Несовершеннолетний потерпевший адвокат

  • автор:

Несовершеннолетний потерпевший адвокат

Ссылка не верна или страница была удалена

Если Вы попали на эту страницу, перейдя
по ссылке внутри нашего сайта, пожалуйста, сообщите нам неверный адрес.

Для заказа бесплатной демонстрации возможностей информационно-правового обеспечения ГАРАНТ перейдите по ссылке

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2018. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 107392, г. Москва, ул. Халтуринская, д. 6А, [email protected]

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), [email protected]

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3161), [email protected] Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Допрос несовершеннолетнего свидетеля и потерпевшего по уголовному и административному делу

Зачастую, когда в уголовном или административном деле в качестве обвиняемого или лица привлекаемого к ответственности выступает несовершеннолетний, то и свидетелями и потерпевшими оказываются его ровесники – такие же несовершеннолетние. Такие обстоятельства нередки, когда например между одноклассниками — школьниками произошла драка и кому-либо причинены побои по (ст.6.1.1. Коап РФ или ст.116 УК РФ). Зачастую, целью несовершеннолетних преступников при совершении грабежа (например забрали телефон или деньги) вступают такие же несовершеннолетние подростки.

В этих делах у родителей подростков ставших случайными свидетелями возникают вопросы относительно порядка допроса их детей.

Итак, можно ли допрашивать по административному или уголовном делу несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля?

В общем и целом – да. Более того, отличия допроса несовершеннолетнего потерпевшего и свидетеля четко регламентированы статьей 220 Уголовно-процессуального кодекса. Общий смысл данной статьи и отличие от допроса взрослого (совершеннолетнего) заключается в том, что при их допросе могут привлекаться для участия (а в некоторых случаях – обязательны):

1. Допрос несовершеннолетнего не достигшего 14-лет должен производиться только с участием педагога. Допрос подростка в возрасте от 14 до 18 лет может производиться без педагога, однако обязательность его участия в это случае может быть определена судом. Более того, если подросток имеет психические или физические отклонения, то участие педагога обязательно в любом случае.

2. При необходимости для участия в допросе вызывается так же законный представитель свидетеля или потерпевшего

В общем смысле те же нормы изложены в ст.25.6 КоАП РФ – это, когда дело касается привлечения не к уголовной, а к административной ответственности.

Может ли несовершеннолетний отказаться от дачи показаний?

Однозначно нет. Правило об обязанности давать показания, к несовершеннолетним, применяются те же, что и ко взрослым.

Любой свидетель, в том числе несовершеннолетний, не может отказаться от дачи показаний (Хотя сущетсвует один случай, о котором мы скажем в конце данной статьи).

Более того, за отказ от дачи показаний предусмотрена уголовная ответственность и об этой ответственности (школьник или студент не достигший 18 лет) в том числе предупреждается судом. Об этом с него берется подписка.

Потерпевший так же не может отказываться от дачи показаний относительно совершенного преступления, в силу того, что он выступает на стороне обвинения, и если уж он указал на какое-либо лицо (преступника) и был признан потерпевшим, то в последствии он обязан давать показания. В противном случае, может быть поставлен вопрос об оговоре обвиняемого.

Ответственность свидетеля и потерпевшего за отказ от дачи показаний по уголовному делу предусмотрена ст.308 УК РФ.

Что делать, когда дача показаний может негативно сказаться на дальнейшей судьбе ребенка. На этот случай у свидетеля есть право отказаться от показаний. В законе это звучит так: Свидетель вправе не давать показания против себя и своих близких.

По большому счету, под эту формулировку можно «подвести» многое мотивируя свой отказа давать показания. Поэтому выбор давать показания несовершеннолетнему ребенку или нет всегда лежит на родителях. Решение должно быть сделано осознанно, с оценкой всех «за» и «против», поскольку при допросе подростка ему могут быть заданы самые неудобные вопросы. Неподготовленные ответы в свою очередь порою приводят к тому, что школьник становится вместо свидетеля обвиняемым.

§ 2. Уголовные дела, подсудные мировому судье

На производство у мирового судьи распространяются принципы уголовного процесса и общие условия судебного разбирательства с учетом тех особенностей и исключений, которые указаны в гл. 41 УПК. Эти особенности относятся только к делам частного обвинения (ст. ст. 318 — 319 УПК).

Мировому судье подсудны:

1) дела частного обвинения, а именно дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), 116 (побои), ч. 1 ст. 129 (клевета) и ст. 130 (оскорбление) УК (ч. 2 ст. 20 УПК) ;

См.: Дорошков В.В. Руководство для мировых судей. Дела частного обвинения. М., 2000.

2) некоторые уголовные дела о преступлениях небольшой тяжести, которые являются делами частно-публичного или публичного обвинения, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, не превышает трех лет лишения свободы (ч. 1 ст. 31 УПК).

В ст. 31 УПК дан перечень уголовных преступлений небольшой тяжести, за которые максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, но которые не отнесены к подсудности мирового судьи. Это, например, убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК), нарушение равноправия граждан (ч. 1 ст. 136 УК), нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного или водного транспорта (ч. 1 ст. 263 УК).

Устанавливая изъятие из круга дел, подсудных мировому суду, законодатель исходил не только из грозящего виновному наказания, но и учитывал сложность установления фактических обстоятельств дела по некоторым составам преступлений, разграничение со смежными составами и др. По этим основаниям к подсудности мировых судов не отнесено более 50 составов преступлений, мера наказания за которые в УК предусмотрена не более трех лет лишения свободы.

