Ликвидация мировых судов в

Депутаты отказались понимать ликвидацию мировых судей
и потребовали дополнительных разъяснений

Вчера городской суд Санкт-Петербурга вернулся к рассмотрению собственного вердикта о ликвидации статуса юридических лиц для мировых судей, принятого в феврале этого года. Поводом для этого стало требование депутатов ЗакСа разъяснить им механизм исполнения данного решения. А именно — кому и в каком порядке надлежит передавать имущество, закрепленное за мировыми судьями и их участками. Кроме того, неясным остается вопрос о том, может ли судья самостоятельно нанимать на работу своих служащих. С подробностями — Анна Пушкарская.

Напомним, в феврале 2005 года горсуд решил, что мировые судьи не могут обладать правами юрлиц. Следствием этого вердикта должен стать перевод помещений, материально-технической базы и штатных сотрудников судебных участков в ведение комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности (КВЗПБ) Смольного во главе с Леонидом Богдановым. Это ведомство должно стать распорядителем средств городского бюджета, выделяемых на содержание судебных участков. Общий объем этих ассигнований приближается к 86 млн рублей в год, что примерно в три раза ниже, чем фонд зарплаты самого комитета. К реформе системы мировых судей, которых в городе 160, Смольный приступил месяц назад, после того как успешно завершил борьбу с Уставным судом.

По информации Ъ, КВЗПБ предложил мировым судьям самостоятельно ликвидировать свои юрлица, перечислив им на это по 12 тыс. рублей. Учитывая сроки формирования бюджета на следующий год, судьи решили не обострять ситуацию и приступили к процедуре ликвидации. Однако реализовать план Смольному может помешать противодействие депутатов, которые не хотят в пользу Смольного отказываться от возможности влиять на назначение мировых судей. Дело в том, что мировые судьи ежегодно рассматривают около тысячи дел, в том числе по таким жизненно важным вопросам, как лишение водительских прав и земельные споры. В итоге ЗакС воспользовался приемом, который был успешно опробован губернатором Валентиной Матвиенко, когда потребовался повод для неисполнения решения Уставного суда (Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 18.11.2003 N 43) (Постановление Уставного суда Санкт-Петербурга от 14.03.2005 N 127-П) о ликвидации губернаторской администрации. Депутаты заявили, что процедура исполнения решения горсуда требует уточнений. Однако, в отличие от губернатора, за разъяснением правового механизма ЗакС обратился непосредственно в горсуд и попросил ответить на 11 вопросов. В том числе — кому и в каком порядке подлежит передать имущество, закрепленное за мировыми судьями и их судебными участками, а также может ли судья самостоятельно нанимать на работу своих служащих. Эти же вопросы глава парламентской комиссии по законности и правопорядку Аркадий Крамарев переадресовал курирующему КВЗПБ вице-губернатору Валерию Тихонову с предложением разрешить создавшуюся юридическую коллизию таким образом, чтобы «сохранить независимость и самостоятельность мировых судей».

Обо всем этом господин Крамарев объявил в минувшую пятницу на собрании мировых судьей и пообещал им не менять закон, регулирующий их деятельность, до разъяснений суда. Оппонентом депутата вынужден был выступить глава КВЗПБ господин Богданов, чьи подчиненные, по данным Ъ, накануне обзванивали судей, безуспешно пытаясь сорвать кворум собрания. В дополнение к уже предпринятым шагам господин Богданов предложил судьям распустить Совет мировых судей (независимый орган судейского сообщества), передав его функции сформированному Смольным Координационному совету из чиновников, депутатов и судей во главе с вице-губернатором Валерием Тихоновым. Однако судьи не только отказались от этого предложения, но и отказали в доверии и главе своего совета судье Анне Никитиной, которая, по их мнению, занимала «просмольнинскую позицию». Теперь главным кандидатом на этот пост называют однокурсницу президента Владимира Путина судью Татьяну Силлер. Одновременно собрание проголосовало за включение в городскую квалификационную коллегию судей (ККС) судьи Ольги Василенко, выступавшей оппонентом Смольного. Впрочем, учитывая, что Смольный активно лоббирует свою позицию в отношении мировых судей в лояльном к нему руководстве всего городского судейского сообщества, дальнейшее развитие событий остается непредсказуемым.

Вчера, заслушав 11 вопросов, интересующих депутатов, городской суд удалился для вынесения решения.

Ъ будет следить за развитием событий. «Внутренние дела судей и не должны волновать граждан»

Собрание мировых судей стало прелюдией к предстоящим 21 октября перевыборам председателя квалификационной коллегии судей (ККС), за чей пост активно ведут кулуарную борьбу Смольный и ЗакС. Последние два года ККС возглавляла Вера Ильинская — судья Уставного суда, недавно отправленного в отставку по требованию губернатора. Состав и кандидатура новой коллегии имеет принципиальное значение с точки зрения подконтрольности судейского сообщества Смольному и ЗакСу. ККС отбирает кандидатов в судьи, принимает решения как о лишении судей полномочий, так и присвоении чинов, а также устанавливает размер пожизненного содержания судьи при выходе его в отставку. По данным Ъ, борьба за пост главы ККС развернется между двумя главными кандидатами, представляющими Арбитражный и городской суды. При этом треть голосов в коллегии принадлежит представителям общественности, избранным ЗакСом. Совет судей решил изменить практику голосования и выбрать главу ККС не на коллегии, а на общей конференции судей — тоесть без участия общественных представителей. Одновременно совет предписал мировым судьям провести выдвижение своих делегатов не на общем, а на районных собраниях. В свою очередь председатель Совета судей Юрий Козлов отказался возвращаться к традиционной процедуре избрания главы ККС, заявив, что «это внутреннее дело судей и не должно волновать граждан».

Решение мирового суда о расторжении законного брака: процесс

Расставание семейной пары – достаточно сложный гражданский процесс, с психологической и правовой точки зрения. Любое решение мирового суда о расторжении брака реально при наличии письменных заявлений от супругов. Обоюдное решение мужа и жены на развод через мировой суд ускорит процесс законного расставания. Дополнительно, причиной развода становится смерть одного из супругов, официально признанная законным судом.

