационной жалобе Мараевой Л.И. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., выслушав объяснения представителей Мараевой Л.И. — Дружинина Е.В., Дружининой С.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителей ЗАО «Племенной завод «Черново» Хомченко М.В., Кутейникова И.Е., Нурекенова И.С., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

ЗАО «Племенной завод «Черново» (далее — Общество) обратилось в суд с иском к Мараевой Л.И. о признании права собственности Мараевой Л.И. на земельный участок отсутствующим, прекращении данного права собственности, об исключении записи из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о признании права собственности Общества на спорный участок, взыскании государственной пошлины.

Решением Гатчинского городского суда Ленинградской области от 2 марта 2016 г. в удовлетворении исковых требований Общества отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г. решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Общества о признании права Мараевой Л.И. отсутствующим, признании права собственности на земельный участок, взыскании судебных расходов отменено, принято новое решение, которым признано отсутствующим право Мараевой Л.И. на земельный участок площадью . кв.м по адресу: . область, . район, ТОО «Рейзино», массив: Участок . рабочий участок . кадастровый номер . За Обществом признано право собственности на указанный земельный участок. С Мараевой Л.И. в пользу Общества взысканы судебные расходы на уплату госпошлины в размере 6000 руб. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителя содержится просьба об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г., как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 17 февраля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Общество является правопреемником ТОО «Рейзино» (далее — Товарищество), которое создано в 1992 году в процессе реорганизации сельскохозяйственного предприятия совхоза им. . и учредительный договор которого подписан 26 марта 1992 г. (т. 1, л.д. 73-78).

Для обеспечения деятельности Товарищества учредители образовали уставный фонд, который состоял из имущественных и земельных паев участников Товарищества, переданных в коллективно-долевую собственность Товарищества (пункт 5.1 учредительного договора).

18 октября 1993 г. Товариществу выдано свидетельство о праве собственности N 6212 на землю сельхозугодий площадью . га (. кв.м) (т. 1, л.д. 111).

Согласно кадастровому паспорту земельный участок общей площадью . кв.м, расположенный по адресу: . область, . район, . ТОО «Рейзино», поставлен на кадастровый учет 30 декабря 1994 г. с присвоением кадастрового номера . (т. 1, л.д. 127).

Галушкина Д.М. при реорганизации совхоза . являясь владельцем земельного пая (доли) в размере . баллогектаров, вступила в число учредителей ТОО «Рейзино».

2 июня 1996 г. Галушкина Д.М. умерла.

13 февраля 1998 г. Мараевой Л.И. государственным нотариусом Гатчинской государственной нотариальной конторы Бурхановой Д.А. выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию после умершей Галушкиной Д.М. В состав наследственного имущества вошел земельный пай, который принадлежал умершей на основании свидетельства на право собственности на землю, выданного 27 февраля 1996 г. комитетом по земельным ресурсам и землеустройству администрации Гатчинского района Ленинградской области (т. 2, л.д. 88).

26 декабря 2006 г. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним зарегистрировано право собственности Мараевой Л.И. на земельную долю в размере . баллогектаров в праве общей долевой собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения с кадастровым номером . (т. 1, л.д. 232).

29 сентября 2010 г. за ответчиком Мараевой Л.И. зарегистрировано право собственности на земельный участок площадью . кв.м по адресу: . рабочий участок . кадастровый номер . (т. 1, л.д. 202).

Данный участок выделен ответчиком для ведения сельского хозяйства из земельного участка с кадастровым номером . принадлежащего на праве собственности истцу, и поставлен на кадастровый учет 9 августа 2010 г.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что Общество не представило доказательств внесения Галушкиной Д.М. своего земельного пая (доли) в качестве учредительного взноса в созданное при реорганизации совхоза Товарищество. Кроме того, суд первой инстанции указал, что истцом пропущен срок исковой давности для обращения в суд за защитой нарушенного права с данными требованиями.