§ 3. Особенности производства у мирового судьи по делам

Особенности производства у мирового судьи по делам частного обвинения начинаются с момента рассмотрения судьей заявления потерпевшего.

1. Дела о преступлениях, отнесенных к делам частного обвинения, возбуждаются путем подачи в суд заявления потерпевшим или его законным представителем. В случае смерти потерпевшего дело частного обвинения возбуждается путем подачи заявления его близким родственником или возбуждается прокурором.

Мировой судья проверяет, указывает ли потерпевший в своем заявлении на деяние, содержащее признаки преступления. Если нет указания на признаки преступления, судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к своему производству со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК.

Судья должен проверить, нет ли иных обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу и уголовное преследование, указанных в ст. ст. 24 и 27 УПК.

В этой связи возникает вопрос о том, может ли мировой судья отказать в принятии заявления к своему производству, сославшись в своем постановлении об отказе на п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК, т.е. на истечение срока давности уголовного преследования.

По нашему мнению, в этих случаях должно действовать правило, установленное ч. 2 ст. 27 УПК, а именно отказ судьи в принятии заявления к своему производству не допускается, если лицо, которое обвиняется в заявлении потерпевшего, против этого возражает, считая, что только суд в судебном разбирательстве должен вынести решение о его виновности или невиновности.

Отказ судьи в принятии дела к своему производству может обжаловать потерпевший — частный обвинитель, считая, что отказ судьи в принятии дела к своему производству лишает его права на доступ к правосудию и возмещение потерпевшему имущественного ущерба или морального вреда, нанесенного преступлением.

Только в случае, если потерпевший находится в беспомощном состоянии или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы (например, находится в зависимости от обвиняемого по семейным или служебным обстоятельствам), уголовное дело может быть возбуждено прокурором и направлено для производства предварительного расследования.

Следует обратить внимание на то, что из перечня оснований вступления прокурора в дело частного обвинения исключено основание, указанное в ч. 4 ст. 27 УПК РСФСР, а именно, «если этого требует охрана государственных или общественных интересов». Здесь учтено то, что по делам частного обвинения инициатива прокурора по возбуждению дела в защиту государственного интереса может противоречить интересам потерпевшего, который, например, не хочет предавать происшедшее огласке. В новой формулировке ч. 3 ст. 318 УПК выражается один из аспектов нового понимания соотношения государственного и личного (частного) интереса в уголовном процессе. Вступление в уголовное дело прокурора не лишает стороны права на примирение.

2. Получив заявление и установив отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу, судья выносит постановление о принятии дела к своему производству.

В УПК выражены требования к содержанию заявления, в котором излагается просьба потерпевшего о принятии судом дела к производству (ч. 5 ст. 318 УПК).

К заявлению могут быть приложены документы (например, справки о состоянии здоровья потерпевшего, о месте нахождения обвиняемого и др.). Заявление, не соответствующее указанным в законе требованиям, возвращается потерпевшему, и ему предлагается привести его в соответствие с требованием УПК .

См.: Приложение 38 к ст. 477 УПК.

3. С момента принятия мировым судьей заявления к своему производству лицо, его подавшее, является частным обвинителем, а лицо, в отношении которого подано заявление, — обвиняемым. Частному обвинителю разъясняются права, предусмотренные ст. 42 и ст. 43 УПК.

4. Полномочия мирового судьи по делу частного обвинения до начала судебного разбирательства в силу ст. 319 УПК включают: рассмотрение жалобы, предложение об исправлении жалобы в соответствии с требованием ч. 3 и ч. 5 ст. 318 УПК; оказание частному обвинителю и обвиняемому по их ходатайствам содействия в сборе доказательств; вызов обвиняемого, ознакомление его с материалами дела и выяснение, кого, по мнению обвиняемого, необходимо вызвать в суд в качестве свидетелей защиты; разъяснение сторонам права на примирение и вынесение постановления о прекращении дела, если примирение состоялось. Если примирение не состоялось, судья назначает дело частного обвинения к рассмотрению в судебном заседании. С момента назначения дела к рассмотрению в судебном заседании обвиняемый именуется подсудимым.

Мировой судья может по ходатайству частного обвинителя и обвиняемого оказать им содействие в собирании доказательств, которые не могут быть получены ими самостоятельно (например, запрашивает документы из учреждений, дает направление на медицинское освидетельствование и т.п.). Суды выносят постановления об оказании содействия сторонам в собирании доказательств.

Если лицо, подающее заявление, не может указать, кто именно нанес ему телесные повреждения, судья должен передать заявление прокурору для возбуждения уголовного дела и его расследования в общем порядке, так как иным путем потерпевший не сможет реализовать свое право на судебную защиту.

Читайте так же:  Штраф за парковку в израиле

В случае, если потерпевший обращается по делам частного обвинения с заявлением в орган дознания, к прокурору или в ненадлежащий суд, заявление должно быть направлено по подсудности.

5. Особенностью производства по делам частного обвинения является возможность подачи лицом, которое обвинялось в заявлении потерпевшего, встречного заявления. Соединение заявлений в одно производство допускается по постановлению судьи до начала судебного следствия (ч. 3 ст. 321 УПК).

В случае подачи встречной жалобы, каждый из подавших жалобу выступает в суде одновременно в двух процессуальных положениях — частного обвинителя и подсудимого.

Допрос этих лиц об обстоятельствах дела, изложенных в заявлениях, производится по правилам допроса потерпевших, а об обстоятельствах, изложенных во встречных жалобах, — по правилам допроса подсудимого.

