Пособие для художника по свету

Уроки рисования. 12 книг, которые научат рисовать в любом возрасте

Не важно, собираетесь ли вы стать художником или просто хотите научиться визуально передавать свои идеи — важно делать это технично. Мы подобрали 12 книг, которые помогут вам донести до аудитории тонкие оттенки души и смысла — все то, что вы хотели сказать.

Возможность рисовать каждый день наполняет жизнь смыслом и сделает вас счастливее.

1. Как понять акварель

А вы облизывали кончик кисточки с акварелью? Помните, какая она была сладкая на вкус? Она по-прежнему такая же сладкая и ждет вас. В этом пособии известный художник и опытный преподаватель Том Хоффманн раскрывает тайны акварельной живописи и делится профессиональными хитростями. Вы научитесь ДУМАТЬ, как акварелист.

Приручить эту непослушную краску, которая завораживает своей спонтанностью, передает игру света и эмоции, еще никогда не было так легко.

Автор фото — @dariasham

2. Рисование. Полное руководство

Если вы настроены серьезно и хотите учиться только у лучших, берите книгу известного итальянского художника и профессора Миланской академии изобразительного искусства Джованни Чиварди. Это подробное пособие для тех, кто любит рисовать и хочет повысить свой уровень мастерства, освоив все аспекты и техники рисования. На страницах книги вы найдете подробные поэтапные иллюстрации создания портретов, фигуры человека в одежде, обнаженной натуры, кистей рук и стоп, групп людей, природных и городских пейзажей.

3. Акварельные пейзажи

Правильная кисть и хороший наставник — вот, что нужно для пейзажной акварели. Советы мастера красивых, наполненных светом и воздухом рисунков, Терри Харрисона позволят вам легко и уверенно рисовать. Вы узнаете, как добиваться нужных эффектов и осознанно орудовать кистями. Вам покорятся удивительные по красоте пейзажи: венецианские улочки, заснеженные равнины, тропические пляжи и многие другие.

Пройдите 10 захватывающих пошаговых уроков из книги и вы поймете, что акварельные пейзажи доступны не только Айвазовскому.

Автор фото — @allalsk

Подписаться на рассылку
по творчеству

4. Скетчинг маркерами с Анной Расторгуевой

Скетчи Анны Расторгуевой необыкновенно притягательные — сочные, яркие, элегантные. От брокколи до резного тронного зала на далеком острове. Вы узнаете, как выбирать маркеры, выстраивать композицию, вести скетчбук. В книге описаны шесть главных жанров скетчинга: натюрморт, интерьер, репортажные зарисовки, портрет, кулинарная книга, путевой дневник.

Отбросьте робость, выбирайте сюжет по душе, берите маркер в руки и делайте эту жизнь ярче

5. Акварель без правил

У книги говорящее название. И вы ощутите безграничную свободу, вдохновение и радость от того, что с акварелью можно вот так — без правил, дерзко и размашисто. Вместе с профессиональной художницей Джин Хейнс вы отправитесь в красочное путешествие. Все, что нужно для упражнений по этой книге — пара тюбиков краски, две кисти, бумага, соль, зубная щетка и вода. Помните — процесс важнее результата.

Это не книга, а сплошная акварельная медитация

6. Буква к букве

Нас окружают буквы. Желают доброго утра с экранов, когда мы просыпаемся, беседуют с нами днем из писем рабочей почты. Поддерживают, когда нам трудно. Успокаивают, когда нам грустно. У каждой — свое настроение. Вы умеете его угадывать? А создавать это настроение? Леттеринг — занятие душевное и полезное. Освоив простые приемы, вы увидите, что леттеринг подходит для самых разных задач: оформления приглашений, открыток, афиш, постеров, книг. В книге теория, практика и много примеров шрифтов и композиций.

Вы научитесь делать красивые открытки для близких. И постеры — непременно с любимыми цитатами. Заполнять арт-буки. Самовыражаться, в конце концов.

7. Дневник художника-натуралиста

Наблюдательность помогает любить жизнь. Джон Мюр Лоуз, уверен, что в лесу дневник как бинокль — помогает разглядеть главное и ощутить жизнь во всей полноте. В этой великолепной и объёмной (300 страниц!) книге уместилось невероятное количество ценных советов: вы узнаете, как выбирать материалы, правильно рисовать животных и растения, пейзажи и небо. Вы научитесь работать цветными карандашами, маркерами, шариковой ручкой и акварелью.

Слушать лесное караоке и наслаждаться каждым моментом, который пропитан запахом брусники и творчеством — вот что такое быть художником-натуралистом.

Начнёте замечать то, чего раньше не видели: падающую тень от листа, чистые природные краски, рябь воды, отражение солнца. — Разворот из книги

8. Акварельный скетчинг

Мир полон цвета. Глянцевая вишня, бордовый клен, ромашковые поля — ах! Но с приходом зимы буйство красок исчезает, а после захода солнца воцаряется темнота. Сохранить цвет поможет акварель! Эта книга — настоящая история в картинках с ворохом полезных советов и дельных замечаний, проиллюстрированная необычными и яркими скетчами автора. Феликс неподражаем: легко и непринужденно, вперемежку с интересными фактами и советами, он излагает нужную и важную теорию.

Читаешь книгу — и заряжаешься уверенностью: у меня все получится!

В книге необычные смелые яркие иллюстрации, малоизвестные хитрости и небанальные советы по скетчингу от современного художника.

9. Акрил для начинающих

Еще одна красивая книга про рисование. В этот раз — акрилом! Вы будете работать с акриловыми красками в течение двух недель. Шаг за шагом — каждый день новая картина. Предложенные сюжеты придутся по вкусу как новичкам, так и опытным художникам: помогут углубить технику или потренироваться. Это интенсивный курс для любителей акрила, который раскроет приемы и способы построения изображения и многое другое.

14 дней — 14 картин

В акриловой живописи легко исправить и маленькие, и большие огрехи. Проявите спонтанность, интуицию и страсть.

10. Ботаническая иллюстрация цветными карандашами

Акварельные карандаши — это что-то новенькое: они легки в обращении и ценятся за возможность передавать мелкие детали с высокой точностью. С помощью карандашей можно достичь таких же потрясающих эффектов, как при рисовании красками. Энн Свон научит делать подмалевки, работать в технике наслоения и полировать красочный слой, подбирать и смешивать цвета.

Долой стереотипы! Карандашами уже давно рисуют не только дети в детских садах. Новый мир ждет вас.

В книге можно почерпнуть для себя новые знания и обрести вдохновение для самостоятельной работы

11. Вы сможете рисовать через 30 дней

Яркая книга, которая вдохновит вас на то, чтобы найти свое истинное призвание и следовать ему. Внутри — вкусные истории. Полезные упражнения. И море. Море вдохновения на каждой странице. Эта книга написана в поддержку вашего внутреннего голоса, твердящего, что вы можете дать этому миру нечто особенное.

Автор фото — @nad3v.

12. Мечтать не вредно

Если вам кажется, что в какой-то другой жизни вы могли бы быть известным художником, это не так. Вы можете быть великолепным художником в этой жизни. Надо только как следует начать мечтать об этом. О том, как это «как следует», вам расскажет эксперт по реализации любой мечты Барбара Шер.

Эта книга про самоподдержку, приручение драконов страхов, вдохновение и смелость. Чтобы приступить к созданию жизни своей мечты, вам не нужны мантры, самогипноз, программы закаливания характера или новая зубная паста. Вам нужны практические методики решения проблем, навыки, умение планировать и доступ к необходимым ресурсам.

Чтобы приступить к созданию жизни своей мечты, вам не нужны мантры, самогипноз, программы закаливания характера или новая зубная паста.

Научитесь этому и вы шаг за шагом начнете превращать свою жизнь в ту, о которой всегда мечтали.