Отменяя решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований о признании отсутствующим права Мараевой Л.И. на земельный участок и признании за Обществом права собственности на указанный земельный участок и удовлетворяя требования в отмененной части, суд апелляционной инстанции исходил из того, что имеющимися в деле доказательствами, в том числе учредительным договором Товарищества, подтверждается факт внесения работниками совхоза . своих земельных паев (долей) в уставный капитал Товарищества. В связи с этим суд пришел к выводу о том, что земельный пай, полученный Галушкиной Д.М. при реорганизации совхоза в 1992 году, передан ею в уставный капитал Товарищества, учредителем которого она являлась, в связи с чем после смерти Галушкиной Д.М. полученный ею земельный пай не мог входить в состав наследственного имущества и у Мараевой Л.И. право собственности на земельный пай, а затем и на земельный участок возникнуть не могло.

Между тем судом апелляционной инстанции не было учтено следующее.

Статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что защита гражданских прав осуществляется в том числе путем признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; иными способами, предусмотренными законом.

Согласно статье 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В соответствии со статьей 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Как видно из материалов дела, одними из заявленных Обществом требований были требования о признании отсутствующим у ответчика права собственности на спорный земельный участок и о признании права собственности за истцом на этот земельный участок.

Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем совместном постановлении Пленумов от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (пункты 58, 59) разъяснил, что лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности.

Если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права.

В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими (пункт 52 вышеуказанного постановления).

По смыслу данных выше разъяснений, предъявление иска о признании права отсутствующим возможно в случае, если нарушенное право не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения.

Следовательно, исковые требования о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим и признании за лицом права собственности на то же недвижимое имущество являются взаимоисключающими.

Читайте так же:  Доверенность на юриста цена

Между тем суд апелляционной инстанции в нарушение названных разъяснений рассмотрел и удовлетворил взаимоисключающие требования Общества о признании отсутствующим у ответчика права собственности на земельный участок и о признании права собственности за истцом на этот участок.

Вместе с тем, из приведенных выше разъяснений следует, что возможность обращения как с требованием о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим, так и с требованием о признании за лицом права собственности на недвижимое имущество предоставлена лицу, в чьем владении находится имущество.

Однако материалы дела не содержат сведений о нахождении указанного выше имущества во владении Общества.

Доводам о том, что право Общества на спорный земельный участок в ЕГРП не зарегистрировано, поскольку в результате выдела Мараевой Л.И. данного участка в счет своей земельной доли из земельного участка с кадастровым номером . право собственности Общества на спорный участок прекратилось, а также доводам о том, что спорный участок из владения Общества выбыл и находится в ее пользовании, суд апелляционной инстанции оценки не дал.

Каких-либо выводов о том, зарегистрировано ли право собственности Общества на спорный земельный участок в ЕГРП и продолжает ли Общество владеть данным участком, апелляционное определение в нарушение части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не содержит.

Допущенные нарушения являются существенными и могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г. и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Признание права собственности

Иск о признании права собственности – один из основополагающих способов защиты вещных прав. Как правило, данным иском для признания права пользуются чтобы устранить сомнения в принадлежности права собственности заявителю, в связи с тем, что такие сомнения мешают собственнику полноценно реализовывать свои правомочия.

Некоторые юристы при этом говорят, что в данном случае право собственности уже имеется, но оно оспаривается или не признается другими лицами. Согласиться с такой точкой зрения нельзя, с помощью иска о признании права собственности право на вещь может приобретаться впервые, первоначально. Кроме того, права на недвижимость возникают с момента их регистрации. Решение суда может как констатировать, так и создавать право собственности впервые.

Иск о признании права собственности через суд

Признание права собственности через суд — основной порядок признания права, хотя закон в некоторых случаях признает возможность признания права в административном порядке (например, в случае с узаконением самовольных построек некоторые считают такой процедурой дачную амнистию, хотя это не совсем верно).

Истцом по данному иску будет лицо, претендующее на получение права собственности или его подтверждение. Ответчиком является лицо оспаривающее данное право, игнорирующее его, считающее себя настоящим собственником вещи.

Данный иск может быть заявлен как первоначальный, а также как встречный. Следует заметить, что как встречный заявляется независимо от того, является ли первоначальное требование вещно – правового характера.