6. Рассмотрение дел частного обвинения в судебном заседании происходит по общим правилам судебного разбирательства, указанным в гл. 35 УПК, которые не противоречат тем особенностям рассмотрения дел частного обвинения в судебном заседании, которые указаны в ст. 321 УПК.

7. Представителем потерпевшего в мировом суде может быть адвокат. По постановлению мирового судьи может быть допущен близкий родственник потерпевшего или иное лицо, о допуске которого он ходатайствует (ч. 1 ст. 45 УПК).

Поскольку в законе сказано о том, что по делам частного обвинения обвинение в суде поддерживает частный обвинитель, законный представитель (а не частный обвинитель или его представитель), то они могут поддерживать обвинение, одновременно участвуя в суде (например, несовершеннолетний потерпевший, его отец и адвокат-представитель), но ни законный представитель, ни представитель не могут заменить самого потерпевшего — частного обвинителя и отказаться от обвинения или согласиться на примирение. Неявка частного обвинителя без уважительной причины рассматривается как его отказ от обвинения, и дело подлежит прекращению.

Для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому развитию, состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права, к участию в деле обязательно привлекаются их законные представители или представители.

Участвуя в судебном заседании, представители частного обвинителя, действуя от его имени, вправе участвовать в судебном следствии, представлять доказательства, заявлять отводы, ходатайства, излагать свое мнение по возникающим вопросам. Частный обвинитель или по его поручению его представитель сами решают вопрос о том, кто из них (или они оба) выступает в прениях. В случае объединения в одном производстве встречных обвинений порядок очередности выступлений в судебных прениях определяется судом.

8. Частный обвинитель вправе примириться с подсудимым, что оформляется соответствующим постановлением . Такое примирение может состояться в любой момент судебного заседания, до ухода суда в совещательную комнату. Обвинитель может также изменить обвинение, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту (что может иметь место при новом, отличном от того, что было написано в заявлении, изложении обстоятельств происшедшего события).

Приложение 41 к ст. 477 УПК.

Обвинитель вправе отказаться от обвинения, тогда судья, в соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК, прекращает производство по делу, о чем выносит постановление .

Приложение 42 к ст. 477 УПК.

Приговор мировой судья постановляет именем Российской Федерации, на него распространяются требования к порядку постановления и содержания приговора, установленные гл. 39 УПК.

При постановлении приговора в отношении несовершеннолетнего судья учитывает требования ст. 430 УПК.

Все дела, кроме дел частного обвинения, отнесенные к подсудности мирового судьи, рассматриваются по правилам раздела IX УПК «Производство в суде первой инстанции».

К мировому судье поступают, как правило, дела, по которым проводилось дознание, и в суд дело поступает с обвинительным актом, но могут быть направлены мировому судье и дела, расследование по которым велось в форме следствия, результаты которого выражены в обвинительном заключении.

По всем этим делам мировой судья обладает полномочиями, указанными в ст. 227 УПК.

Надо иметь в виду, что по всем делам частного и публичного обвинения, отнесенным к подсудности мирового судьи, возможен особый порядок судебного разбирательства по правилам гл. 40 УПК.

Приговор мирового судьи, не вступивший в законную силу, постановления судьи (например, об отказе в принятии жалобы, о прекращении дела и другие, за исключением указанных в п. 5 ст. 355 УПК) обжалуются в районный суд.

Что нужно знать о компенсации морального вреда потерпевшему

Ситуация усугубляется тем, что необоснование или недостаточное обоснование размера компенсации морального вреда расценивается судами вышестоящих инстанций как причина для изменения или отмены приговора в соответствующей части. При этом обвинительные приговоры крайне часто обжалуются в части гражданского иска — как потерпевшими, если суд взыскал компенсацию морального вреда в меньшем размере, чем тот, на котором они настаивали, так и осужденными — если суд, напротив, не уменьшил компенсацию до приемлемого для них размера.

Правильное разрешение судом вопросов, связанных с взысканием компенсации морального вреда, возможно, если суд как минимум (1) правильно установил основания для компенсации морального вреда и (2) определил размер компенсации морального вреда с учетом всех необходимых обстоятельств (критериев), оценка которых должна быть отражена в судебном решении 1 .

ОСНОВАНИЯ ДЛЯ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

Выделим два основания для компенсации морального вреда: 1) процессуальное и 2) материальное.

Процессуальное основание. Процессуальное основание для компенсации морального вреда — заявленный потерпевшим гражданский иск с соответствующим требованием. В интересах потерпевшего гражданский иск о компенсации морального вреда могут предъявить также законные представители потерпевшего (ч. 3 ст. 45 УПК РФ) или прокурор (ч. 6 ст. 246 УПК РФ).

Суд не вправе по собственной инициативе взыскивать компенсацию морального вреда в пользу потерпевшего, если он этого не требует (или этого не требуют в его пользу законные представители или прокурор), поскольку заявление такого требования является диспозитивным правом потерпевшего. Кроме того, суд не вправе взыскивать компенсацию морального вреда в пользу участников процесса, которые не признаны потерпевшими или гражданскими истцами (например, в пользу законных представителей потерпевшего).

Из практики. Б. был осужден по п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ за изнасилование К., не достигшей 14-летнего возраста. Суд взыскал с Б. в пользу ее матери Н. компенсацию морального вреда в размере 300 тыс. руб., из них в пользу потерпевшей К. — 270 тыс. руб., и в пользу Н. — 30 тыс. руб. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что решение суда в части взыскания компенсации морального вреда в размере 30 тыс. руб. в пользу Н. было ошибочным, так как Н. не была признана потерпевшей или гражданским истцом, участвовала в деле в качестве законного представителя, выступала в интересах К. и поддерживала заявленный в ее интересах гражданский иск о компенсации морального вреда (определение от 03.11.2011 № 74-О11-31).