Подписаться на рассылку
по творчеству

«У вас такая классная рассылка, даже книгу можно не покупать» — говорят наши подписчики. Хотите и вы узнавать о книгах-новинках про творчество, рисование, писательство? Тогда оставляйте почту, будем присылать вам полезные обзоры про творческие книги.

Хогарт Б. — Игра света и тени для художников: Учебное пособие

Какие удивительные изобразительные возможности хранит в себе обыкновенная тень и самый примитивный свет. Бесконечные. Автор книги на простых, но наглядных примерах постепенно вводит читателя — юного художника или человека, который уже попробовал свои силы в искусстве, в мир света и тени, которые вместе рисуют правдоподобный портрет реальности.

Книга начинается с простых примеров. Что такое тень. Тень — это силуэт от какого-либо объекта, когда последний закрывает собой часть листа холста от солнечных лучей. Казалось бы, что тень — это просто темное пятно. Но в руках опытного художника даже оно может сказать очень многое. Затем к тени добавляется свет. Сначала в виде бликов — участков, засвеченных солнечными лучами, отвесно падающими на поверхность предмета. Оказывается, одного-двух выверенных бликов достаточно, чтобы показать объем предмета, указать на взаимное расположение предметов в пространстве, показать перспективу.

Затем к тени и блику добавляются различные виды света. При грамотном их использовании они позволяют художнику изобразить на холсте практически любой предмет, существо или явление. И в книге на многочисленных примерах показано, каких высот можно достичь, постигнув таинство использования света и тени.

Постепенно усложняющиеся примеры наглядно показывают, как стоит пользоваться выразительными средствами — светом, тенью, перспективой, а также как увидеть в композиции тот нерв, который и делает из обыкновенного наброска сильный, художественный, живописный рисунок.

Уроки для художников по свету от Нейла Фрейзера

Уроки сценического освещения. Часть 1. Введение

Нейл Фрейзер: «Работая над этой статьёй, я предпринял попытку перечислить, чего мы стремимся достичь с помощью сценического освещения. Конечно, не всё из сказанного будет верным в каждом конкретном случае, получившийся список — это моя попытка как можно полнее ответить на этот вопрос».

Итак, сценическое освещение:

  • даёт нам возможность видеть происходящее на сцене,
  • характеризует место и время действия пьесы,
  • сообщает нам о настроении сцены,
  • высвечивает те места, которые особенно важно видеть,
  • придаёт сцене необходимую привлекательность,
  • подчёркивает жанр и стиль пьесы,
  • покоряет нас специальными эффектами.

Работа художника по свету заключается как раз в том, чтобы знать, как достичь всего этого наиболее эффективным способом (конечно, в соавторстве с другими людьми : режиссёром,художником-постановщиком и т. д.) Это знание включает в себя несколько аспектов, которые мы обсудим в рамках этого курса, а именно:

Для начала отметим, что первые три пункта (угол, форма и цвет) характеризуют сам свет, тогда как последние два (движение и композиция) описывают то, как мы используем этот свет для создания световых картин.

Все пять составляющих жизненно необходимы: с их помощью мы рассказываем историю, создаём настроение или просто передаём зрителям определённую информацию. То, как мы это делаем, зависит от того, что мы успели узнать о природе света, о том, как он работает — этот опыт мы получаем, накапливаем и систематизируем всю свою жизнь, с самого рождения.

Опираясь на эти знания, художники по свету решают, под каким углом будет освещаться каждая сцена, какими должны быть цвет и форма лучей, как всё это выстроится, и как будет меняться в соответствии с замыслом пьесы. Зрители тоже не остаются в стороне. Они становятся экспертами по интерпретации световых картин, хотя зачастую не осознают этого. С этой точки зрения мы можем говорить об эффективномосвещении-то есть, о таком освещении, которое позволяет зрителям уловить смысл и ощутить настроение световой сцены.

Для большей части световых решений не существует понятий «правильно» или «неправильно», и это очень важно, поскольку позволяет художнику по свету реализовывать его собственное понимание, собственный стиль. Однако Нейл Фрейзер настоятельно советует начинающим художникам по свету уточнять и развивать свои идеи в сторону эффективного освещения. Для этого существует несколько способов.

1. Практика. Используйте каждую возможность протестировать ваши идеи, пробовать что-то новое, исследовать и творить,

2. Наблюдение. Везде — в помещениях и на улице, в кино и в реальном мире — обращайте внимание на свет и определяйте, каким образом он был получен и как вы сможете воссоздать его на сцене.

3. Обучение. Учитесь у живописцев использовать свет и выстраивать композицию своих картин.

Хорошими примерами могут стать творения Рембрандта, Караваджо или Дэвида Хокни.

Самое главное — начать размышлять о том, как «работает» свет и как мы можем это использовать. Это — первое практическое задание для тех, кто хочет стать настоящим профессионалом в области сценического освещения.

В следующем выпуске серии — «Getting an angle on lighting» — Нейл Фрейзер рассказывает о том, как выбрать правильный угол для освещения. Желаем вам творческих успехов!

Часть 2. Найти нужный угол

Во втором уроке Нейл Фрейзер отвечает на вопрос, откуда должен падать свет на сцену, рассказывает о различных углах освещения и предлагает целый ряд полезных упражнений для построения световых картин.

Выбирая угол, под которым падает свет, важно найти компромисс между тем, насколько ясно публика видит освещаемый объект, и драматическим восприятием этого объекта. Прекрасно, когда воплощаются обе идеи, но часто одна из них вытесняет другую. Например, так происходит, когда кто-то пытается сделать объект более заметным для зрителей и убирает тени, придающие ему нужный характер.

Обычно, глядя на угол, под которым падает свет, мы можем предположить, где расположен его источник. Сложнее определить, какой именно источник излучает свет: солнце, настольная лампа или уличный фонарь. Так, интерпретируя свет на сцене, публика может и не провести аналогии между углом падения света и знакомым ей реальным источником света.

Основные углы освещения

Ниже перечислены пять основных углов, характеризующие расположение источника света по отношению к освещаемому объекту:

  1. Горизонтальный (плоский) свет – свет, падающий прямо на объект по линии взгляда зрителя
  2. Задний свет – свет, исходящий сзади и сверху
  3. Боковой свет – свет со стороны на уровне объекта
  4. Верхний свет – источник расположен прямо над объектом
  5. Рамповый свет – источник расположен перед объектом снизу

Совместив некоторые из этих направлений, можно получить также:

  • Верхний передний свет – свет сверху и спереди объекта
  • Диагональный свет – свет сверху в сторону от объекта

Выбор угла освещения зависит от того, что мы хотим сообщить зрителю. Поэтому давайте представим эмоциональное значение этих углов.

Комбинируем углы освещения

Читайте так же:  Медицинская страховка по всему миру

Использование нескольких источников света на сцене делает световую картину интереснее. Ниже приводятся несколько замечаний по этому поводу:

  1. Эффект от источников света, расположенных под основными углами по отношению к объекту, может сильно отличаться от того, что получается в результате их комбинации. Сочетая разные углы освещения, мы должны помнить о том, какой вклад вносит каждый источник света в общую картину. Например, один угол используется для придания картине ясности, а другой – для создания драматического света.
  2. Каждый художник по свету знает, что присутствие в схеме освещения сильного доминирующего источника света делает световую картинку более привлекательной. Можно предположить, что сильный ключевой свет воспринимается нами как приятный на подсознательном уровне (как это происходит в ясный солнечный день). Это можно использовать: сделать один источник света более сильным, чем другой, нетрудно, а выглядит это хорошо.
  3. Следует помнить, что использование слишком большого числа углов освещения делает общую картину размытой или пересвеченной. Видно хорошо, но смотреть не интересно. Здесь (как и во многих других ситуациях) работает поговорка «лучше меньше, да лучше».
  4. Свет на сцене способен «передвигать» объект, например, приближать или удалять его. Это хорошо заметно, когда вы используете задний свет, который в сочетании с другими углами освещения приобретает реальную силу: создавая ореол вокруг объекта, он будто подталкивает его по направлению к зрителю, подчёркивает его форму, демонстрирует его трёхмерность.