Оснований для признания права собственности много, приведем наиболее частые случаи признания права собственности в качестве примера:

  • В порядке наследования;
  • В порядке приватизации;
  • По давности владения;
  • На самовольную постройку;
  • На находку;
  • При изготовлении вещи для себя.
  • признание права собственности на земельный участок;
  • признание права собственности на квартиру (жилое помещение);
  • на другие вещи (на гараж, а также на движимое имущество).

Перечень является открытым, существует множество других оснований.

При разрешении спора суд обязан исследовать наличие всех юридических фактов, свидетельствующих о приобретении права собственности истцом. Для правильного разрешения дела устанавливается цепочка прошлых собственников вещи до того лица, право собственности которого не может вызывать сомнений.

Нужно осторожно использовать указанный иск как способ преодолеть требования закона о госрегистрации прав (например, о составе документов). Во многих случаях данные действия могут быть квалифицированы как попытка обхода закона.

Для признания права собственности необходимо установить совокупность следующих фактов:

  • Объект права (вещь) существует реально, в натуре.
  • Возможность идентифицировать вещь по конкретным признакам (индивидуальная определенность);
  • Ответчиком действительно оспаривается или игнорируется право истца (т.е. действительно есть спор);
  • Все юридические факты в соответствии с конкретным основанием иска.

Судебное решение о признании права собственности является основанием для государственной регистрации прав на недвижимое имущество.

Требование носит имущественный характер, что сказывается на довольно существенной государственной пошлине по данной категории споров (особенно при признании права на недвижимость).

Судебная практика о признании права собственности

Приводим пример судебной практики о признании права собственности на квартиру, отрывок из судебного решения:

Мы осуществляем платные юридические консультации и предоставляем юридические услуги по судебному представительству в Екатеринбурге и других городах. Консультация юриста через онлайн — консультант осуществляется бесплатно. Если вам нужен юрист или адвокат по делу о признании права собственности, позвоните нам по телефону. Вы можете использовать форму и задать вопрос юристу на нашем сайте. Мы защитим Ваши законные интересы или посоветуем квалифицированного, опытного, надежного, компетентного в конкретном споре адвоката или юриста.

Судебная практика по признанию права собственности

Примеры судебных решений о признании права собственности:

Исковое заявление о признании права собственности

Скачать бланк искового заявления о признании права собственности можно на странице примеров и образцов исковых заявлений.

Обзор судебной практики рассмотрения дел по спорам, связанным с защитой права собственности и иных вещных прав, рассмотренным арбитражным судом Вологодской области в 2007 – 2008 годах.

Обзор судебной практики рассмотрения дел по спорам, связанным с защитой права собственности и иных вещных прав, рассмотренным арбитражным судом Вологодской области в 2007 — 2008 годах