Материальное основание. Чтобы установить материальное основание для компенсации морального вреда по уголовному делу, нужно ответить на два взаимосвязанных вопроса: 1) предусматривает ли действующее законодательство компенсацию морального вреда в данном случае; 2) был ли реально причинен потерпевшему моральный вред.

Согласно п. 1 ст. 1099 ГК РФ основания компенсации морального вреда определяются правилами, предусмотренными гл. 59 ГК РФ, а также ст. 151 ГК РФ. По смыслу абз. 1 ст. 151, п. 2ст. 1099 ГК РФ гражданин вправе требовать компенсации морального вреда (физических и нравственных страданий) во всех случаях, если моральный вред причинен действиями (бездействием), нарушающими его личные неимущественные права или принадлежащие ему нематериальные блага.

Перечень нематериальных благ, в случае нарушения которых потерпевший вправе потребовать компенсацию морального вреда, определен в п. 1 ст. 150 ГК РФ (жизнь и здоровье, достоинство личности и др.). Этот перечень не закрыт, так как содержит указание на «иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона». Последовательность перечисления нематериальных благ в целом отражает объективную значимость нематериальных благ (от наиболее ценных к менее ценным), что важно учитывать в дальнейшем при определении размера компенсации морального вреда.

Как видно из этого перечня, с уголовно-правовой точки зрения компенсация морального вреда потерпевшим возможна, в частности, по уголовным делам о любых преступлениях, в результате которых был причинен вред жизни и здоровью граждан (ст.ст. 105–125, 143, 219, 236 УК РФ и др.), личной неприкосновенности (ст.ст. 126, 127 УК РФ и др.), достоинству личности (ст. 128.1УК РФ и др.), неприкосновенности частной жизни (ст.ст. 137, 138 УК РФ и др.), неприкосновенности жилища (ст. 139 УК РФ и др.), неимущественным личным правам в виде права авторства (ст. 146 УК РФ) и др.

Думается, не имеет никакого значения, являются ли соответствующие блага основным или дополнительным объектом преступления (как, например, в ч. 1 ст. 139 и п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ). В любом случае нарушения нематериальных благ или личных неимущественных прав потерпевший вправе требовать компенсации морального вреда. Данный вывод находит подтверждение в судебной практике.

Из практики. П. был осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 226, ст. 324 УК РФ. Суд взыскал с П. компенсацию морального вреда в пользу потерпевшей Р. В апелляционной жалобе П. настаивал на незаконности взыскания с него компенсации морального вреда, так как материалы уголовного дела не содержат каких-либо доказательств физических и нравственных страданий Р. Суд апелляционной инстанции не согласился с доводами П., указав, что суд обоснованно удовлетворил гражданский иск потерпевшей, поскольку преступлением нарушено ее конституционное право на неприкосновенность жилища. При этом судом в соответствии со ст.ст. 151, 1099, 1101 ГК РФ в полной мере учтены все обстоятельства дела, характер причиненных Р. нравственных страданий, степень вины П., а также требования разумности и справедливости (апелляционное определение Курганского областного суда от 21.08.2014 по делу № 22–1784/2014).

Кроме того, с точки зрения возможности компенсации морального вреда безразлично, предусматривает ли диспозиция нормы Особенной части УК РФ причинение вреда нематериальным благам или личным неимущественным правам в качестве квалифицирующего признака. Важно в каждом случае установить, был ли фактически причинен вред указанным благам или правам.

Если законодательство допускает компенсацию морального вреда, следует установить, действительно ли преступлением были причинены потерпевшему физические или нравственные страдания.

В соответствии с абз. 2 п. 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» 2 (далее —Постановление Пленума № 1) факт причинения потерпевшему морального вреда предполагается, поскольку в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях он испытывает физические или нравственные страдания. В таких случаях суду необходимо установить лишь размер компенсации морального вреда с учетом обстоятельств дела.

Вместе с тем презумпция причинения страданий не действует в случае, если иск о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего предъявлен иными лицами (например, его близкими родственниками). Из абзаца 3 указанного пункта постановления следует, что суд обязан учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам морального вреда. При этом наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

Как показал анализ судебной практики (автором изучено около 300 судебных актов ВС РФ и нижестоящих судов), суды не всегда руководствуются данным разъяснением и иногда не приводят в решениях дополнительные мотивы в пользу удовлетворения требований о компенсации морального вреда, кроме указания на факт родственных (или супружеских) отношений между погибшим и лицом, участвующим в деле в качестве потерпевшего.

Читайте так же:  Федеральный закон о статусе мировых судей российской федерации

Из практики. П. был осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ. Суд постановил взыскать с П. в счет компенсации морального вреда 200 тыс. руб. Прокурор и потерпевший не согласились с размером компенсации и обжаловали приговор. Суд кассационной инстанции отменил приговор в части гражданского иска, указав, что при рассмотрении вопроса о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в том числе членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Разрешая вопрос о гражданском иске, суд первой инстанции не мотивировал свои выводы и не учел обстоятельства, влияющие на размер компенсации морального вреда в связи со смертью родственника, поскольку наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации (кассационное определение Саратовского областного суда от 05.03.2013 по делу № 22–904/2013).

КРИТЕРИИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАЗМЕРА КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

После того как суд установит основания для компенсации морального вреда, ему необходимо оценить предусмотренные законом обстоятельства, влияющие на ее размер (критерии).