Причины возможного отклонения искового требования

Обращаться в суд потребуется, если расторжение семейного союза через ЗАГС невозможно. Законодательный порядок позволяет судье отказать:

  • При наличии нерешенного вопроса с детьми;
  • Отказа мужа или жены разводиться;
  • При наличии имущественных споров;
  • Неявка ответчика в ЗАГС.

Мировые судьи утверждают решение об обязательном расторжении законного брака только с отсутствием споров у супругов по поводу детей.

Вопрос с детьми становится камнем преткновения при равном материальном положении супругов. При неспособности обеспечить детей необходимым иждивением, суд занимает противоположную сторону – детей оставляют с материально обеспеченным супругом. При наличии у разводящихся супругов только требований раздела имущества, с возможностью заключения примирения – мировой судья берет дело. Претензии, не входящие в полномочия мирового судьи, вместе с прошением о расторжении заключенного брака, подают в общую судебную систему.

Требуемые документы для процесса

Сдача документов имеет следующий порядок:

  • Оригинал и копия свидетельства брачного союза;
  • Свидетельства/паспорта детей;
  • Справка, подтверждающая оплату пошлины за рассмотрение/принятие решения о необходимом расторжении брачного союза судом;
  • Подтвержденное нотариусом, заявление обоюдного согласия супругов на развод;
  • При наличии вопроса уплаты алиментов для детей, подают справки о доходах супругов;
  • Брачный договор с копией (при наличии);
  • Дополнительная документация, требуемая судом.

Как заполняется заявление о разводе

Можно самостоятельно подать прошение о расторжении официального брака в суд, а при наличии возможности, воспользоваться услугами практикующего юриста. Подать соответствующее прошение нужно по адресу ответчика, на участке определенного судьи. Иногда, при взаимном согласии, документ подается по адресу истца. Причина – наличие маленьких детей и проблем со здоровьем у ответчика.

Нужно вписать ФИО судьи, принимающего решение о расторжении супружеского союза и номер ответственного участка. Важно правильно заполнить информацию о прошлых супругах: прописку, фактический адрес, рабочие телефоны и e-mail. Указать дату и место осуществления брака. Ускорение процесса принятия необходимого решения судом, требует указать: дату рождения детей, с кем находятся, повод развода и договоренности относительно имущественных вопросов. При наличии внебрачных детей – требуются подать дополнительную документацию.

Неверно заполненное заявление, судья вправе вернуть на доработку или отказать в решении об обязательном расторжении супружеского союза.

Рассмотрение дела

Правильно составленное прошение суд примет, в течение недели, известив о точных сроках и адресе проведения процесса по ликвидации законных отношений. В соответствии с законом дата назначается в течение 1 месяца с даты подачи заявления. Процесс в мировом суде длится не более 3 месяцев. Период принятия нужного решения о расторжении брака сокращается/растягивается в зависимости от:

  • Взаимного согласия супругов подать на развод;
  • При несогласии с расторжением брака одного из супругов, судья принимает решение отложить процедуру на три месяца для возможного мира;
  • Доступно отправить прошение для отсрочки заседания;
  • Отсутствие ответчика способно отложить процесс о расторжении брака, правда, после третей неявки дело проводиться в одностороннем порядке.

Принятое мировым судьей решение реально обжаловать в течение 1 месяца.

Свидетельство о ликвидации брачного союза

Постановление о разводе – документ, подтверждающий ликвидацию брака. В мировом суде не выдаются подобные свидетельства и заканчивает бракоразводную процедуру ЗАГС. Постановив решение о расторжении брака, любой суд направляет ходатайство в местное отделение статистики гражданского состояния. Полученную копию судебного заключения нужно предоставить в ЗАГС и получить свидетельства о расторжении брака и паспортные штампы. Нужен паспорт и заявление о получении свидетельства о разводе. Заявление возможно в документальной и устной форме. Гос. пошлина составляет 500 рублей для каждого из супругов. По закону, при отсутствии штампа в паспорте – брак является официальным, несмотря на решение мировых судебных органов о разводе. Осуществить новый брак доступно после регистрации бракоразводного процесса в ЗАГСе.

Общий алгоритм процесса

При возможности рекомендуется обратиться к профессиональным юристам, представляющих интересы разводящихся, на заседании. Общий план действий при решении расторгнуть брак:

  1. Тщательная подготовка нужной документации и снятие резервных копий.
  2. Грамотное составление заявления, с указанием нужных сведений и нюансов.
  3. Оплата государственной пошлины в судебной кассе/на специальном сайте.
  4. Передача документов в мировой суд.
  5. Получение повестки, как официального подтверждения принятия искового заявления.
  6. Явка на заседание мирового суда или предоставление справки, подтверждающей важность причины отсутствия.
  7. Получить решение мирового суда.
  8. Предоставить полученное решение непосредственно в ЗАГС.
  9. Получение штампа о разводе в паспорт.

Зная особенности и нюансы процесса, легко получить развод в мировом суде в кратчайшие сроки. Но необходимо принять тщательно взвешенное решение, не жалея в будущем о скоропалительных действиях.