1. Общие положения.
Требования, направленные на защиту нарушенных или оспариваемых вещных прав участников экономической деятельности, составляют существенную долю исков, поступающих на рассмотрение арбитражного суда. В качестве одного из средств защиты нарушенного (оспоренного) права Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает возможность признания права. Одним из видов прав, которое возможно признать в судебном порядке, является право собственности.
В 2007 — 2008 г.г. арбитражным судом Вологодской области рассмотрено 645 дел с применением норм о праве собственности и иных вещных правах, из них исковые требования удовлетворены по 474 делам.
Право собственности относится к абсолютному праву, иск для защиты абсолютного права может быть направлен против каждого лица, нарушающего право. В то же время следует отметить, что иски о признании права собственности предъявляются не только к лицу, нарушающему право, но и к иным лицам, не претендующим на объект. Данная тенденция вызвана необходимостью юридического оформления существующих прав на недвижимое имущество в целях устранения неопределенности в праве на недвижимое имущество.
Традиционно, большая часть исков о признании права собственности обусловлена отсутствием у истцов правоустанавливающих документов в отношении объектов недвижимого имущества, построенных хозяйственным способом, как в советский период, так и в настоящее время, при этом зачастую у истцов отсутствует весь комплект разрешительной документации, позволяющий зарегистрировать право собственности в установленном законом порядке.
Споры о признании права, рассматриваемые судом, можно разделить на три группы. В первую группу входят споры о признании права собственности со ссылкой на пункты 1, 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации, во вторую — споры о признании права собственности в силу приобретательной давности (статья 234 Гражданского кодекса Российской Федерации), в третью — споры о признании права собственности на самовольную постройку (пункт 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Отдельно следует выделить встречающиеся в практике рассмотрения дел споры о признании права собственности на объекты недвижимого имущества, истцами по которым выступают потребительские кооперативы (гаражно — строительные, жилищные и т.п.).
Кроме споров о признании права собственности судом также рассматриваются дела о признании иных вещных прав, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации (например, права хозяйственного ведения), а также споров, связанных с защитой права собственности и иных вещных прав (виндикационные иски, споры о выделе в натуре доли в праве общей собственности и др.).
2. Споры о признании права собственности на основании статей 213, 218 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Право собственности лица на имущество, приобретенное на основании сделки об отчуждении этого имущества, может быть признано судом только в том случае, если истцом подтверждено право собственности лица, отчуждавшего это имущество.
Закрытое акционерное общество «Череповецспецстрой» обратилось в арбитражный суд Вологодской области с иском о признании права собственности на объект недвижимости — третий и четвертый этаж административно-бытового корпуса.
В обоснование иска было указано, что спорное имущество было приобретено в 2000 году у АООТ «Череповецстроймеханизация», которое в настоящее время ликвидировано и исключено из государственного реестра юридических лиц, в связи с чем зарегистрировать переход права собственности в установленном законом порядке невозможно.
Судом было установлено, что истец приобрел спорный объект недвижимости по договору купли-продажи в 2000 году у АООТ «Череповецстроймеханизация», оплата по договору произведена истцом полностью. АООТ «Череповецстроймеханизация» было создано в результате приватизации государственного предприятия, при этом при формировании уставного капитала создаваемого в порядке приватизации акционерного общества, спорный объект недвижимости вошел в план приватизации. Таким образом, АООТ «Череповецстроймеханизация» обладало правом отчуждения спорного имущества.
Поскольку на день рассмотрения дела АООТ «Череповецстроймеханизация» было ликвидировано, а право собственности продавца на отчуждаемое имущество подтверждено, суд удовлетворил заявленные требования по основаниям, предусмотренным статьей 213, пунктом 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации (дело № А13-8547/2008).

Читайте так же:  Ходатайство о снятие дисциплинарного взыскания образец

Если на момент предъявления иска о признании права собственности истец фактически не владеет спорным объектом, вопрос о его праве собственности может быть разрешен только в рамках виндикационного иска, при рассмотрении которого обеспечивается возможность установления добросовестности приобретения имущества и его надлежащего собственника, соединения права и фактического владения, а также защита владельца правилами об исковой давности.

Вологодское областное отделение общественно — государственного Фонда социального развития России «Возрождение» (далее — Фонд) обратилось в арбитражный суд Вологодской области с иском к предпринимателям о признании права собственности на здание. В обоснование заявленных требований истец указал, что право собственности Фонда на указанное здание, которым в настоящее время владеют и пользуются ответчики, возникло на основании договора благотворительного пожертвования, заключенного в 1996 году. Ответчики требования не признали, указав, что право собственности на спорное имущество было ими приобретено на основании договоров купли-продажи у лица, право собственности которого было зарегистрировано в установленном законом порядке, их право собственности также зарегистрировано в установленном законом порядке в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, вследствие чего они являются добросовестными приобретателями имущества.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из следующего.
На момент предъявления иска истец не владеет спорным объектом, следовательно, исходя из системного толкования статей 12, 223, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации вопрос о его праве собственности может быть разрешен только в рамках виндикационного иска (иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения). Постановлениями апелляционной и кассационной инстанций решение суда первой инстанции оставлено без изменения (дело № А13-2846/2007).

При уклонении лица, передавшего недвижимое имущество в результате совершенной сделки, от государственной регистрации перехода права собственности, исковые требования о признании права собственности, заявленные лицом, получившим имущество, не подлежат удовлетворению.