Разумеется, суд не вправе выйти за пределы исковых требований потерпевшего и взыскать с подсудимого компенсацию морального вреда в большем размере, чем тот, на который притязает потерпевший (ч. 3 ст. 196 ГПК РФ). Поэтому оценка критериев определения размера компенсации необходима во многом для того, чтобы установить, требуется ли снизить ее размер (по сравнению с тем, который указан в гражданском иске) или можно взыскать компенсацию в размере, указанном потерпевшим.

В соответствии с п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 № 1 «О судебном приговоре» 3 суд обязан привести в приговоре мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение гражданского иска либо отказ в нем. Применительно к компенсации морального вреда суд должен указать, какими критериями он руководствовался, определяя размер компенсации.

Анализ ст.ст. 151, 1083, п. 2 ст. 1101 ГК РФ, а также судебной практики позволяет выделить следующие критерии, которые должны учитываться при определении размера компенсации морального вреда.

ХАРАКТЕР И СТЕПЕНЬ ФИЗИЧЕСКИХ И НРАВСТВЕННЫХ СТРАДАНИЙ ПОТЕРПЕВШЕГО

При определении размера компенсации морального вреда суд обязан учитывать характер (п. 2 ст. 1101 ГК РФ) и степень (абз. 2 ст. 151 ГК РФ) физических и нравственных страданий потерпевшего с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен вред, а также индивидуальных особенностей потерпевшего. Кроме того, в соответствии с п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» 4 (далее —Постановление Пленума № 17) характер физических и нравственных страданий должен устанавливаться судом с учетом поведения подсудимого непосредственно после совершения преступления. Например, оказание либо неоказание помощи потерпевшему), индивидуальных особенностей потерпевшего (возраст, состояние здоровья, поведение в момент совершения преступления и т. п., а также других обстоятельств (например, потеря работы потерпевшим).

Под характером физических и нравственных страданий понимается непосредственное содержание страданий, причиненных потерпевшему (нравственные страдания, причиненные смертью близкого родственника; физические страдания от причинения вреда здоровью и т. п.), а под степенью — «глубина» страданий потерпевшего.

Анализ перечня нематериальных благ, перечисленных в ст. 150 ГК РФ, а также сумм компенсаций морального вреда, взыскиваемых судами в пользу потерпевших (см. таблицу), позволяет выделить, в зависимости от источника, следующие виды морального вреда (физических и нравственных страданий) от наиболее существенного по характеру к менее существенному.

РАЗМЕРЫ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА, ВСТРЕЧАЮЩИЕСЯ В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ *

Смерть члена семьи. Как указывалось выше, сам по себе факт родства не является достаточным основанием для компенсации морального вреда.

Суды при оценке данного вида морального вреда принимают во внимание:

1) близость отношений (супруг, фактический супруг (апелляционное определение Оренбургского областного суда от 22.01.2015 по делу № 22–95/2015), ребенок, отец или мать, двоюродная сестра и др.);

2) возраст погибшего (малолетний или взрослый);

3) фактическое состояние семейных (родственных) отношений между погибшим и потерпевшим, а также был ли погибший родственник единственным для потерпевшего (супруг, единственный ребенок и др.)

Из практики. А. был осужден по п. п. «б», «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ. В пользу потерпевшей К. в счет компенсации морального вреда суд взыскал 500 тыс. руб. Сторона обвинения обжаловала приговор, требуя увеличить размер компенсации, поскольку она несоизмерима с понесенными К. физическими и нравственными страданиями, потерявшей единственного ребенка, лишившейся поддержки и опоры в дальнейшей жизни. Апелляция согласилась с приведенными доводами и указала, что суд первой инстанции не в полной мере учел фактические обстоятельства дела, тяжесть нравственных страданий, причиненных К. в результате преступления, связанных с невосполнимой утратой — гибелью малолетнего сына. При таких обстоятельствах взысканная судом сумма является чрезмерно заниженной и несправедливой по отношению к потерпевшей. Принимая во внимание возраст А., состояние его здоровья, материальное положение его семьи, а также требования разумности и справедливости, суд апелляционной инстанции увеличил размер компенсации до 1,5 млн руб. (апелляционное определение Московского областного суда от 12.03.2015 по делу № 22–604/2015).

Вред здоровью потерпевшего. Здесь, как правило, размер компенсации напрямую зависит от тяжести вреда, причиненного здоровью потерпевшего (см. таблицу) — чем более тяжкий вред здоровью, тем выше размер компенсации морального вреда.

Физическая боль, не связанная с причинением вреда здоровью. По таким уголовным делам суды обычно взыскивают незначительные суммы компенсации морального вреда. По своему характеру и степени физические и нравственные страдания здесь менее существенны и могут выражаться, помимо физической боли, в дискомфорте потерпевшего.

Из практики. Ч. был осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ. Суд взыскал с него 15 тыс. руб. в счет компенсации морального вреда в пользу Ф. В апелляционной жалобе Ч. просил снизить размер компенсации. Суд апелляционной инстанции в удовлетворении жалобы отказал, мотивировав свое решение тем, что при определении размера компенсации мировой судья учел степень физических и нравственных страданий потерпевшего, который испытал сильную физическую боль от повреждений, дискомфорт, а также нравственные страдания, поскольку из-за имевшихся у него на лице следов побоев в течение длительного времени он был вынужден находиться дома, так как ему было стыдно появляться на людях (постановление Заводоуковского районного суда Тюменской области от 01.11.2011 по делу № 10–14/2011).