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями:

Мировой суд в Российской империи в 1864-1889 гг. : на примере Калужской губернии Виноградов Виктор Викторович

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Виноградов Виктор Викторович. Мировой суд в Российской империи в 1864-1889 гг. : на примере Калужской губернии : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.01 / Виноградов Виктор Викторович; [Место защиты: Рос. правовая акад. М-ва юстиции РФ].- Москва, 2010.- 188 с.: ил. РГБ ОД, 61 10-12/920

Содержание к диссертации

Глава I. Введение института мирового суда в Российской империи 27

1. Особенности создания мирового суда в процессе разработки Судебной реформы 27

2. Подготовка, образование и упразднение института мирового суда в Калужской губернии 44

Глава II. Организация системы мировых судов в Калужской губернии в 1864—1889 годах 62

1. Реализация основных законодательных требований к организации мирового суда в Калужской губернии 62

2. Участковые судьи, почетные мировые судьи и съезды мировых судей как важнейшие элементы структуры мирового суда Калужской губернии .75

Глава III. Деятельность мировых судов в Калужской губернии 106

1. Производство в мировых судах по уголовным делам 106

2. Особенности производства в мировых судах гражданских дел 126

Список использованных источников и литературы 157

Введение к работе

Актуальность темы диссертационного исследования. За длительный период своего существования Российское государство, его народ пережили немало различных преобразований, предпринимаемых верховной властью, направленных, по ее твердому убеждению, к славе и пользе страны. Эти преобразования вызывали различное отношение современников, в наше время исследователи также по-разному представляют, оценивают достижения реформ. Однако Судебная реформа, которая является важной составной частью Великих реформ, буржуазных реформ 60—70-х годов XIX века, в оценках современников и ученых конца XX — начала XXI века, получила практически единодушное одобрение, самые высокие оценки. Советские авторы, подвергая дореволюционную государственно-правовую систему жесткой критике, которая была зачастую справедливой, находили положительные моменты, привнесенные данной реформой, не забывая при этом отмечать и ее негативные черты. Но трудно все же не согласиться с бытующим мнением о том, что Судебная реформа 1864 года являлась самой последовательной и самой буржуазной из всего ряда состоявшихся реформ 1 . Она стала важным элементом всех предпринятых преобразований, неизбежным результатом процесса модернизации всей системы общественных отношений, следствием отмены крепостного права. Новый суд, по словам А. Ф. Кони, «не мог быть заключен в прежние, обветшалые, узкие, лишенные жизненной правды формы. Их единодушно осуждало общественное мнение, они слишком долго заслоняли > и заглушали собою идею правосудия, ставя на место его условное и столь часто произвольное применение закона. Если по отношению к освобождению крестьян, под внешнею готовностью, существовало большое внутреннее разногласие, если отдельные группы, отдельные слои общества сомневались еще в своевременности, правильности Крестьянской реформы, в том виде, в

1 См.: Российское законодательство X—XX веков. — Т. 8: Судебная реформа. — М., 1991. — С. 5.

котором она была намечена, то по отношению к суду все были согласны между собою. Все сословия, без различия, чувствовали на себе его недостатки, и каждый, кому приходилось с ним соприкасаться, выносил из него более или менее удручающее впечатление» .

Именно новые судебные учреждения воплощали в себе все передовые принципы буржуазного судоустройства и судопроизводства. Именно эти принципы позволяли получить суд, который служил интересам всего общества, обеспечивал равные условия при осуществлении судопроизводства для всех его членов. Отдельные отступления от передовых, буржуазных принципов в построении суда и в судопроизводстве, которые имелись в российской действительности и после введения в действие Судебных уставов, и более серьезные отступления, появившиеся уже в результате судебной контрреформы, ни в коей мере не умаляют значение этой действительно великой реформы.

И ценный опыт, накопленный при проведении дореволюционной судебной реформы, в известной мере может быть востребован и на современном этапе. При проведении в Российской Федерации преобразований в судебной системе возникли близкие задачи, решение которых, необходимо отметить, не определяется результатами исследований особенностей практики осуществления Судебной реформы 1864 года. Однако определенные ее моменты без сомнений, заслуживают нашего пристального внимания. И здесь необходимо отметить, что успех прежней реформы находится в прямой зависимости от того массового воодушевления, которое она вызывала в различных слоях общественности российского общества. Незначительной мере тому способствовали преобразования местного суда, его деятельность. И поэтому обращение к изучению организации и функционированию мирового суда, созданного в ходе Судебной реформы Л 864 года, представляется вполне оправданным и закономерным.

1 Кони А. Ф. Судебная реформа и суд присяжных // Кони А. Ф. Собр. соч. — Т. 4. — М.,1967. —С.202.

Мировой суд стал тем судебным учреждением, основанным на новых буржуазных принципах организации и деятельности, который находился ближе всего к населению, различным его слоям, различным сословиям. Он заслужил доверие народа, а хорошо известно, что это сложная и зачастую маловыполнимая задача для государственных учреждений. Он был близок массе населения, рассматривая «маловажные» уголовные и гражданские дела, осуществляя правосудие там, где ранее творилась «расправа». Последнее нередко заставляло прежде заинтересованных лиц отказываться от обращения в подобные учреждения.

Эффективность работы мирового суда находилась в зависимости от многих факторов: подготовительных работ до открытия новых судебных учреждений; особенностей организации самого суда, его вспомогательных структур; особенностей упрощенных процессуальных форм и обрядов, применяемых в таком суде; отношений с иными судебными и административными учреждениями (установленных законом и фактических), местным самоуправлением; наконец спецификой местных условий. Необходимо изучение не только нормативно-правовых актов, но прежде всего практики их применения. Это одна из важных задач на современном этапе исследования Судебной реформы, а также и ее важного звена — мировой юстиции.

Действительно, передовые Судебные уставы, содержавшие в себе новые для России принципы организации судебной системы и судоустройства, могли оказаться лишь буквами на бумаге. Воплощение этих положений на практике, их осуществление являлось, пожалуй, не менее сложной задачей, чем разработка самих Судебных уставов. Тем более что реализация реформы зависела уже от множества людей — чиновников, общественных деятелей, в конце концов от самих широких масс населения. Каким образом происходила реализация законодательных положений, касающихся организации и деятельности мировых судов, можно определить, только изучая всю совокупность общественных отношений, сложившихся в данной сфере, в том числе и на примере конкретной губернии, а полученные данные на примере таких ис-

6 следований могут служить далее основой для обобщающих трудов.