Общество с ограниченной ответственностью «Сельхозхимия» (далее — ООО «Сельхозхимия») обратилось в арбитражный суд Вологодской области с иском о признании права собственности на объект недвижимости — пункт технического обслуживания. В обоснование исковых требований истец указал, что спорный объект недвижимости в 2000 году внесен в качестве вклада в уставный капитал общества тремя юридическими лицами, представив в качестве доказательств наличия оснований возникновения права собственности учредительный договор общества ООО «Сельхозхимия», договоры о передаче вклада в уставной капитал истца, а также акты приема — передачи спорного имущества.
Судом было установлено, что юридические лица, передавшие недвижимое имущество в уставный капитал истца, не ликвидированы и являются действующими организациями.
Поскольку в ходе рассмотрения дела было установлено, что фактически причиной обращения истца в арбитражный суд с иском о признании права собственности послужило уклонение лиц, передавших спорный объект в уставный капитал ООО «Сельхозхимия», от государственной регистрации перехода права собственности, суд вынес решение об отказе в иске, указав, что в данном случае право истца должно защищаться способом, предусмотренным пунктом 3 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть посредством обращения с иском о государственной регистрации перехода права собственности. Ответчиками в этом случае должны выступать лица, передавшие имущество истцу, а Управление Федеральной регистрационной службы по Вологодской области должно быть привлечено к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (дело № А13-6114/2008).

3. Споры о признании права собственности в силу приобретательной давности (статья 234 Гражданского кодекса российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо — гражданин или юридическое лицо, — не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность). Согласно пункту 4 той же статьи течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301 и 305 Гражданского кодекса Российской Федерации, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям.
Пунктом 3 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

В целях установления срока приобретательной давности государственное предприятие до момента его приватизации нельзя считать лицом, владевшим имуществом как своим собственным.

Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд Вологодской области с иском о признании права собственности на здание общежития в силу приобретательной давности. В обоснование заявленных требований истец указал, что в срок, в течение которого он добросовестно, открыто и непрерывно владеет общежитием, следует засчитывать время, когда здание находилось во владении его правопредшественника — государственного предприятия.
Суд отказал истцу в удовлетворении исковых требований в связи с тем, что к моменту предъявления иска о признании права собственности на недвижимое имущество, установленный законом срок приобретательной давности не истек, указав следующее.
До проведения приватизации государственного предприятия (правопредшественника истца) путем преобразования его в акционерное общество, спорное имущество являлось государственной собственностью и могло находиться у названного лица только в полном хозяйственном ведении либо передано ему государством на иных основаниях без изменения права собственности. Следовательно, государственное предприятие до момента его приватизации нельзя считать лицом, владеющим имуществом как своим собственным, поскольку предприятие владело имуществом по иному основанию при определенности субъекта права собственности. В связи с этим, время, в течение которого государственное предприятие владело спорным объектом, не может быть включено в период, по истечении которого лицо приобретает право собственности на данный объект в силу приобретательной давности (дело № А13-10413/2007).

Обязательным условием приобретения права собственности на недвижимое имущество по основанию, предусмотренному статьей 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, является непрерывность владения таким имуществом в течение всего срока приобретательной давности, установленного законом.

Общественно — государственное объединение «Всероссийское физкультурно — спортивное общество «Динамо» (далее — Общество) обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с иском о признании права собственности на здание плавательного бассейна указав, что названное здание, расположенное в городе Вологде, после введения его в 1968 году в эксплуатацию по решению исполнительного комитета Вологодского областного Совета депутатов трудящихся безвозмездно передано на баланс Общества. С этого момента здание числится на балансе истца, Общество несет расходы по его содержанию, вследствие чего право собственности истца на спорное имущество возникло в силу приобретательной давности в соответствии со статьей 234 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Решением суда в удовлетворении исковых требований Обществу было отказано, при этом суд указал следующее.
Одним из обязательных признаков приобретения права на недвижимое имущество в силу приобретательной давности является непрерывность владения таким имуществом в течение пятнадцати лет. В то же время, согласно имеющимся в материалах дела сведениям, спорное имущество в 1993, 1995 годах передавалось во владение УВД Вологодской области. В этой связи судом сделан вывод о том, что в данном случае отсутствует установленный статьей 234 Гражданского кодекса Российской Федерации признак непрерывности владения недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет, вследствие чего оснований для признания за Обществом права собственности на здание в силу приобретательной давности в соответствии со статьей 234 Гражданского кодекса Российской Федерации не имеется.
Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций решение суда первой инстанции оставлено без изменения (дело № А13-6296/2007).