Нарушение иных нематериальных благ. Под нарушением иных нематериальных понимаются нарушения неприкосновенности жилища, частной жизни и др. В этих случаях суды взыскивают компенсацию морального вреда в наименьшем размере, что может быть обусловлено, с одной стороны, тем, что потерпевшие сами не требуют значительных сумм компенсации. С другой, тем, что данный вред обычно характеризуется причинением исключительно нравственных страданий потерпевшему, которые могут быть определены фактически только на основе показаний самого потерпевшего.

СТЕПЕНЬ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

Оценивая степень морального вреда, суды учитывают, в основном, два крайне тесно взаимосвязанных критерия.

Интенсивность и продолжительность физических и нравственных страданий потерпевшего. Интенсивность может выражаться, в частности, в мучительности, разнообразии и длительности страданий, необходимости амбулаторного или стационарного лечения потерпевшего и его длительности, количестве перенесенных потерпевшим операций, приемов у врачей и др.

Из практики. Ф. был осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ. В счет компенсации морального вреда с него было взыскано 500 тыс. руб. в пользу потерпевшего. Потерпевший обжаловал приговор, полагая, что суд занизил размер компенсации. В течение 3 месяцев в больнице он был привязан к специальной постели-сетке и не мог себя обслуживать, перенес 12 сложных операций под наркозом в ожоговом отделении, он испытывает тяжелые страдания, связанные с ожоговой болезнью, полным обезображиванием лица, отсутствием уха и верхней губы, неработоспособности суставов пальцев левой руки (он — левша). Потерпевший указывал на то, что в 25 лет он признан инвалидом, не может свободно двигаться, жить жизнью обычного человека, был вынужден расстаться с девушкой, его не узнают знакомые, реакция посторонних людей его шокирует, из-за чего поход в поликлинику, магазин, парикмахерскую и другие места для него является пыткой. Требовал увеличить размер компенсации до 1 млн руб. Суд апелляционной инстанции согласился с этими доводами, указав, что, безусловно, с учетом полученных травм, проведенного ранее и продолжающегося в настоящее время лечения, наличия у потерпевшего, являющегося молодым человеком, инвалидности, заявленные им требования в размере 1 млн руб. являются разумными и справедливыми. Приговор суда первой инстанции не соответствует тяжести причиненного вреда здоровью потерпевшего и степени его страданий. Размер компенсации увеличен до 1 млн руб. (апелляционное постановление Ивановского областного суда от 05.05.2015 по делу N 22–0749/2015).

Влияние перенесенных потерпевшим страданий на его образ жизни. Этот критерий может быть восполнимым. Например, при излечении потерпевшего, здоровью которого был причинен вред. Невосполнимым он является: при смерти близкого человека, обезображивании лица потерпевшего, утраты им каких-либо органов, установлении инвалидности, необходимости в дальнейшем постоянного приема лекарств, регулярных медицинских обследований, соблюдения им диеты и др., когда потерпевший вынужден изменить привычный образ жизни (не может продолжать работать по специальности и др.) или есть риск дальнейших неблагоприятных последствий для него (невозможность создать семью, отсутствие поддержки престарелых родителей в связи с гибелью взрослых детей и др.).

Соответственно, чем сильнее влияние перенесенных потерпевшим страданий на образ его жизни, тем, как правило, выше размер компенсации морального вреда.

Из практики. Ш. был осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ. В счет компенсации морального вреда с него в пользу потерпевшего Ф. взыскано 250 тыс. руб. В апелляционной жалобе Ф. требовал увеличить размер компенсации, ссылаясь на то, что суд не учел перенесенные им физические и нравственные страдания. Он указал, что в результате ДТП ему была ампутирована правая нога на уровне бедра, раздроблен таз, сломаны пальцы на обеих руках, он не сможет работать по специальности (слесарь-автомеханик), ему больно сидеть, после ДТП на протяжении 3 месяцев находился на стационарном лечении, из них 2 недели — в реанимации, в течение месяца его нижняя челюсть была зафиксирована, из-за чего он мог принимать только жидкую пищу через трубку, не мог разговаривать. Ф. также указал, что он не женат, не имеет детей и не знает, сможет ли когда-нибудь устроить свою личную жизнь с учетом своего физического состояния. Требовал взыскать с Ш. 10 млн руб. Суд апелляционной инстанции согласился с доводами Ф. о том, что суд не учел степень его физических и нравственных страданий. В связи с этим размер компенсации был увеличен до 600 тыс. руб. (апелляционное постановление Смоленского областного суда от 06.06.2016 по делу № 22–1051/2016).

НАЛИЧИЕ И СТЕПЕНЬ ВИНЫ ПОТЕРПЕВШЕГО

В соответствии со ст. 1083 ГК РФ, действие которой распространяется и на вопросы, связанные с компенсацией морального вреда (п. 1 ст. 1099 ГК РФ), при определении размера компенсации суд обязан учитывать наличие вины потерпевшего, а также ее степень.

Всего можно выделить четыре варианта оценки данного критерия.

Умысел потерпевшего на причинение вреда. В соответствии с п. 1 ст. 1083 ГК РФ вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит (то же самое касается компенсации морального вреда). Под умыслом потерпевшего понимается такое его противоправное поведение, при котором потерпевший не только предвидит, но и желает либо сознательно допускает наступление вредного результата (например, суицид) (п. 23 Постановления Пленума № 1).

Читайте так же:  Птс с подписью владельца и договор с подписью

В судебной практике по уголовным делам данный вариант не встречается.

Грубая неосторожность потерпевшего. Согласно п. 2 ст. 1083 ГК РФ грубая неосторожность потерпевшего является основанием для уменьшения компенсации морального вреда с учетом степени вины потерпевшего и причинителя вреда.