Российская империя с ее огромной территорией демонстрирует множество различий в социально-экономической и политической сферах. Эти отличия, а также некоторые иные факторы привели к длительному периоду реализации Судебной реформы, появлению местных особенных черт, что относится к полной мере и к мировой юстиции. Однако «классический вариант» ее организации действовал только на территории губерний Европейской части России (за некоторым исключением). К таким губерниям, например, относится Калужская губерния. Отличия местных условий, которые могли носить весьма существенный характер, как раз и породили специфические черты, возникшие в ходе реализации реформы, в работе мировых судов. Эти отличия требуют самого пристального изучения и анализа, без которых едва ли возможны выявление и правильная оценка общих положений в организации и деятельности мирового суда, упрощенного порядка судопроизводства.

Не будет лишним также отметить то, что отход от прежнего, классового подхода к изучению государства и права, предполагавшего известную предопределенность выводов, который, в общем-то, произошел еще в конце XX века, позволяет на современном этапе исследования проблемы иметь более широкие взгляды и выводы, которые, в свою очередь, должны быть основаны на изучении конкретных материалов. Мировая юстиция должна рассматриваться во всех аспектах своей деятельности, во всех взаимоотношениях и связях, а именно этому и способствует исследование заявленной научной проблемы.

Читайте так же:  Требования к цеху мясных полуфабрикатов

Цель исследования. Цель диссертационной работы состоит в том, чтобы на основе изучения обширной нормативной правовой базы, опубликованных и архивных материалов, литературы провести всесторонний анализ процессов создания, организации, деятельности и ликвидации мирового суда-рассматриваемого периода в Калужской губернии, а также в выявлении общих и частных черт, характерных для института мировой юстиции в данной губернии.

Для достижения вышеизложенной цели автором были поставлены следующие, задачи:

рассмотреть процесс воплощение в жизнь принципов нового устройства местного суда и судопроизводства на примере отдельной губернии, осветить при этом вопрос ожиданий реформаторов в данной сфере и реальные региональные результаты;

исследовать процесс подготовки введения мировых судебных учреждений в Калужской губернии, определить местные особенные черты и дать оценку результатам подготовительной деятельности;

проанализировать порядок создания и организации мирового суда, особенности его личного состава в данной губернии, выявить общие и частные моменты, проследить эволюцию его отдельных элементов (участковых и почетных мировых судей, съездов мировых судей и т. д.) и всей системы мировых судов в целом;

проследить отношение мировых судебных учреждений с другими судами и административными органами, и прежде всего земским самоуправлением, определить его социальную и иную значимость для данной территории;

выявить особенности рассмотрения в мировом суде данного региона гражданских и уголовных дел, применения судом норм гражданского и уголовного судопроизводства;

определить основные результаты и последствия введения мировой юстиции в Калужской губернии, сравнив их с результатами в других регионах.

Объектом исследования диссертационной работы следует признать всю совокупность общественных отношений, связанных с оформлением, организацией и функционированием мировой юстиции в.Калужской губернии в рассматриваемый период.

В качестве предмета исследования выступают совокупность нормативных правовых актов, регулирующих организацию и функционирование ми-

рового суда, а также практическая реализация данных актов на территории Калужской губернии.

Хронологические рамки. Работа охватывает период с 1864 года по 1889 год. Начальная дата обусловлена тем, что необходимость более глубокого и детального изучения деятельности мировой юстиции в данном регионе требует освещения вопроса подготовки введения новых судов. При этом существует потребность привлекать материалы, которые относятся к более раннему периоду и позволяют уяснить вопрос, касающийся планов реформы местного суда и воззрений на него реформаторов и общественных деятелей. Конечная дата связанна с упразднением мировой юстиции в данной губернии и ее заменой новыми административно-судебными учреждениями.

Территориальные рамки. Калужская губерния указанного периода представляла собой регион, имевший развитые традиции дворянского землевладения. Отмена крепостного права не могла не вызвать здесь особой потребности в реформировании местного суда. Эта потребность усугублялась и тем, что в губернии быстро развивались экономические отношения.

Калужская губерния являлась одной из внутренних губерний России, составляя один из округов, относящихся к ведомству Московской судебной палаты. Устройство мировой юстиции в этих губерниях носило характер обычный, предусмотренный законом организации мирового суда, тогда как на окраинах Российской империи и в некоторых других районах имелись те или иные отступления от этой модели. Поэтому изучение мировой юстиции в Калужской губернии позволяет выявить частные моменты в организации и деятельности данного института в одной из губерний интенсивно развивающегося региона страны, более глубоко понять существовавшие здесь общие тенденции. В этих целях в исследовании будут частично привлекаться и материалы по другим губерниям.

Методологической основой диссертационного исследования являются диалектический метод познания, принцип историзма. Институт мировой юстиции рассматривается в его развитии, во всей совокупности внешних и

внутренних взаимосвязей, в зависимости от быстро изменяющихся социально-экономических, политических и иных исторически сложившихся условий. В диссертации широкое применение получили сравнительно-исторический и формально-юридический методы, позволяющие с большей глубиной проанализировать нормативную правовую базу мировой юстиции, выявить общие и частные моменты, характерные для данного института.

Теоретическую основу диссертации составили исследовательские подходы историков и теоретиков государства и права С. С. Алексеева, В. М. Баранова, В. Н. Бабенко, Б. В. Виленского, А. А. Демичева,

B. В. Дорошкова, В. В. Ершова, Н. П. Ерошкина, Н. Н. Ефремовой,

C. В. Кодана, М. Г. Коротких, Л. Е. Лаптевой, Г. В. Мальцева,
А. Я. Малыгина, Б. Н. Миронова, Л. А. Морозовой, Р. С. Мулукаева,
М. В. Немытиной, В. С. Нерсесянца, Н. С. Нижник, Т. Е. Новицкой,
И: А. Покровского, Н. Н. Полянского, М. М. Рассолова, А. А. Сафонова,
Е. А. Скрипилева, А. С. Смыкалина, А. С. Тумановой, М. А. Чельцова-
Бебутова и др.

Источниковая база исследования. Выбор объекта анализа, поставленные научно-познавательные задачи требуют привлечения широкого корпуса источников, документові Весь круг документов можно разделить на следующие группы: нормативные правовые акты; справочные и статистические сведения; материалы официального делопроизводства (материалы, связанные с разработкой, проектированием реформ, — проекты, записки, журналы различных учреждений); неофициальные документы (проекты, записки, комментарии,- дневники, мемуары и материалы периодической печати). Часть из вышеуказанных документов находится в составе архивных фондов.