4. Cпоры о признании права собственности на самовольную постройку.

В силу императивного указания закона самовольная постройка изъята из гражданского оборота и права на нее не подлежат государственной регистрации, в том числе и как на объект, не завершенный строительством (ст. 8, 129 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Исходя их положений пункта 1 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации в корреспонденции со статьей 130 Гражданского кодекса Российской Федерации, статусом самовольной постройки может обладать только объект недвижимого имущества. При этом наличие государственной регистрации права собственности лица на самовольную постройку в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним не является основанием для отказа в иске о сносе такой постройки.
В статье 222 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплено три самостоятельных признака самовольной постройки. Для определения ее таковой достаточно наличия хотя бы одного из них:
— возведение постройки (жилого дома, другого строения, сооружения или иного недвижимого имущества) на земельном участке, не отведенном для этих целей в установленном законом и иными правовыми актами порядке;
— возведение постройки без получения на это необходимых разрешений;
— возведение постройки с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.
В соответствии с пунктом 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка, при условии, если сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, а также не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Право собственности на самовольную постройку может быть признано за лицом только в том случае, если земельный участок, на котором она расположена, принадлежит лицу на вещном праве, предусмотренном пунктом 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также при наличии доказательств, подтверждающих отсутствие нарушения прав других лиц и создания угрозы жизни и здоровью граждан.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд Вологодской области с иском о признании права собственности на надстройку третьего этажа производственной базы. В обоснование исковых требований истец сослался на пункт 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации. При рассмотрении дела судом было установлено, что двухэтажное здание производственной базы, а также земельный участок, на котором оно расположено, принадлежат истцу на праве собственности, при этом надстройка третьего этажа указанной производственной базы была проведена обществом при отсутствии разрешения на строительство, за счет собственных средств.
Поскольку из материалов дела усматривалось, что надстройка третьего этажа производственной базы создана истцом на земельном участке, принадлежащем ему на праве собственности, за счет собственных средств, и сохранение названной самовольной постройки не нарушает права и законные интересы других лиц, не создает угрозу жизни и здоровью людей, строительство объекта произведено в соответствии со стандартами, нормами и требованиями безопасной эксплуатации, что подтверждалось соответствующим заключением, представленным истцом в материалы дела, исковые требования общества были удовлетворены (дело № А13-9256/2008).

Читайте так же:  Пособие при сокращении штатов в районах приравненных к северу

Право собственности лица на самовольную постройку не может быть признано, если земельный участок, на котором она расположена, принадлежит истцу на ином праве, нежели права, предусмотренные пунктом 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд Вологодской области с иском о признании права собственности на подкрановые пути, расположенные в городе Бабаево Вологодской области. В обоснование исковых требований истец указал, что подкрановые пути построены им в 1998 году без получения в установленном порядке разрешения на строительство, ввиду чего невозможно сдать объект в эксплуатацию и провести государственную регистрацию права собственности.
В ходе рассмотрения дела судом было установлено, что строительство спорных подкрановых путей осуществлялось без получения соответствующего разрешения на строительство, а земельный участок, на котором они расположены, предоставлен истцу на праве аренды с разрешенным использованием — для размещения здания склада. Поскольку вещных прав на земельный участок под спорным объектом, перечисленных в пункте 3 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, у общества не имелось, в иске было отказано (дело № А13-4752/2008).