Законодательство не дает определения грубой неосторожности потерпевшего. Как показывает анализ судебной практики, суды признают наличие в действиях потерпевшего грубой неосторожности в случаях умышленного нарушения им различных правовых норм (правил), в результате чего стало возможным неосторожное причинение им вреда. В этих случаях суды значительно снижают размер компенсации морального вреда.

Из практики. С. был осужден по ч. 1 ст. 109 УК РФ за то, что во время охоты в лесном массиве в нарушение Правил охоты произвел выстрел из карабина по неясно видимой цели, приняв потерпевшего за кабана, в результате чего потерпевший скончался. Как следовало из материалов дела, с учетом обстановки потерпевший не должен был находиться в данное время впереди С. Потерпевший А. просил взыскать с С. в счет компенсации морального вреда 10 млн руб. Аналогичную сумму просил взыскать потерпевший Б. в свою пользу и в пользу малолетнего сына В. Суд указал, что с учетом принципов разумности и справедливости и того, что сам погибший, будучи участником охоты, проявил грубую неосторожность, также нарушив Правила охоты, размер компенсации морального вреда подлежит уменьшению до 300 тыс. руб. в пользу А., 300 тыс. руб. в пользу Б., а также 250 тыс. руб. в пользу малолетнего потерпевшего В. Суд апелляционной инстанции оставил приговор без изменения (апелляционное постановление Пермского краевого суда от 12.05.2016 по делу № 22–2696/2016).

Часто грубая неосторожность потерпевших выражается в нарушении Правил дорожного движения, которое способствует причинению вреда их жизни или здоровью в рамках ст. 264УК РФ. Например, в судебной практике грубой неосторожностью потерпевших признют:
— непристегивание ремнями безопасности (приговор Артинского районного суда Свердловской области от 13.10.2015 по делу № 1–9/2015 (1–118/2014);
— езду без мотошлема (приговор Зарайского городского суда Московской области от 24.11.2011 по делу № 1–191/2011);
— передачу управления автомобилем лицу, не имеющему водительского удостоверения и находящемуся в состоянии алкогольного опьянения, а также совместное употребление с ним алкоголя в перерывах между поездками (приговор Алексеевского районного суда Белгородской области от 04.04.2012 по делу № 1–23/2012);
— нахождение в состоянии алкогольного опьянения потерпевшего-водителя (приговор Кушнаренковского районного суда Республики Башкортостан от 12.05.2014 по делу № 1–40/2014) или потерпевшего-пешехода (приговор Брянского районного суда Брянской области от 29.12.2014 по делу № 1–161/2014) и др.

Характерно, что по уголовным делам об умышленных преступлениях суды практически не ссылаются на грубую неосторожность потерпевшего как на основание для снижения размера компенсации морального вреда.

Такой ограничительный подход представляется обоснованным. В противном случае почти любое поведение потерпевшего можно было бы рассматривать как грубую неосторожность, искусственно снижая степень вины причинителя вреда. Например, если он возвращается домой поздно ночью, оставляет автомобиль на неохраняемой парковке, не имеет средств самообороны, не курит и т. п.

Противоправное или аморальное поведение потерпевшего. ГК РФ не учитывает этот критерий вины потерпевшего. Строго говоря, такое поведение потерпевшего нельзя отнести к умыслу на причинение вреда (п. 1 ст. 1083 ГК РФ), так как при таком поведении потерпевший, как правило, не представляет, какой вред ему может быть причинен. Трудно его отнести и к грубой неосторожности потерпевшего (п. 2 ст. 1083 ГК РФ), поскольку такое поведение потерпевшего может выражаться не только в нарушении каких-либо правил, но и в противоправном, в том числе преступном, поведении в отношении самого причинителя вреда.

Тем не менее суды учитывают данное обстоятельство при определении размера компенсации морального вреда как по уголовным делам, в рамках которых установлено наличие соответствующего обстоятельства, смягчающего наказание (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ), так и по делам, предусматривающим данное обстоятельство в качестве привилегирующего признака (ст.ст. 107,108, 113, 114 УК РФ).

Из практики. Ф. был осужден по ч. 1 ст. 107 УК РФ за убийство А. в состоянии аффекта. Когда Ф. вернулся с работы, он обнаружил дома А., который сидел с его дочерью С. и смотрел телевизор. На вопрос Ф. о том, что А. делает у него дома, потерпевший ответил, что С. на самом деле является его дочерью, и он ждет жену Ф., чтобы поехать с ней на дачу. Потерпевший также сказал, что он находится в интимных отношениях с женой Ф. и будет это продолжать. В ответ на это Ф. убил его кухонным ножом. При рассмотрении дела в суде потерпевшая, которая была женой убитого, требовала взыскать 2 млн руб. в счет компенсации морального вреда. Суд учел нравственные страдания потерпевшей в связи со смертью супруга, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, степень вины подсудимого, его имущественное положение, а также противоправное (аморальное) поведение умершего А. и снизил размер компенсации до 100 тыс. руб. (приговор Кизнерского районного суда Удмуртской Республики от 25.03.2014 по делу № 1–2/2014).

Отсутствие вины потерпевшего. Этот фактор расценивается судами как обстоятельство, подтверждающее отсутствие оснований для снижения размера компенсации морального вреда, на котором настаивает потерпевший. Но отсутствие вины потерпевшего не исключает возможности снижения размера компенсации морального вреда с учетом иных обстоятельств.