Наиболее важными нормативными^ правовыми актами следует признать Судебные уставы, принятые 20 ноября 1864 г.: «Учреждение судебных установлений», «Устав уголовного судопроизводства», «Устав гражданского судопроизводства», «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями». Первый Устав регламентирует новую организацию судоустройства, два дру-

гих — порядок уголовного и гражданского судопроизводства, а четвертый относится к материальному праву. Процедуру введения новых судебных учреждений, в том числе и мирового суда, регламентируют «Положение о введении в действие Судебных уставов 1864 года» от 19 октября 1865 года, а также ряд нормативных правовых актов, принятых в развитие и изменение положений Судебных уставов 1864 года.

Данные нормативно-правовые акты были опубликованы в виде отдельных официальных изданий, а также в Полном собрании законов Российской империи, по которому и приводятся 1 . Серьезный интерес для исследователя представляют и данные акты, опубликованные в неофициальных изданиях с научно-практическим комментарием авторов-составителей 2 . По форме нормативные материалы, утвержденные императором, могли носить различный характер (например, Высочайшее утверждение мнения Государственного совета). Использованы также материалы, помещенные в Своде законов Россшг-ской империи, и прежде всего в томах 15 и 16, а также «Положение о губернских и уездных земских учреждениях» от 1 января 1864 года. Большое значение имеют акты, приятые Правительствующим сенатом, сенатская практика.

Неоценимую помощь при проведении работы оказали циркуляры Министерства юстиции, а также акты местных должностных лиц, относящихся к деятельности мирового суда 3 .

Большую помощь в изучении темы оказали справочные материалы: адрес-календари, памятные и справочные книжки Калужской губернии, географические карты. Эти справочные издания содержат сведения самого различного характера: от списков всех государственных чиновников Калужской

1 См.: ПСЗ РИ. — Собр. 2. — Т. XLI. — Отд. 2, 1866. — № 43657; Т. XL. — Отд. 1, 1865. — № 42587; Т. XXXIX. — Отд. 2; 1864. — № 41475. — Ст. 19—40; Т. XXXVII. — Отд. 1, 1862. —№88761.

См.: Неклюдов Н. А. Руководство для мировых судей: Уставы о наказаниях. — СПб., 1868. — 781 с; Железников В. А. Настольная книга для мировых судей. — СПб., 1869. — 642 с; Исаченко В. Л. Мировой суд: Практический комментарий на первую книгу Устава гражданского судопроизводства. — СПб., 1913. — 884 с.

3 См.: Свод статистических сведений по делам уголовным, возникшим в 1872 году. — СПб., 1873. —87 с.

губернии, в том числе участковых и почетных мировых судей, до количества населения, расстояния между городами и ценами на продовольствие и т. д. По ним можно было узнать не только количество мировых судей в губернии, место их работы, равномерность их распределения, но и расстояние между населенными пунктами губернии, что было очень важно для населения Калужской губернии при обращении в мировой суд.

В процессе работы над диссертационным исследованием широко привлекались материалы периодической печати. Однако особое внимание было уделено материалам газеты «Калужские губернские ведомости», освещавшей различные вопросы введения, организации и деятельности местной судебной системы, в том числе и мировой юстиции 1 .

Основу источниковой базы диссертационного исследования составляют материалы делопроизводства мировых и общих судебных учреждений Калужской губернии, а также иных административных органов и местного самоуправления. Так, в работе использовались материалы мировых и общих судов Калужской* губернии, хранящиеся соответственно в Государственных архивах Калужской области. (ГАКО): фонды> Малоярославецкого, Калужского, Медынского, Мещовского съездов мировых судей Калужской губернии (Ф. 23, 90, 245, 323 ГАКО), а также участковых мировых судей Калужской губернии (Ф. 20—22, 101, 239, 327, 328, 393, 394, 530—543 ГАКО) и судебных приставов съездов мировых судей (Ф. 837, 883, 884, 886 ГАКО). Вспомогательный характер носят местные материалы, хранящиеся в фондах канцелярии Калужского* губернатора (Ф. 32 ГАКО), Калужского губернского земского собранияі(Ф. 213 ГАКО), Калужского* окружного суда’Московской судебной палаты (Ф. 6 ГАКО) и уездных членов Калужского окружного суда (Ф.» 7—12, 17, 25), Калужского губернского статистического комитета (Ф. 655 ГАКО):

Делопроизводственный комплекс архивных документов включает в себя

1 См.: Калужские губернские ведомости. — 1857. — № 2—5, 10—12, 26; 1859. — № 19; 1863. — №4—27.

различные виды документов, важнейшими из которых являются ежегодные отчеты участковых мировых судей и съездов мировых судей, деловая переписка учреждений и должностных лиц, формулярные списки судей, материалы уголовных и гражданских дел и другие документы.

Совокупность опубликованных и архивных материалов, имевших официальный и неофициальный характер, составляет источниковую базу данного исследования, которая позволяет с достаточной глубинной решить поставленные в работе задачи.

Научно-теоретическую основу диссертационного исследования составляют работы историков, историков-правоведов и юристов, посвященные проблемам Судебной реформы 1864 года и вопросам организации функционирования мировой юстиции.

Степень научной разработанности темы. Претворение в жизнь положений Судебной реформы 1864 года, а также устройство и деятельность мирового суда вызывали публицистический и научный интерес с момента издания Судебных уставов и даже еще ранее. Обращались к данной проблеме публицисты, общественные и государственные деятели, историки и правоведы, в том числе и историки-правоведы. Всю литературу по данной проблеме можно условно разделить на несколько групп: 1) общие работы по истории России данного периода; 2) работы, посвященные в целом Судебной реформе 1864 г. и некоторым взаимосвязанным с ней проблемам; 3) специальные исследования, которые направлены непосредственно на изучение мировой юстиции.