Обычно способы, которыми художник реализует освещение на сцене, отталкиваются от того, как это происходит в реальном мире. Если сценический объект выглядит привычным образом, зритель легко додумывает известный ему источник света. Тогда можно говорить о естественном (реалистичном) свете на сцене.

Основы рисования: 10 лучших учебников для художника

Если ваша давняя мечта научиться рисовать как настоящий художник, но нет времени для того, чтобы идти в художественную школу, или денег, чтобы нанять репетитора, не отчаивайтесь! Вы можете самостоятельно заняться обучением дома в свободное и удобное для вас время. Главное – это тщательно подготовиться, потому что вашим учителем будете вы сами.

В первую очередь необходимо понять, какими именно знаниями вы должны овладеть. Решающее значение в самостоятельном обучении имеют правильно подобранные книги. В учебных заведениях для художников-живописцев преподают следующие дисциплины: рисунок, живопись, композиция, цветоведение, анатомия и перспектива. Если вы самостоятельно решили изучать курс рисования, то вам понадобится набор следующих учебников.

Основы учебного академического рисунка. Николай Ли.

Автор подает весь курс академического рисунка, последовательно раскрывая все материалы учебной программы художественного училища. Шаг за шагом вы легко освоите рисование простых геометрических тел (куб, цилиндр, сфера, конус, пирамида), которые лежат в основе конструкций любых более сложных предметов таких как греческие вазы, капители, предметы мебели, дома, человеческое тело. Из этой книги вы узнаете основы линейной перспективы, метод конструктивного построения в рисунке, понятие о пропорциях предметов и их значение в рисунке, а также знания пластической анатомии тела человека.

Рисунок. Наброски и зарисовки. В. К. Кузин

Выполнение набросков и зарисовок играет важную роль в развитии выразительности рисунка, цельности видения, умения передать пропорции и основные черты позы. Данная книга ознакомит вас с художественными возможностями линии и пятна, а также с различными материалами, которыми можно выполнять наброски. Здесь полно примеров набросков выдающихся художников. Кроме того, вы узнаете роль набросков в создании композиции, и освоите техники и схемы построения набросков и зарисовок.

Игра света и тени для художников. Бёрн Хогарт

Из этой книги вы узнаете о всевозможных типах освещения и влияние света на материальность. Вы получите обширное представление о том, что такое светотеневой рисунок на плоскости, и какую роль играет свет в моделировке формы. У вас будет представление о том, какие есть категории света и тени, и как влияет свет на выразительность композиции. А также поймете, чем отличаются друг от друга плоский рассеянный свет, лунный свет, скульптурный свет, пространственный свет, фрагментарный свет, ослепляющий свет, выразительный свет. В целом, в этой пособии вы обнаружите сотни определений света и получите более глубокое представление о его функции в рисунке.

Живопись

Техника акварельной живописи. П. П. Ревякин

Эта книга, выпущенная еще во времена СССР, является универсальным руководством по академической живописи. Она дает широкое представление о влиянии освещения на цвет и раскрывает такие основные понятия в живописи как собственный и отраженный свет, цветовая температура, светотень, локальный цвет предмета. Этот учебник познакомит вас с особенностями чувствительности нашего зрения к цвету и различными видами цветовых контрастов. Вы узнаете, какие материалы необходимы при работе с акварельными красками, а также особенности взаимодействия различных пигментов с бумагой. Здесь описана подробная методика работы классического способа моделировки формы предметов при помощи акварельных красок, а также дается понятие о перспективе и планах в живописи. Значительная часть книги посвящена написанию архитектурных сооружений, поэтому ее полезно будет прочитать даже архитекторам.

Основы живописи. Могилевцев В. А.

Эта книга рассчитана на профессиональное обучение портретной живописи. Здесь изложены базовые знания об академической живописи маслом в жанре портрета. Также здесь есть описание перечня необходимых материалов, этапы рисунка кистью на холсте, схема проработки деталей (глаза, нос, губы). А также здесь рассмотрены цветовые отношения и выразительные средства живописи. Книга разбита на 4 раздела: голова, портрет с руками, фигура, копирование. В каждом из разделов автор подробно описывает все этапы работы от замысла, создания эскиза до детализации и обобщения готового портрета. Кроме этой книги у Могилевцева есть еще две отличные книги “Основы рисунка” и “Наброски и учебный рисунок”, которые также заслуживают внимания и могут служить альтернативой вышеуказанным учебникам по рисунку.

Полный курс масляной живописи. Хеннес Руиссинг

В данной книге вы найдете описание материалов для живописи маслом, рецепты грунта, методы создания подрамника, обтяжки его холстом и проклейки грунтом. Автор демонстрирует все этапы работы: от наброска до создания готового живописного полотна. Из этой книги вы узнаете как работать с мастихином, чем отличаются пастозные и лессировочные краски, что такое воздушная перспектива и колорит. Здесь есть простые примеры для наработки техники письма маслом в основных жанрах. Кроме того автор дает понятие о цветовых контрастах и способах применения их в живописи, а также дает советы, как избежать многих ошибок при работе с красками начинающим художникам.

Курс акварельной живописи. Пейзаж за считанные минуты. Кейт Фенвик.

Если вам больше по душе акварель, то эта книга позволит с легкостью освоить пейзажную живопись. Она содержит в себе множество иллюстрированных примеров. При помощи нее вы освоите технику написания деталей пейзажа, которые порой представляют сложность для начинающих – это вода, архитектурные детали, камни, одиночные деревья. Автор детально рассматривает способы написания различных атмосферных эффектов, архитектурных и горных пейзажей, учит различным приемам написания неба, леса, воды. Он раскрывает секреты своей палитры, демонстрирует возможности применения маскирующей жидкости, дает множество мелких практических советов.

Изображение человека. Готтфрид Баммес

Безусловно, самый лучший автор, которого можно найти для изучения пластической анатомии художнику. Баммес не только профессионально излагает анатомию фигуры человека, но и дает представление об изображении фигуры на плоскости. Самая лучшая его книга «Анатомия для художников», к сожалению, не переведена на русский язык. Поэтому всем, кто не владеет немецким языком, рекомендую ознакомиться с этими двумя книгами на русском языке «Образ человека» и «Изображение человека. Основы рисунка с натуры», которые являются компиляцией оригинальной книги на русском языке. Первая книга является подробным курсом анатомии и дает полное представление о строении, пропорциях человеческого тела, изображении статичной и динамичной человеческой фигуры. Вторая книга посвящена больше именно процессу рисования фигуры на плоскости и позволит вам освоить различные способы моделирования формы человеческого тела.

Искусство цвета. Иоханнес Иттен

Данная книга представляет собой обширный труд о теории цвета. Она познакомит вас с физической природой цвета, расскажет об основах цветовой гармонии и даст полное представление о системе цвета. Вы узнаете не только о цветовом конструировании, всех типах цветового контраста, цветовой гармонии и теории цветовой выразительности, которые являются базой во многих учебниках по цветоведению, но и расширите свое представление о цвете боле глубокими познаниями. Автор углубляется в изучение семантики цвета, субъективного восприятия цвета, пространственного воздействия света на цвет. Кроме того, Иттен уделяет внимание теории цветовых впечатлений, что является особенно важным для художников-живописцев, которые интересуются реалистичной передачей объектов в световоздушной среде.

Основы композиции. Н. М. Сокольникова.