При квалификации объекта недвижимого имущества в качестве самовольной постройки следует учитывать, что на ряд объектов недвижимого имущества в предусмотренных законом случаях разрешения на строительство не требуется. Доводы сторон об отсутствии оснований для получения такого разрешения подлежат проверке судом в рамках рассмотрения каждого конкретного спора.

Мэрия города Череповца обратилась в арбитражный суд Вологодской области с иском к предпринимателю о сносе самовольной постройки — хозяйственно-складских помещений, пристроенных к зданию торгового центра. В обоснование заявленных требований истец указал, что названные помещения созданы в отсутствие разрешения на строительство, а также с нарушением градостроительных норм и правил. Ответчик, возражая в отношении заявленных требований, пояснил, что спорные помещения, созданные на принадлежащем ему на праве собственности земельном участке, являются строением вспомогательного использования по отношению к зданию торгового центра, который также принадлежит предпринимателю на праве собственности, следовательно, градостроительные нормы и правила им не нарушены (не требуется наличие градостроительного плана земельного участка) и получение разрешения на строительство спорных помещений также не требуется в силу подпункта 3 пункта 17 статьи 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации. При рассмотрении данного дела судом установлено, что указанные помещения используются для торговли промышленной группой товаров и оказания услуг.
Суд первой инстанции удовлетворил иск в полном объеме, указав следующее.
Хозяйственно-складские помещения, используемые в качестве автомагазина, автомастерской и шиномонтажа, нельзя признать строениями вспомогательного использования, так как по отношению к зданию торгового центра они не выполняют вспомогательную или обслуживающую функцию. Коль скоро созданный ответчиком объект, поименованный как хозяйственно — складские помещения, позволяет его использование и используется в настоящее время в качестве объекта, не являющегося вспомогательным по отношению к основному объекту (главной вещи) — торговому центру, то изначально для его строительства необходимо было получить соответствующее разрешение, так как вспомогательными объектами недвижимого имущества могут являться лишь такие объекты, использование которых возможно исключительно для обслуживания главной вещи, объединенной со вспомогательным объектом общим назначением (статья 135 Гражданского кодекса Российской Федерации). Таким образом, для создания спорных помещений было необходимо получить разрешение на строительство в установленном законом порядке и указанные помещения, созданные в отсутствие такого разрешения, являются самовольной постройкой, подлежащей сносу осуществившим её лицом.
Решение суда первой инстанции оставлено без изменения апелляционной инстанцией (дело № А13-10566/2007).

5. Споры о признании права собственности на объекты недвижимого имущества, истцами по которым выступают потребительские кооперативы (гаражно — строительные, жилищные и т.п.) не подведомственны арбитражному суду.

Потребительский кооператив по эксплуатации гаражей-стоянок обратился в арбитражный суд Вологодской области с иском о признании права собственности на гаражные боксы. Согласно представленных суду документов, истец являлся некоммерческой организацией, созданной в форме специализированного потребительского кооператива. Анализ положений устава кооператива и представленных суду документов подтверждал тот факт, что названный кооператив создан гражданами, объединившимися на добровольной основе для удовлетворения потребностей членов кооператива в строительстве, приобретении и эксплуатации гаражей-стоянок, а спорный объект был создан на паевые взносы граждан — членов кооператива.
Определением суда производство по делу было прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, при этом суд указал следующее.
Правоотношения по данному спору связаны с правами граждан, которые возникли в силу пункта 4 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации. Гражданские правоотношения по таким спорам не подпадают под подведомственные арбитражному суду дела, к которым отнесены экономические споры, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, предусмотренные статьями 27, 28, 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (дело № А13-5256/2008).
Данные выводы были подтверждены Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в определении от 11.12.2007 по делу № 14149/07.

6. Споры о признании права вещных прав.

Нахождение имущества на балансе предприятия само по себе не подтверждает наличие права хозяйственного ведения в отношении данного имущества, если отсутствует решение собственника о закреплении имущества за предприятием на праве хозяйственного ведения.