Хронологически всю литературу по данной проблематике, думается, можно разделить условно на-трю больших периода: 1) дореволюционный; 2) советский; 3) постсоветский (современный). Второй: период можно также разделить на отдельные подпериоды.

Начальный этап исследования Судебной реформы носил в значительной мере публицистический характер 1 . Однако; кроме подобных работ, имелись

1 См.: Головачев А. А. Десять лет реформ. 1861—1871. — СПб.: Вестник Европы, 1872. —

издания, носившие практический характер, издания в помощь практикующим юристам . Эти работы носят весьма ценный характер, они вводят в научный оборот отдельные документы реформы, анализируют имевшиеся на данный момент воспоминания и записки, дают оценку Судебной реформе, ее отдельным элементам и практике их применения, а также служат практическим руководством. Авторы расходились во взглядах на данную реформу, зачастую изменяя свои оценки по прошествии определенного времени, делали свои предложения по изменению отдельных положений судоустройства и судопроизводства. Эти взгляды со значительной долей условности можно разделить на либеральные и консервативные (охранительные).

Более плодотворным в изучении следует признать период, когда Судебные уставы подверглись корректировки в ходе судебной контрреформы и был накоплен значительный опыт в их применении. В конце XIX — самом начале XX века выходит значительное число работ, которые имеют в своей основе более широкую источниковую базу, высокую степень теоретической обоснованности и аналитический характер. Необходимость таких исследований подстегивалось и тем, что в этот период широко обсуждалась возможность внесения изменений в существующую систему судоустройства и судопроизводства. Существуют и отдельные исследования, специально посвященные организации и деятельности мирового суда в России, его истории».

Среди работ дореволюционного периода следует выделить одни из первых специальных трудов по мировому суду В. П. Безобразова 3 . Автор подвергает глубокому анализу нормы, регулирующие организацию и деятельность мирового суда, обращая* внимание и на нормы материального права. Весьма интересной следует признать и работу С. П. Мокринского, анализирующую особенности и историю развития мирового суда в России. При этом

1 См.: Филиппов М. А. Судебная.реформа в России. — СПб, 1871—1875. — Т. 1, 2; Семе
нов Н. М.
Наши реформы. — М., 1884; Пазухин А. Современное состояние России и со
словный вопрос. — М., 1886; Гессен И. В. Судебная реформа. — СПб., 1905. — С. 173.

2 См.: Мокринский С. П. Выборный мировой суд. — Пг., 1915; Тарановский Е. Н. Стати
стические сведения о деятельности судебных установлений. — Пг., 1915.

См.: Безобразов В. П. Мысли по поводу мировой судебной власти. — М., 1866.

автор опирается на богатый фактический материал, критически рассматривает преобразования мировой юстиции 1 . Велико значение работ известного судебного деятеля, публициста Г. А. Джаншиева, который в них обращается не только к Судебной реформе, мировой юстиции, но и другим составляющим «Эпохи Великих реформ» . В этом русле работал и А. А. Голавачев, критически анализируя положения Судебной реформы. Затрагивает проблему эффективности мировой юстиции В. Я. Фукс, который дает невысокую оценку ее деятельности. Важным исследованием следует признать юбилейное издание «Министерство юстиции за 100 лет. 1802—1902 гг.» Однако оно, содержа в себе богатый фактический материал, имеет в целом повествовательный характер. Достойны внимания учебные издания по уголовному и гражданскому процессу, имеющие в себе разделы, посвященные мировой юстиции, в том числе и ее истории 3 . Существует и ряд других весьма интересных трудов 4 .

Таким образом, на дореволюционном этапе развития научного исследования данной проблемы были сделаны существенные успехи. Однако относительно редкими были работы, посвященные именно мировому суду, практически отсутствовали работы, рассматривающие систему мировой юстиции на региональном уровне.

Следующий, советский, период исследования можно условно разделить на два этапа. Первый представляет собой период от 1917 года и до начала 60-

См.: Мокринскгш С. П. Выборный мировой суд.

2 См.: Джанишев Г. А. Страница из истории судебной реформы. Д. Н. Замятнин. — М.,
1883. — 155 с; Джанишев Г. А. Эпоха великих реформ. — Т. 2. — М., 2008. — 716 с;
Джаншиев Г. А. Основы судебной реформы: Сб. статей. — М.,2004. — 364 с.

3 См.: Фукс В. Я. Суд и полиция. — Т. 1. — М.,1889. — 282 с; Головачев А. А. Десять лет
реформ; Исаченко В. Л. Мировой суд: Практический комментарий на первую книгу Уста
ва гражданского судопроизводства; Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства.
— Т. I—ХЇЇ. — СПб., 1912. — 566 с; Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводст
ва. — Т. II—VIII. — Пг., 1915. — 608 с; Розин Н. Н. Уголовное судопроизводство. — Пг.,
1916. —599 с.

4 См.: Блинов И. А. Судебная реформа 20 ноября 1864 г. — Пг., 1914; Берендтс Э. П. Связь
судебной реформы с другими реформами Александра II и ее влияние на государственный
и общественный быт России. — Пг., 1915; Щегловитов И. Г. Влияние иностранных зако
нодательств на составление уставов 20 ноября 1864 г. — Пг., 1915; Мокринскгш С П. Вы
борный мировой суд; Тарановский Е. Н. Статистические сведения о деятельности судеб
ных установлений. — Пг., 1915.

х годов XX века, а второй — с начала 60-х годов и до конца 80-х годов XX века. В первый период советские исследователи лишь в малой степени уделяли внимания дореволюционным судам и судопроизводству. Мировой суд в таких условиях не мог выступать предметом специальных исторических и историко-юридических трудов. Советские авторы зачастую без должного обоснования и изучения источниковой базы навешивали ярлыки на дореволюционную юстицию, отвергая ее ценность, теоретические и практические наработки . Отдельные труды по истории дореволюционного суда рассматриваемого периода не ставили перед собой цель исследовать мировую юстицию. Одним из исключений из этого правила следует признать серьезный обзорный труд М. А. Чельцова-Бебутова, посвященный истории уголовно-процессуального права, изданный впервые в 1957 году. Глава 4 раздела 5 «Суд и процесс помещичье-буржуазной России» специально рассматривает и уголовный процесс в мировых судах, имея при этом характер обзора».