Несмотря на то, что этот учебник рассчитан на учащихся 5-8 классов, на мой взгляд, это полезная книга как для начинающего, так и для опытного художника. Здесь в простой форме изложены основы композиции и очень удачно подобраны примеры, которые доступно передают логику композиционного размещения объектов на плоскости. Книжка знакомит читателя с элементарными правилами и средствами композиции, значением диагоналей в передаче движения, силовыми линиями формата, средствами выделения сюжетно-композиционного центра, правило золотого сечения, симметрии и асимметрии. В общем, здесь вы найдете все необходимое, что нужно учитывать при построении любой композиции, включая практические советы, которые легко усваиваются и применяются.

Вот с таким набором учебников, вы можете справиться с процессом обучения рисованию самостоятельно! Все эти книги можно легко скачать в интернете, но еще лучше будет приобрести их оригиналы для настольного чтения. Напоследок, еще один совет – старайтесь обращаться в первую очередь к методической литературе авторов-академиков и избегать поверхностных брошюр в мягкой обложке с броскими названиями, которые, как правило, не дают системных знаний.

A Practical Guide to Stage Lighting, Second Edition

Опубликовано 5 августа 2012

Control systems for live entertainment

Опубликовано 3 июля 2012

Richard Cadena — Automated Lighting. The art and science of moving light in theatre, live performance and entertainment. 2nd edition

Прекрасная книга посвященная современному световому коплексу. История, устройство, принцип работы и практическое применение.

Опубликовано 11 февраля 2017

Scene Design and Stage Lightning (10th Edition) by R.Craig Wolf and Dick Block

Опубликовано 4 февраля 2016

The Automated Lighting Programmers’s Handbook

Опубликовано 3 июля 2012

The Automated Lighting Programmers’s Handbook Second Edition

Опубликовано 29 ноября 2013

VRay — что это такое и как этим пользоваться

Опубликовано 22 мая 2012

Айзенберг Световые приборы

«Световые приборы»
Ю.Б. Айзенберг
1980г, 464 с.

Культовое пособие, которое, безусловно, будет интересно всем светотехникам

Опубликовано 22 мая 2012

Арнхейм Р. — Искусство и визуальное восприятие

Год выпуска: 1974

Автор: Арнхейм Р.

Жанр: Психология, искусство

Описание: Имя американского эстетика и психолога искусства Рудольфа Арнхейма известно не только в США, но и во многих других странах мира. Его работы переведены на многие языки и получили широкую популярность среди теоретиков искусства, эстетиков, искусствоведов и педагогов. Известность Арнхейма не является случайной. Она отражает действительное значение этого ученого, внесшего весомый вклад в исследование психологии искусства и художественного восприятия.
В своих работах Арнхейм обращался к самым разнообразным проблемам, к самым различным аспектам изучения искусства. Ему принадлежат исследования по проблемам кино, поэзии, архитектуры, скульптуры и даже хореографии. В его работах большое внимание уделяется проблемам эстетики, истории искусства и художественной критики. Но основная, ведущая тема исследований Арнхейма — проблемы психологии искусства. С этими проблемами связана вся творческая биография ученого.
Доп. информация: Арнхейм Р. Искусство и визуальное восприятие (сокр. пер. с англ. В.Н. Самохина, общ. ред. и вст. ст. В.П. Шестакова)