Муниципальное унитарное предприятие обратилось в арбитражный суд Вологодской области с иском о признании права хозяйственного ведения на ряд объектов движимого и недвижимого имущества, имеющихся на его балансе.
Суд отказал в удовлетворении исковых требований, указав следующее.
По смыслу пункта 1 статьи 299 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также с учетом положений статей 8, 131 Гражданского кодекса Российской Федерации право хозяйственного ведения муниципального унитарного предприятия на движимое имущество возникает на основании решения собственника о закреплении такого имущества за предприятием с момента передачи имущества, право хозяйственного ведения на недвижимое имущество возникает на основании решения собственника о закреплении имущества за предприятием на праве хозяйственного ведения с момента государственной регистрации права.
Поскольку истцом не представлено доказательств закрепления собственником спорного имущества за предприятием на праве хозяйственного ведения, правовых оснований для удовлетворения иска не имеется. В этой связи суд также отметил, что нахождение имущества на балансе предприятия само по себе не подтверждает наличие права хозяйственного ведения в отношении данного имущества (дело № А13-11353/2007).

7. Споры о выделе в натуре доли в праве общей долевой собственности на имущество.

Выдел в судебном порядке в натуре доли в праве общей собственности на земельный участок в рамках реализации соответствующего полномочия собственника, предусмотренного пунктом 3 статьей 252 Гражданского кодекса Российской Федерации, возможен лишь в том случае, если земельный участок, принадлежащий сторонам на праве общей долевой собственности, может быть разделен на самостоятельные земельные участки, обладающие признаками индивидуально определенной вещи.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд Вологодской области с иском к закрытому акционерному обществу о выделе в натуре Ѕ доли в праве общей собственности на земельный участок в соответствии со статьей 252 Гражданского кодекса российской Федерации. Ответчик, также являющийся собственником Ѕ доли в праве общей собственности на указанный земельный участок, возражал против удовлетворения исковых требований.
При рассмотрении данного дела судом было установлено, что на спорном земельном участке имеются объекты недвижимого имущества, принадлежащие как истцу, так и ответчику на праве собственности.
Для определения того, делимым или неделимым является названный земельный участок, а также для определения возможного варианта раздела земельного участка в случае его отнесения к делимым участкам и соблюдения баланса интересов сторон, судом была назначена землеустроительная экспертиза.
Из заключения эксперта, а также из его пояснений, данных в судебном заседании, следовало, что спорный земельный участок может быть разделен на пять частей разной площади одна из которых неделима и может находиться в общей долевой собственности сторон. Разделение спорного земельного участка на два самостоятельных участка с разрешенным использованием — для эксплуатации и обслуживания зданий производственного назначения без установления права общей долевой собственности на одну из частей земельного участка невозможно.
Проанализировав материалы дела, суд пришел к выводу о невозможности выдела в натуре принадлежащей истцу Ѕ доли в праве общей долевой собственности на земельный участок и отказал в удовлетворении исковых требований, исходя из следующего.
По смыслу статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации, доля в праве общей собственности на земельный участок может быть выделена из общего имущества участников общей долевой собственности только в том случае, если земельный участок, принадлежащий сторонам на праве общей долевой собственности, является делимым, то есть может быть разделен на самостоятельные земельные участки того же целевого назначения, что и исходный земельный участок, сформированные в соответствии с требованиями землеустройства и обладающие признаками индивидуально определенной вещи. При выделе доли в натуре ни один из вновь образованных участков не может находиться в общей долевой собственности. Постановлением суда кассационной инстанции указанное решение оставлено без изменения. При этом суд кассационной инстанции указал, что правомерность изложенных выводов о порядке выдела земельных участков в счет доли из земельного участка, находящегося в общей долевой собственности, подтверждается и положениями вступившей в действие 24.10.2008 главы I.1 Земельного кодекса Российской Федерации (дело № А13-7012/2007).

Подводя итог, необходимо отметить, что, в целом, судебная практика рассмотрения дел по спорам, связанным с защитой права собственности и иных вещных прав, сформирована. Возникающие в ходе рассмотрения таких дел проблемы: определение надлежащего ответчика по делу, подведомственность споров, формирование доказательственной базы при наличии сложного, оценочного характера представляемых доказательств, разрешаются судом при рассмотрении каждого конкретного дела.