На втором этапе советского периода изучения проблемы происходят серьезные изменения и в количестве работ, и в их качестве. Появляются специальные работы, посвященные только Судебной реформе 1864 года и ее отдельным аспектам. Общий или взаимосвязанный, затрагивающий Судебную реформу характер имеют работы таких известных советских исследователей, как П. А. Зайончковского, И. В. Оржеховского, Е. Н. Кузнецовой, Л. Г. Захаровой 3 .

Однако первым действительно глубоким и серьезным трудом по данной проблеме следует признать работу Б. В. Виленского, которая дает подробную историографию вопроса, рассматривает ход подготовки реформы и подробно

1 См.: История CGCP. — Т. 2 / Под ред. М. В. Нечкиной. — 2-е. изд. — М., 1949.

2 См.: Чельцов-Бебутов М. А. Курс уголовно-полицейского прав: Очерки по истории-суда
и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах. —
СПб., 1995. — С. 776—780.

3 См.: Захарова Л. Г. Земская контрреформа 1890 года. — М., 1968; Оржеховский И. В.
Самодержавие против революционной России: 18265—1880 гг. — М., 1982; Кузнецова Е.
Н.
Контрреформы 80—90-х гг. 19 в. в России (Государственно-правовая характеристика).
— Л., 1977; Зайончковский П. А. Российское самодержавие в конце XIX столетия: Поли
тическая реакция в конце 80-х — начале 90-х годов. — М., 1970.

16 анализирует ее отдельные институты. Он преувеличивает «достижения» судебной контрреформы и откровенно недооценивает позитивный характер самой Судебной реформы, анализируя отдельные моменты, связанные с институтом мировой юстиции. Небезынтересными следует признать и работы Н. А. Троицкого, А. Е. Скрипилева, Ф. А. Ишкулова, П. Ф. Щербина, А. В. Шаврова, А. В. Марыскина и некоторых других авторов .

Крайне важной работой, рассматривающей вопросы Судебной реформы, следует признать исследование Н. Н. Ефремовой, посвященное деятельности Министерства юстиции Российской империи, где поднимаются и вопросы, касающиеся мировой юстиции». В самом конце периода выходит в свет чрез-вычайно интересное исследование М. Г. Коротких . Эта работа является в кокой-то мере поворотным моментом в истории изучения вопроса. Автор впервые в советской науке окончательно пришел в целом к положительной оценке принципов и результатов Судебной реформы 1864 года. Работа носит комплексный характер, значительная ее часть посвящена анализу введения мировой юстиции.

Читайте так же:  64 федеральный закон

Таким образом, советский этап изучения Судебной реформы 1864 года и такого ее важного элемента, как мировая юстиция, можно назвать противоречивым. С одной стороны, мы встречаем работы, которые вводят в научный оборот множество новых источников (с 60-х годов XX века) и в которых делаются весьма интересные выводы и обобщения. С другой стороны, идеологические тиски явно сковывают творческую активность авторов, не позволя-

1 См.: Троицкий Н. А. Царские суды против революционной России: Политические про
цессы 1871—1880 гг. — Саратов, 1976; Скрипилев А. Е. Об одной стороне судебной
контрреформы в России // Советское государство и право. — 1983. — № 9. — С. 119—
123; Ишкулов Ф. А. Судебная реформа и контрреформа в Башкирии: Дис. . канд. юрид.
наук. — Саратов, 1974; Щербина П. Ф. Судебная система на Правобережной Украине в
конце XVIII — XIX в.: Дис. . д-ра юрид. наук. — Киев, 1977; Марыскин А. В. Судебная
реформа 1864 г. и особенности ее проведения на территории Белоруссии: Автореф. дис.
канд. юрид. наук. — М., 1985; Шавров А. В. Сенат в системе юридических учреждений
Российской империи (1861—1904 гг.): Дис. . канд. юрид. наук. — М., 1986.

2 См.: Ефремова К К Министерство юстиции Российской империи. 1802—1917: (Исто-
рико-правовое исследование). — М., 1983. — 149 с.

См.: Коротких М. Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 г. в России. — Воронеж, 1989.—185 с.

ют дать полную и верную оценку изучаемому материалу. Отдельные институты Судебной реформы продолжают быть недостаточно изученными. Это в значительной мере относится и к институту мировой юстиции.

Новый этап изучения судебных преобразований, мирового суда в указанный период наступает в начале последнего десятилетия XX века. Его характерными чертами является то, что авторы привлекают многочисленные материалы региональных архивов, мемуары и иные опубликованные документы и окончательно отказываются от идеологических штампов в оценках основных положений и результатов реализации Судебных уставов 1864 года. Сами исследователи в значительной мере сконцентрировали свое внимание на вопросах реализации принципов и институтов Судебной реформы на региональном уровне. Хотя продолжают выходить и отдельные общие работы 1 . В особенности хотелось бы выделить работы М. Г. Коротких и М. В. Немы-тиной . В качестве отдельного специального объекта исследования выступают теперь и мировые суды, их создание, организация, функционирование и ликвидация на уровне отдельной губернии, ряда губерний или отдельного региона.

В настоящее время исследование истории мирового суда идет одновременно по нескольким направлениям. Так, работы О. В. Буйских и С. Ю. За-водюк посвящены вопросам проведения Судебной реформы 1864 года в отдельных местностях империи. Такое сужение исследуемого предмета позволяет привлечь новые материалы из региональных архивных источников, подробно разработать вопросы взаимоотношений новых судебных учреждений с земскими и административными органами, отразить местные осо’бенности реформы. Также это позволило выделить основные направления изучения мирового суда — вопрос реализации реформы и отражение региональной

1 См.: Ларин А. М. Из истории суда присяжных в России. — М., 1999; Развитие русского
права во второй половине XIX — начале XX века. — М., 1997; Бабенко В. Н. Судебная
система России: История и современность. — М., 2005. — 236 с.