Искусство и визуальное восприятие

Имя американского эстетика и психолога искусства Рудольфа Арнхейма известно не только в США, но и во многих других странах мира. Его работы переведены на многие языки и получили широкую популярность среди теоретиков искусства, эстетиков, искусствоведов и педагогов. Известность Арнхейма не является случайной. Она отражает действительное значение этого ученого, внесшего весомый вклад в исследование психологии искусства и художественного восприятия.
В своих работах Арнхейм обращался к самым разнообразным проблемам, к самым различным аспектам изучения искусства. Ему принадлежат исследования по проблемам кино, поэзии, архитектуры, скульптуры и даже хореографии. В его работах большое внимание уделяется проблемам эстетики, истории искусства и художественной критики. Но основная, ведущая тема исследований Арнхейма — проблемы психологии искусства. С этими проблемами связана вся творческая биография ученого.
Рудольф Арнхейм родился в 1904 году в Берлине. Уже в молодости, заинтересовавшись психологией, он поступает в Берлинский университет, где в то время преподавал один из основателей гештальтпсихологии Макс Вертхеймер. С этого времени Арнхейм примыкает к этому направлению в психологии, стремясь применить выводы и методику гештальтпсихологии к исследованию искусства и художественной деятельности. После окончания университета Арнхейм переезжает в Рим, где работает в Международном институте образовательного кино. Приход к власти фашистов заставляет его эмигрировать. В 1940 году он переезжает в США и получает американское гражданство. Здесь он ведет большую преподавательскую и научно-исследовательскую деятельность, читает лекции по психологии искусства в Калифорнийском университете, а также в небольшом женском колледже (в штате Нью-Йорк). С 1971 года Арнхейм получает должность профессора в старейшем американском университете в Гарварде.
Р. Арнхейм — автор многих работ по теории и психологии искусства. Среди них книги «Кино как искусство» (1938) (эта книга переведена на русский язык в 1960 году). «К психологии искусства» (1966), «Визуальное мышление» (1970), «Энтропия и искусство. Очерки о порядке и хаосе в искусстве» (1971). Кроме того, Арнхейму принадлежат десятки статей по вопросам искусства и психологии художественного творчества в различных научных журналах и сборниках. Он избирался президентом Американского эстетического общества (с 1958 по 1960 год) и до сих пор является постоянным членом редколлегии американского журнала «Эстетика и художественная критика».
Среди исследований Арнхейма книга «Искусство и визуальное восприятие» (1954) занимает особое место. Она относится к числу наиболее значительных его сочинений, регулярно переиздается и переводится на многие языки.
Книга Арнхейма привлекает к себе внимание исследователей, прежде всего тем, что содержит богатый экспериментальный материал. Она является итогом многолетнего педагогического опыта автора, преподававшего историю и психологию искусства в американских университетах, обобщения его собственных наблюдений и исследований процесса зрительного восприятия. Арнхейм широко использует эмпирические данные: психологические эксперименты, достижения физиологии, психологии и педагогики. Он приводит большое количество рисунков, схем, диаграмм, анализы произведений классического и современного искусства. Все это придает книге Арнхейма известную фундаментальность и фактологичность. В этом одна из причин того, что работа Арнхейма до сих пор остается одной из основных исследований в области психологии искусства.
Труд Арнхейма обращает на себя внимание критическим отношением к эстетике и практике модернистского искусства. В нем даются довольно реалистические и трезвые характеристики таких, модных на Западе течений, как абстракционизм, формализм и сюрреализм. В основе всякого полноценного и жизненно важного искусства, по мнению Арнхейма, лежит органическая связь с действительностью. Но современное искусство (а под этим термином Арнхейм подразумевает буржуазное искусство Запада) характеризуется «отдаленностью от изображаемой действительности», разрывом между объектом и его значением, идеей и реальностью.
«Глубочайшая сущность искусства, пишет Арнхейм, — заключается в единстве идеи и ее материального воплощения. Современное искусство не является материалистическим. Некоторые из его представителей подвержены фатальному расколу между идеей и ее конкретным воплощением. В частности, некоторые «абстракционисты» принижают значение своих принципов и достоинство своих произведений, утверждая, что заинтересованы только в чувстве удовольствия, получаемого от «формальных отношений». Те художники, для которых круги, кубы и другие геометрические фигуры являются всего лишь «щекоткой» для нервов, уподобляются продавцам автомобилей, для которых машина — всего-навсего подлежащее продаже средство передвижения. Подобные примеры говорят об отходе не только от самого объекта, но и от его смысла».
Приведенные высказывания весьма характерны для позиции Арнхейма. Подобное критическое отношение к абстракционизму довольно редко встречается в западных исследованиях по теории искусства. Арнхейм отвергает претензии абстракционизма на то, что абстрактное искусство якобы выше реалистического искусства, что оно оперирует исключительно с «чистой», лишенной конкретности формой. Все эти претензии, по мнению Арнхейма, ложны, так как нет ничего более конкретного, чем форма, цвет и движение, от которых абстракционисты не в состоянии отказаться.
Не менее важны и высказывания Арнхейма о формализме. В отношении к формализму опять-таки проявляется критическая и трезво-реалистическая позиция американского ученого, смело выступающего против художественной моды. По словам Арнхейма, формалисты не просто используют геометрическую форму. Смысл формализма состоит в том, что он отрывает форму от содержания, которому она должна служить. «Вместо того чтобы слиться с содержанием, — пишет Арнхейм, — форма становится между зрителем и темой произведения. Определенная категория художников, охваченная страхом отступничества, стремится втиснуть богатство жизни в прокрустово ложе геометрии. Тем самым формализм является выражением трагической ограниченности человека».
Следует отметить, что Арнхейм выступал с критикой не только формализма в искусстве, но и формализма в эстетике. Этому посвящена, например, его статья «Форма и потребитель» в книге «К психологии искусства», в которой Арнхейм подвергает критическому разбору работы американских эстетиков-формалистов Клайва Белла и Роджера Фрая [1].
В настоящей книге Арнхейм возражает против распространенных представлений, что фантазия художника должна обязательно деформировать действительность и что в этой деформации заключается сущность искусства. Он категорически отвергает эту концепцию модернистской эстетики, противопоставляя ей опыт и традицию классического искусства. «В манере изображения человеческой руки Тицианом, — пишет Арнхейм, — гораздо больше воображения, чем в сотнях ночных кошмаров сюрреалистов. Вместо того чтобы искажать действительность, художественная фантазия заново утверждает истину. Она — непосредственный результат стремления воспроизвести как можно точнее реальный опыт».
Критика модернистского искусства, несомненно, представляет собой одну из положительных сторон книги Арнхейма. Она связана с его ориентацией на классическое искусство и с его неприятием модернизма. Вместе с тем следует подчеркнуть, что эта критика не всегда последовательна, довольно часто оказываясь половинчатой и противоречивой. Она не затрагивает социальных причин, которые приводят к кризису современную западную художественную культуру. Арнхейм говорит о причинах вторичного порядка, относя к их числу «механизацию» жизни, «техницизм», утрату гуманистических ценностей. В одном месте своей книги он прямо пишет, что «причину отклонения от реалистического изображения надо искать в психологических закономерностях восприятия». Поэтому его критика модернизма остается в пределах абстрактного гуманизма с его защитой «вечных ценностей», универсальных, «общечеловеческих» идеалов.
Приведенные выше высказывания составляют не столько текст, сколько подтекст книги Арнхейма. Сам автор рассматривает свою работу не как эстетическое исследование. Напротив, он говорит о специальных, сугубо психологических целях своей книги: исследовать некоторые принципы организации художественной формы и ее восприятия в процессе визуального познания мира. Но, несмотря на эти оговорки, Арнхейм не в состоянии пройти мимо целого ряда важней­ших философско-эстетических проблем. И действительно, в ходе анализа психологических факторов восприятия он вступает в дискуссию по кардинальным вопросам эстетики с представителями различных направлений современной западной эстетики, и, прежде всего с представителями эстетики психоанализа.
Следует отметить, что в США фрейдистская эстетика до недавнего времени являлась одним из наиболее значительных и ведущих направлений в эстетике. Она оказывала огромное влияние на исследование проблем психологии искусства, в том числе и проблем эстетического восприятия. Психологи-фрейдисты рассматривают восприятие искусства как бессознательный, иррациональный процесс, мотивируемый лишь сексуальными комплексами или же, как это делается в эстетике К. Юнга, образами «коллективно-бессознательного». Фрейдисты считают, что искусство является символическим выражением форм коллективно-бессознательного, или архетипов. С этой точки зрения художник не творец чего-то нового, а всего лишь медиум, слепое средство для выражения лежащих в подсознании архетипов. По мнению фрейдистов, искусство пользуется языком иррациональных, несловесных форм, которые нельзя расшифровать рациональным, дискурсивным способом. В эстетическом восприятии мы находим лишь следы различных архетипов, в соответствии с которыми и модифицируется процесс восприятия или творчества каждого отдельного индивида.
Анализируя творчество художников, фрейдисты превращают искусство в предмет психиатрической диагностики, пытаясь найти в их произведениях выражение скрытых неврозов или подсознательных сексуальных комплексов. Можно было бы привести огромное число примеров чисто волюнтаристского истолкования фрейдистами произведений искусства. Так, в исследованиях фрейдистов Гамлет оказывается невротиком [2], король Лир — нарциссистом [3], творчество Бодлера интерпретируется как выражение эдипова ком­плекса [4]. Излюбленным примером психоаналитиков является творчество Льюиса Кэрролла, роман которого «Алиса в стране чудес» истолковывается как выражение сексуальных и эротических символов [5].
Безраздельное господство фрейдизма в области психологии искусства относится к 30‑40м годам XX века. Однако уже с 50-х годов фрейдистская эстетика начинает переживать острый кризис. В психологию искусства, которая считалась до того заповедной территорией психоанализа, проникают направления чуждые или даже враждебные психоанализу, одним из которых была гештальтпсихология.
И не случайно, что Арнхейм в своих работах выступил с резкой критикой субъективизма и иррационализма, проповедуемых фрейдистской эстетикой. Значительное место эта критика занимает и в книге «Искусство и визуальное восприятие».