СТЕПЕНЬ ВИНЫ ПРИЧИНИТЕЛЯ ВРЕДА

В соответствии со ст. 151 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда суд обязан учитывать степень вины нарушителя (причинителя вреда). В пункте 2 ст. 1101 ГК РФ содержится уточнение данного требования и указывается, что степень вины причинителя вреда учитывается при определении размера компенсации в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

Компенсация морального вреда не зависит от вины причинителя вреда (ст. 1100 ГК РФ). Если вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности (например, в рамках преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ). В таких ситуациях суд должен привлекать в качестве гражданского ответчика владельца источника повышенной опасности (например, собственника транспортного средства), который будет нести гражданско-правовую ответственность за причиненный с использованием его транспортного средства вред, если не докажет, что он возник в результате умысла потерпевшего или непреодолимой силы (п. 1 ст. 1079 ГК РФ) или после выбытия источника повышенной опасности из его обладания в результате противоправных действий иных лиц (п. 2 ст. 1079 ГК РФ).

Если степень вины причинителя вреда (подсудимого) подлежит оценке, при определении размера компенсации морального вреда суд учитывает субъективную сторону состава преступления (форму вины, а также другие — квалифицирующие или привилегирующие — элементы субъективной стороны).

По логике закона, размер компенсации морального вреда должен определяться в зависимости от того, причинен ли моральный вред умышленно или по неосторожности. Однако, как показывает приведенная выше таблица, говорить о такой закономерности не приходится (см. напр., размеры компенсации морального вреда по ч. 1 ст. 105 и ч. 1 ст. 109 УК РФ). Во многом такая практика может быть вызвана тем, что суды при оценке размера морального вреда отдают приоритетное значение характеру и степени физических и нравственных страданий потерпевшего.

Если моральный вред причинен совместными действиями подсудимых (преступление совершено в соучастии), суд должен оценить фактическую роль каждого подсудимого в причинении вреда.

По общему правилу лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно, при этом по заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить долевую ответственность на причинителей вреда (ст. 1080 ГК РФ). В соответствии с п. 24 Постановления Пленума № 17, если моральный вред причинен преступными действиями нескольких лиц, он подлежит возмещению в долевом порядке. Размер долей может быть как одинаковым (при равной фактической роли соучастников в причинении вреда), так и разным. Если в ходе дальнейшего инстанционного движения уголовного дела оценка степени вины подсудимого уменьшилась (например, в результате переквалификации преступления в сторону смягчения), суд, изменивший квалификацию, должен соразмерно уменьшить размер компенсации морального вреда.

ИМУЩЕСТВЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПРИЧИНИТЕЛЯ ВРЕДА

В соответствии с п. 3 ст. 1083 ГК РФ суд вправе уменьшить размер компенсации морального вреда с учетом имущественного положения причинителя вреда (подсудимого), за исключением случаев, когда вред причинен его умышленными действиями. На основании данной нормы вышестоящие суды могут отклонить доводы жалоб стороны защиты об уменьшении размера компенсации морального вреда с учетом имущественного положения подсудимого по уголовным делам об умышленных преступлениях.

Иногда суды не учитывают имущественное положение подсудимых, когда они обязаны это делать, например, по уголовным делам о неосторожных преступлениях.

Из практики. Т. осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ. С него взыскано 500 тыс. руб. компенсации морального вреда. Суд апелляционной инстанции снизил размер компенсации до 350 тыс. руб. со ссылкой на п. 3 ст. 1083 ГК РФ, а также требования разумности и справедливости, указав, что суд первой инстанции формально сослался на учет материального положения подсудимого, но фактически его не учел. Т. работает продавцом, размер его оклада составляет 5 тыс. руб., он имеет 5 детей (из них 4 — малолетние), жена Т. находится в отпуске по уходу за ребенком, семья испытывает материальные трудности и имеет обязательства по кредиту на цели личного потребления. При этом сведений о благосостоянии подсудимого суду не было представлено (апелляционное определение ВС Удмуртской Республики от 16.07.2013 по делу № 22–1711/2013).

При оценке имущественного положения подсудимого суды исследуют, в частности, трудоспособность подсудимого, наличие у него работы, иного постоянного источника доходов, имущества, за счет которого возможна выплата компенсации, а также наличие членов семьи или родственников на иждивении подсудимого (жены, в том числе в состоянии беременности, детей, престарелых родителей и др.). При этом если подсудимый трудоспособен, отсутствие у него работы или денежных средств на момент рассмотрения уголовного дела судом не расценивается как основание для снижения размера компенсации (кассационное определение ВС РФ от 19.10.2009 по делу № 45-009-106, апелляционные определения ВС РФ от 08.07.2015 по делу № 18-АПУ15-22,Брянского областного суда от 14.08.2015 по делу № 22–1238).

ИНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

В соответствии с абз. 2 ст. 151 ГК РФ суд при оценке размера компенсации морального вреда вправе учитывать любые иные обстоятельства, которые, с его точки зрения, заслуживают внимания. Разумеется, суды свободны в оценке таких обстоятельств.

Среди иных обстоятельств суды учитывают добровольное возмещение морального вреда подсудимым (полное или частичное), которое влияет на конечный размер компенсации морального вреда, взысканной судом. Если суд при определении размера компенсации не уменьшил сумму, которую требует потерпевший, на сумму денег, уже добровольно переданных ему подсудимым в счет компенсации вреда, это рассматривается как ошибка.

Как показал анализ судебной практики, определить обоснованный размер компенсации морального вреда трудно из-за того, что критерии, которые должны учитываться при оценке размера компенсации, оценочные. Поэтому единственным кардинальным решением этой проблемы может быть только официальное закрепление размеров компенсации морального вреда (примерных или фиксированных).