Полемика Арнхейма с фрейдизмом имеет свою предысторию. Она была начата им на страницах журнала «Эстетика и художественная критика». В 1947 году в этом журнале появилась статья американского искусствоведа-фрейдиста Ф.Уайта о творчестве известного английского скульптора Генри Мура. В этой статье Уайт объяснял творчество Мура выражением подсознательных символов [6]. Возражая против подобной интерпретации творчества Генри Мура, Арнхейм выступил со статьей, в которой опровергал фрейдистскую методологию и объяснял выразительные особенности скульптур Мура особым подходом к пониманию проблемы пространства [7]. Полемика против Уайта объяснялась не только чисто вкусовыми различиями в оценке творчества Генри Мура, но, прежде всего неприятием Арнхеймом фрейдистской методологии в эстетике.
Вслед за этим Арнхейм выступил со статьей «Художественные символы — фрейдистские и прочие». В ней он опять возвращается к критике эстетики психоанализа. По мнению Арнхейма, экскурсы психоаналитиков в область искусства абсолютно неплодотворны.
«Каждый год мы получаем какую-либо еще одну интерпретацию образа Эдипа или Гамлета. Эти анализы или легко проглатываются, или игнорируются, а чаще всего вызывают смех у читателей и не дают повода к какой-либо конструктивной дискуссии» [8]. Интерпретации произведений искусства, которые дают фрейдисты, произвольны и случайны. Сводя искусство к символическому выражению сексуальных мотивов, фрейдисты, по мнению Арнхейма, принижают искусство. «Даже в том случае, — пишет он, — когда интерпретация не является чисто произвольной, а основывается на чем-либо, мы, тем не менее, останавливаемся на полпути в святая святых искусства, когда слышим утверждения, что произведение искусства есть только выражение сексуального желания, тоска по возвращению в материнское чрево или страх кастрации. Польза от такого рода сообщений крайне незначительна, и приходится удивляться, почему искусство считалось необходимым в каждой известной нам культуре и почему оно так глубоко проникает в нашу жизнь и природу» [9].
Полемика с представителями фрейдистской эстетики содержится и в книге «Искусство и визуальное восприятие». Арнхейм выступает против ряда представителей теории психоанализа. Он довольно остроумно высмеивает, например, писателя фрейдистского толка Г. Гроддека, который в своей работе «Человек, как символ» пытается истолковать в сексуальном смысле некоторые картины Рембрандта и представить скульптурную группу Лаокоон, как символическое изображение половых органов [10]. «Самое обычное возражение против подобного истолкования, — пишет Арнхейм, — состоит в указании на его односторонность, которая выражается в признании секса самым важным и основным моментом человеческой жизни, к которому самопроизвольно все сводится. Психологи уже указывали, что это положение не является доказанным. В лучшем случае эта теория верна лишь в отношении отдельных индивидов с нарушенной психикой или даже для определенных периодов культуры, на протяжении которых «сверхразгулявшаяся сексуальность перехлестывает всякие пределы»».
Не менее остро Арнхейм выступает и против известного английского искусствоведа и теоретика искусства Герберта Рида. Предметом критики Арнхейма является книга Рида «Воспитание искусством», где Рид в духе фрейдизма стремится истолковать детское творчество как выражение врожденных и подсознательных символов [11].
Следуя за Юнгом, Рид считает, например, что использование детьми в своем творчестве таких универсальных форм, как круг, представляет собой выражение архетипов или сексуальных комплексов, лежащих где-то в глубинах бессознательного. Арнхейм опровергает подобное мнение, доказывая его субъективность и беспочвенность. «Зрительно воспринимаемые символы, — пишет он, — не могут быть адекватно изучены без обращения к перцептивным и изобразительным факторам. Сторонник психоанализа, полагающий, что ребенок начинает свою художественную деятельность с изображения окружностей в силу своих воспоминаний о материнской груди, которая была первым значительным объектом его жизненного опыта, пренебрегает элементарными моторными и зрительными условиями, вызывающими предпочтение перед формой круга или окружности. Такие реальные символы, как солнечный диск или крест, отражают основные виды человеческого опыта с помощью основных изобразительных форм».
Таким образом, Арнхейм на протяжении всей своей книги выступает против фрейдистской эстетики с ее поисками клинических симптомов и сексуальных символов, мистификацией процесса художественного творчества. Правда, нельзя упускать из виду тот факт, что критика фрейдизма ведется Арнхеймом не с позиции последовательной материалистической философии. Но и с учетом этого обстоятельства она имеет большое значение.
Фрейдистская эстетика полностью исключила из области искусства функцию познания. В противоположность этому Арнхейм утверждает, что искусство представляет собой процесс познания. По его словам, главная опасность, которая угрожает искусству, заключается в утрате понимания искусства. «Мы отрицаем дар понимания вещей, который дается нам нашими чувствами. В результате теоретическое осмысление процесса восприятия отделилось от самого восприятия и наша мысль движется в абстракции. Наши глаза превратились в простой инструмент измерения и опознания — отсюда недостаток идей, которые могут быть выражены в образах, а также неумение понять смысл того, что мы видим».
Теория эстетического восприятия, которую развивает Арнхейм, строится на том, что восприятие в основе своей представляет познавательный процесс, определяемый формами и типом зрительного восприятия. В этом, пожалуй, состоит главная ценность эстетической концепции Арнхейма.
Рассматривая восприятие искусства как познавательный процесс, Арнхейм указывает на специфические особенности этого познания. Прежде всего, он делает акцент на том, что эстетическое восприятие не пассивный, созерцательный акт, а творческий, активный процесс. Оно не ограничивается только репродуцированием объекта, но имеет и продуктивные функции, заключающиеся в создании визуальных моделей. Каждый акт визуального восприятия, по мнению Арнхейма, представляет собой активное изучение объекта, его визуальную оценку, отбор существенных черт, сопоставление их со следами памяти, их анализ и организацию в целостный визуальный образ.
Зрительное восприятие в трактовке Арнхейма — активный, динамический процесс. Зрение не может быть измерено в статических, количественных единицах—сантиметрами, длиной волн и т.д., поскольку оно включает в себя как важнейший, существенный элемент напряжение, динамическое соотношение сил. «Каждая визуальная модель динамична. Любая линия, нарисованная на листе бумаги, любая наипростейшая форма, вылепленная из куска глины, подобны камню, брошенному в пруд. Все это — нарушение покоя, мобилизация пространства. Зрение есть восприятие действия».
Этот активный и творческий характер визуального восприятия имеет, по мнению Арнхейма, определенное сходство с процессом интеллектуального познания. Если интеллектуальное знание имеет дело с логическими категориями, то художественное восприятие, не будучи интеллектуальным процессом, тем не менее, опирается на определенные структурные принципы, которые Арнхейм называет «визуальными понятиями». Он выделяет два типа таких понятий— «перцептивные», с помощью которых происходит восприятие, и «изобразительные», посредством которых художник воплощает свою мысль в материал искусства. Таким образом, восприятие заключается в образовании «перцептивных понятий», точно так же как и художественное творчество представляет собою «образование адекватных изобразительных понятий». Арнхейм придает большое значение этим понятиям в процессе художественного восприятия и творчества. Он даже говорит, что, если Рафаэль родился бы без рук, он все равно остался бы художником.
По мнению Арнхейма, визуальное восприятие по своей структуре представляет собой чувственный аналог интеллектуального познания. «В настоящее время можно утверждать, — пишет Арнхейм, — что на обоих уровнях — перцептивном и интеллектуальном — действуют одни и те же механизмы. Следовательно, такие термины, как «понятие», «суждение», «логика», «абстракция», «заключение», «расчет» и т. д., должны неизбежно применяться при анализе и описании чувственного познания».
Эта мысль Арнхейма, несмотря на то, что она составляет одно из главных положений его теории визуального восприятия, представляется в известной мере дискуссионной. В книге «Искусство и визуальное восприятие» она играет скорее роль гипотезы, чем экспериментально доказанной истины [12]. И тем не менее утверждение Арнхейма о продуктивном, творческом характере визуального восприятия заслуживает самого пристального внимания. В известной мере она получает признание в советской психологии. Так, в статье «Продуктивное восприятие» В. П. Зинченко, ссылаясь, в частности, на Арнхейма, пишет: «В порождении образа участвуют различные функциональные системы, причем особенно значительным является вклад зрительной системы. Этот вклад не ограничивается репродуцированием реальности. Зрительная система выполняет весьма важные продуктивные функции. И такие понятия, как «визуальное мышление», «живописное соображение», отнюдь не являются метафорой» [13].
Оценивая книгу Арнхейма, необходимо сказать несколько слов о ее структуре. Она состоит из десяти глав: «Равновесие», «Очертание», «Форма», «Развитие», «Пространство», «Свет», «Цвет», «Движение», «Напряжение», «Выразительность» (в настоящем издании, представляющем сокращенный перевод книги Арнхейма, отсутствует глава «Напряжение»). В этом перечислении названий есть своя последовательность, своя логика. Все главы книги отражают определенные моменты в развитии визуального восприятия, в движении познания от простых, элементарных форм до самых сложных и значительных. Последняя глава, «Выразительность», представляет собой, по словам Арнхейма, «венец» перцептивных категорий. Она завершение книги и в то же время завершение процесса визуального восприятия. Таким образом, структура книги раскрывает структуру процесса эстетического восприятия, как представляет ее Арнхейм, наиболее существенные моменты в становлении целостного художественного образа.
Книга Арнхейма написана на основе принципов и методологии гештальтпсихологии. Эта ориентация на гештальтпсихологию особенно ощутима во «Введении» и первых трех главах: «Равновесие», «Очертание», «Форма». Во «Введении» Арнхейм специально подчеркивает, что методология его исследования базируется на экспериментальной и теоретической базе гештальтпсихологии. В связи с этим он ссылается на работы гештальтпсихологов К.Коффки, М.Вертхеймера, В.Кёлера, а в области психологии искусства и педагогики на исследования швейцарского педагога Густава Бритша [14] и американского психолога Генри Шефер-Зиммерна [15].
Гештальтпсихология относится к одному из влиятельных направлений в современной психологии на Западе. Ее основы были заложены еще в 20-х годах в работах немецких психологов, которые выдвинули теорию так называемого гештальта. Термин «гештальт» не поддается однозначному переводу на русский язык. Он обладает целым рядом значений, таких, как «целостный образ», «структура», «форма». В научной литературе это понятие чаще всего употребляется без перевода, означая целостное объединение элементов психической жизни, несводимое к сумме составляющих его частей. В своих работах гештальтпсихологи уделяли большое внимание проблемам восприятия. Они выступили, прежде всего, против ассоциативной теории восприятия, господствовавшей в психологических теориях XIX века. В противоположность этой теории они стремились доказать, что восприятие носит целостный характер и строится на основе создания целостных структур, гештальтов.
Необходимо отметить, что в своем стремлении раскрыть целостный структурный характер восприятия гештальтпсихологи часто приходили к чисто идеалистическим выводам, к признанию того, что факты зрительного восприятия объясняются не только свойствами объектов восприятия, но и врожденной, имманентной структурой феноменального поля, действием электрических полей головного мозга.
«Психологи-гештальтисты, — отмечает Р. Л. Грегори, — считали, что внутри мозга имеются картины. Они представляли восприятие как модификацию электрических полей мозга, причем эти поля копируют форму воспринимаемых объектов. Эта доктрина, известная под именем изоморфизма, оказала пагубное влияние на теорию восприятия. С тех пор существует тенденция приписывать гипотетическим мозговым полям свойства, якобы «объясняющие» такие явления, как искажение зрительного образа, и другие феномены» [16].
Аналогичную оценку философского смысла гештальтпсихологии дает В. П. Зинченко. «Становясь на позиции психофизического параллелизма, гештальтпсихология рассматривала процессы формирования перцептивного образа как простое отражение. физиологи­ческих процессов структурообразования, якобы происходящих внутри нервной системы. Положение гештальтпсихологов о том, что перцептивные гештальты являются не отражением внешнего мира, а структур внутренних, продуцированных мозгом, представляет собой лишь новый вариант старой идеалистической концепции физического идеализма» [17].
Вместе с тем нельзя отрицать и того, что в области эмпирических исследований, экспериментов и наблюдений, в области зрительного восприятия гештальтпсихологи добились определенных успехов. Поэтому советские психологи наряду с критикой идеалистических выводов гештальтпсихологов, интерпретации ими закономерностей, обнаруженных экспериментальным путем, указывают на определенные заслуги гештальтпсихологов в изучении психологии зрительного восприятия. Как указывает В. П. Зинченко, гештальтпспхология сыграла большую роль в преодолении «поэлементного» подхода к восприятию. «Заслуга ее состоит, прежде всего, в том, что она поставила реальные проблемы восприятия видимого мира и отказалась от концепции восприятия «геометрического» мира. Вместо абстрактных вопросов о том, как мы видим три измерения, что такое сенсор­ные элементы, как возможно их объединение, представители гештальтпсихологии выдвинули реальные и конкретные проблемы: как мы видим вещи такими, какими они являются в действительности, как фигура воспринимается отдельно от фона, что такое поверхность, что такое контур и т. д.».
Такова общая оценка той психологической теории, на основе которой строит свое исследование Р. Арнхейм. Действительно, в своей книге Арнхейм пытается применить к исследованию искусства законы и принципы, выдвинутые гештальтпсихологами по отношению к области зрительного восприятия. К числу этих законов относятся: контраст «фигуры и фона», соотношения части и целого, вертикали и горизонтали, стремление к «хорошей форме», константность (сохранение постоянства) образа и т. д. Опираясь на эти законы, Арнхейм рассматривает зрительное восприятие, в том числе и восприятие произведений изобразительного искусства, как «схватывание» гештальтов, то есть наиболее характерных особенностей объектов, способных обозначать целое (глава «Равновесие»). В главах «Очертание» и «Форма» Арнхейм рассматривает, каким образом в живописном произведении создаются взаимоотношения фигур, раскрывается перспектива, передается движение и т. д. В связи с этим он выдвигает законы «простоты» (доказывая, что любая визуальная модель стремится к упрощению и простоте), законы соотношения части и целого, принцип оверлэппинга, правила «группирования» фигур по принципу подобия и т.д. Характерно, что именно эти главы, в которых более всего ощущается влияние гештальтпсихологии, отличаются наибольшим схематизмом и абстрактностью.
В гораздо меньшей степени влияние гештальтпсихологии ощутимо в последующих главах. Глава «Развитие» — один из содержательнейших разделов в книге Арнхейма. В ней анализируется психология детского развития и становление художественных способностей ребенка. Здесь наряду с критикой фрейдизма Арнхейм высказывает несколько критических замечаний и в адрес гештальтпсихологов, в частности Г. Бритша, который рассматривал художественную форму как изолированный и саморазвивающийся процесс. Менее значительно влияние гештальтпсихологии сказывается и в разделах книги, посвященных проблеме света, цвета, движения и выражения.
Все это позволяет предположить, что в книге Арнхейма существует определенное противоречие между его исходными предпосылками, заимствованными из гештальтпсихологии, и теми выводами, к которым он приходит, основываясь на изучении живого, конкретного материала искусства. Причем там, где Арнхейм идет непосредственно за гештальтпсихологами, он зачастую приходит к свойственному этой школе идеализму. Это особенно очевидно проявляется тогда, когда Арнхейм утверждает, что перцептивные образы, формирующиеся в процессе визуального восприятия, являются результатом действия электрохимических полей коры головного мозга (глава «Равновесие»). «Силы, с которыми мы имеем дело в процессе визуального изучения предметов, могут рассматриваться психологическим двойником или эквивалентом физиологических сил, действующих в зрительной области головного мозга. Несмотря на то, что эти процессы носят физиологический характер, психологически они ощущаются как свойства самих воспринимаемых объектов. В самом деле, в процессе простого наблюдения невозможно отличить их от физических процессов, протекающих в объекте, так же как невозможно отличить сон или галлюцинацию от восприятия «реальных» событий». Таким образом, следуя за гештальтпсихологами, Арнхейм приходит к явно ошибочным выводам, отождествляя процессы, протекающие в мозгу, с объективными свойствами реальных явлений.
Однако там, где Арнхейм отходит от принципов гештальтпсихологии и опирается на реальный конкретный опыт искусствознания, он приходит к ценным и реалистическим наблюдениям о структуре художественного образа и закономерностях процесса эстетического восприятия. Это противоречие между открываемыми Арнхеймом закономерностями эстетического восприятия и их интерпретацией с позиций гештальтпсихологии лежит в основе всей книги Арнхейма, оно определяет как ее достоинства, так и ее недостатки.
Следует, очевидно, сказать несколько слов, каким образом это противоречие сказывается на содержании книги, на изложении Арнхеймом закономерностей визуального восприятия и их отражения в искусстве. Как уже говорилось выше, в первых главах своей книги автор обосновывает продуктивный характер визуального восприятия, указывает на его сходство с интеллектуальным познанием, говорит о роли «перцептивных» понятий в процессе этого восприятия. Однако в последующем Арнхейм совершенно неожиданно и в противоречии со своими исходными посылками выступает против интеллектуалистического истолкования художественного творчества. Так, в главе «Развитие» он подвергает критике интеллектуалистические концепции детского творчества. Формуле «Дети рисуют не то, что они видят, а то, что они знают» он противопоставляет свою формулу: «Дети рисуют то, что они видят, а не то, что они знают». Это противопоставление знания и процесса восприятия оказывается в разительном противоречии с исходными предпосылками Арнхейма, оно свидетельствует об известной непоследовательности его методологии.
Нельзя также согласиться с некоторыми положениями книги Арнхейма, которые, будучи вынесены в качестве заголовков, приобретают чрезмерно категорическую и догматическую форму. Среди них, например, такие: «Любое искусство символично», «Простота важнее правдоподобия» и т. д. Очевидно, что не все в искусстве и не всякое искусство символично, хотя символ играет огромную роль в структуре художественного знания [18]. Очевидно также, что простота не противостоит правдоподобию, а вопрос, что из них важнее, должен решаться в контексте анализа конкретного художественного произведения.
К числу методологических недостатков книги Арнхейма следует отнести слишком узкое понимание им термина «реализм». Порой он толкует его как простое натуралистическое копирование действительности.
Однако недостатки, имеющиеся в книге, не должны скрывать от нас того очевидного факта, что эта работа американского психолога — ценный и оригинальный труд, посвященный малоизученной области психологии художественного восприятия.
Следует отметить, что общие закономерности визуального восприятия довольно основательно изучены современной психологией. На этот счет существует достаточно солидная литература как у нас в стране, так и за рубежом [19]. Что же касается специальной области художественного восприятия, то она сравнительно недавно стала предметом исследования психологов, эстетиков и искусствоведов.
Большую актуальность проблемы эстетического восприятия приобретают у нас в стране. Они получают освещение в работах целого-ряда ученых [20]. Несомненно, что знакомство с опытом зарубежных исследований будет содействовать дальнейшему плодотворному изучению этой области.
Книга Арнхейма может привлечь внимание не только ученых, изучающих проблемы психологии и эстетики. Она представляет интерес и для тех специалистов, которые интересуются искусством в самом широком смысле слова. И это не случайно. Книга Арнхейма содержит богатый художественный материал, главным образом по истории классической и современной живописи. Делая произведения искусства предметом научного анализа, Арнхейм не анатомизирует их, а сохраняет целостность и оригинальность их художественной формы. Некоторые примеры из области искусства, приводимые Арнхеймом, обнаруживают довольно высокий уровень искусствоведческого анализа, свидетельствуют о высокой эстетической культуре автора.
И хотя книга не ставит перед собой цели осветить историю искусства, внимательный читатель может найти в ней ответы на многие вопросы о судьбе искусства в современном обществе. Книга Арнхейма заканчивается следующими словами: «Мы не знаем, на что будет похоже искусство будущего. Но мы знаем, что «абстракция» не есть кульминация искусства. Абстрактным художественный стиль никогда не будет». Эти слова — выражение принципиальной позиции автора, они вполне соответствуют содержанию всей его книги. Именно поэтому книга Арнхейма представляет большой интерес для советского читателя и принесет несомненную пользу исследователям искусства и психологии.
В. П. Шестаков

Читайте так же:  Как оформить бесплатную стажировку

Опубликовано 30 августа 2012

В. БАЗАНОВ ТЕХНИКА И ТЕХНОЛОГИЯ СЦЕНЫ

В. БАЗАНОВ ТЕХНИКА И ТЕХНОЛОГИЯ СЦЕНЫ

Допущено Управлением кадров и учебных заведений Министерства культуры СССР в
качестве учебного пособия для высших и средних учебных заведений искусств и культуры «ИСКУССТВО»

Оформление
B.ШИЛИНИСА
Рисунки в тексте
C. ШАВЛОВСКОГО
© «Искусство», 1976 г.

Введение. . 3
Раздел I. МЕХАНИЧЕСКОЕ ОБОРУДОВАНИЕ СЦЕНЫ 6
Глава I. Устройство сцены. 6
Основные части сцены (6). — Пропорции основных частей сцены (9).— Вспомогательноеоборудование (10).

Глава 2. Планшет сцены и его механизация. 19
Устройство планшета сцены (19). — Кулисные машины (21). — Вращающийся планшет сцены (22). — Подъемно-опускные площадки (39). — Накатные площадки (42).

Глава 3. Верховое оборудование сцены. 45
Штанкетные подъемы (45). — Индивидуальные подъемы (59). — Софит-ные подъемы (61). — Полетные устройства (62).

Гл а в а 4. Занавесы. 65
Раздвижной занавес (68). — Подъемно-опускной занавес (71). — Комбинированный занавес (72). — Фигурный занавес (72). — Эффектные занавесы (74).— Дороги-раздержки (75)
.
Глава 5. Панорамы и горизонты. 78
Подъемно-опускной горизонт (80).— Передвижной горизонт (81).— Устройство
панорамы (84).

Раздел II. ТЕХНОЛОГИЯ ИЗГОТОВЛЕНИЯ ДЕКОРАЦИОННОГООФОРМЛЕНИЯ
. 86
Глава 1. Жесткие декорации. ‘. . 88
Павильонные декорации (88).— Декорационные станки (105).— Лестницы (115).—
Перила и балюстрады (120).— Сценические фурки (122).— Объемно-каркасные декорации
(128). — Маркировка и крепление декораций (134). — Театральная мебель (136).

Глава 2. Мягкие декорации. . 138
Одежда сцены (138). — Аппликация на тюле и сетке (144). — Половики ,(146).

Глава 3. Театральная бутафория. 147
Способ папье-маше (147). — Картонажные работы (152). — Работы из металла (152).—
Пластмассы и синтетические материалы (154).— Мастики (160). — Осветительная бутафория
(161). — Театральные фактуры и имитация (164).

Читайте так же:  Экспортная претензия

Глава 4. Декорационно-живописные работы. 170Материалы для декорационной живописи (170). — Техника клеевой живолиси (172). — Роспись павильонов (174). — Роспись мягких декораций (175). — Роспись тканей (177). — Имитация укрупненных фактур (181).

Раздел III. РАБОТА НАД ВЫПУСКОМ НОВОГО СПЕКТАКЛЯ . 183

Глава 1. Подготовительный период. 183
Работа над макетом и планировкой (184).— Рабочие чертежи (190).— Технологическое описание и смета (194). — Костюм (203). — Запуск оформления в производство (205).

Глава 2. Работа сценических цехов над новой постановкой . 207 Монтировка декораций (209). — Работа над освещением (212). — Мебель и реквизит (216). — Работа с костюмами (219). — Работа над гримом (221). — Подготовка звукового
оформления (223). — Выпуск спектакля (225). — Паспорт спектакля (231). — Инвентаризация и хранение постановочного имущества (232).

Раздел IV. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ТЕАТРАЛЬНОЙ СЦЕНЫИ ЕЕ ТЕХНИКИ . 235

Глава 1. Сцена и машинерия античного театра. 235
Театр Древней Греции (235). — Римский театр (239).

Глава 2. Симультанная сцена средних веков. 243
Техника церковного театра (243). — Уличный театр (245).

Глава 3. Возникновение и развитие сцены-коробки. 249
Театральные представления в XV — начале XVI века (249).— Зарождение сцены-коробки
(251). — Возникновение театра с переменными декорациями (258). — Ярусный театр (268). —
Сцена-коробка и ее техника (277).

Глава 4. Поиски новых форм сцены. : 284
Реформы Шинкеля и Земпера (285). — Главные направления развития сцены на рубеже
XIX—XX веков (288). — Механизация сцены-коробки (295).

Глава 5. Строительство театров в СССР. 308
Конкурсное проектирование театров (311). — Строительство театральных зданий (316).

Глава 6. Архитектура современной сцены. 323
Современная сцена-коробка (325). — Театры с пространственной сценой (332). —
Универсальные театры (333). — Театральные комплексы (341).— Театры со сценой-ареной
(347). — Кольцевая сцена (349). — Симультанная сцена (352). — Театр на открытом воздухе
(354). — Поиски «идеального» театра (357).

Опубликовано 29 августа 2012