2 См.: Коротких М. Г. Судебная реформа 1864 года в России (Сущность и социально-
правовой механизм формирования). — Воронеж, 1994. — 240 с; Немытина М. В. Суд в
России: вторая половина ХГХ — начало XX в. — Саратов, 1999. — 256 с.

специфики, связь состава мирового суда с землевладением губерний, результаты деятельности пореформенных судов 1 .

В. Г. Савельева в своей работе также рассматривает вопросы регионального проведения буржуазной реформы второй половины XIX века в Южном Зауралье. 1-й параграф 2-й главы данной диссертационной работы автор посвятил реформированию судебных органов Южного Зауралья. В основном автор останавливается на изучении деятельности мирового суда, однако не приводится анализ состава суда, не рассматривается влияние судебной системы на развитие края, не прослеживаются взаимосвязи Судебной реформы с другими реформами 2 .

В XXI веке продолжают выходить научные работы, в которых рассматривается деятельность мировых судов исследуемого периода на примере отдельных регионов. Они продолжают изучение мировой юстиции на микроуровне. .

И. И. Дунаев, рассматривая институт мировых судей Нижегородской губернии во второй половине XIX — начале XX века, приходит к выводу о том, что нижегородская история, кроме мировых судов, созданных в точном соответствии с Судебными уставами 1864 года, знает два специальных мировых суда. Первый из них был образован для работы на XVI Всероссийской промышленной и художественной выставке 1896 года и носил временный характер, второй был создан в 1916 году для рассмотрения дел малолетних преступников и потерпевших и носил постоянный характер 3 .

Я. Б. Смирнова рассматривает деятельность мировых судей в административно-территориальных образованиях Северного Кавказа 4 .

См.: Буйских О. В. Судебная реформа в Вятской,губернии: 60—80-е годы XIX века: Дис. . канд. ист. Наук. — Киров,. 1999. — 173 с; Заводюк С. Ю. Судебная реформа 1864 года: (На материалах Среднего Поволжья): Дис. . канд. ист. наук. — Самара, 1998. — 187 с. ,,

2 См.: Савельев В. Г. Буржуазные реформы второй половины XIX века и их проведение в
Южном Зауралье: Дис. . канд. ист. наук. — Курган, 1996. — 234 с.

3 См.: Дунаев И. И. Институт мировых судей Нижегородской губернии во второй полови
не ХГХ — начале XX века (по материалам Нижегородской губернии): Дис. . канд. юрид.
наук. — Н. Новгород, 2003. — 151с.

См.: Смирнова Я. Б. Становление и развитие института мировых судей в России в свете

Н. Н. Трофимова исследует деятельность института мировой юстиции в трех губерниях — Владимирской, Ярославской и Костромской. Автор приходит к выводу о том, что структура мировой юстиции в губерниях Центрально-промышленного района России соответствовала требованиям законодательства и представляла собой максимально приближенную к населению, обособленную и замкнутую систему 1 .

Л. В. Пашкевич исследует развитие института мировых судей на Даль-нем Востоке России. Автор раскрывает специфику организации дальневосточной мировой юстиции, наделенной более широкими полномочиями. Была расширена подсудность по гражданским и уголовным делам, и, по сравнению с мировыми судами центральных областей России, был снижен имущественный ценз. Сделан вывод о том, что почетным мировым судьям принадлежало существенное значение в деятельности мировых судов».

В работе В. Г. Вишневского анализируются особенности судебной реформы в Восточной Сибири, 2-й параграф 2-й главы посвящен деятельности мирового суда. Там мировой судья, по Временным правилам от 13 мая 1896 года, выполнял функции судьи, следователя и нотариуса; в отдельных уголках ему приходилось разъяснять населению действующее законодательство, смысл закона. Сделан вывод о том, что мировой суд в Восточной Сибири сыграл прогрессивную роль в становлении нового правосудия, разъездной характер их деятельности способствовал успешному применению в судебном процессе принципов и норм демократического правосудия 3 .

Ценным исследованием можно признать и работу И. Н. Тетюхина, в которой рассматривается институт мировой юстиции географически близкой

судебной реформы 1864 года: Дис. . канд. юрид. наук. — Ставрополь, 2003. — 204 с.

См.: Трофимова Н. Н. Мировая юстиция Центрально-промышленного района России в 1864—1889 гг.: генезис, региональные особенности судоустройства и деятельности: Дис. . канд. юрид. наук. — Владимир, 2004. — 199 с.

См.: Пашкевич Л. В. Становление и развитие института мировых судей на Дальнем Востоке России (1896—1917 гг.): Дис. . канд. ист. наук. — Хабаровск, 2006. — 268 с.

См.: Вишневский В. Г. Особенности судебной реформы в Восточной Сибири (1864—1889 гг.): Дис. . канд. юрид. наук. — М., 2008. — 185 с.

Тамбовской губернии во второй половине XIX — начале XX века .

Имеются и другие исследования мировой юстиции — Архангельской, Уфимской губерний, а также Поволжья .

Выходят другие работы, анализирующие институт мировой юстиции в целом, его отдельные аспекты и отношения мирового суда с органами самоуправления. 3

Таким образом, несмотря на существенные достижения, сделанные дореволюционной, советской и современной наукой, Судебная реформа, ее реализация на региональном, местом уровне, отдельные институты, и в частности мировая юстиция, продолжают оставаться недостаточно изученными вопросами. Этот вывод в полной мере относится и к изучению внутренних губерний России, классических аграрных губерний Европейского центра России. К такой практически не изученной губернии относится Калужская губерния. Она пока еще не стала предметом детального и системного исследования. Поэтому необходимо обратить внимание на подготовку введения мирового суда, его личный состав, особенности организации, проблему отношений с населением, особенности осуществления здесь упрощенной формы судопроизводства. И данная работа призвана восполнить указанные пробелы.

Научная новизна диссертационного исследования. Научная новизна диссертационной работы определяется тем, что оно представляет собой первое комплексное исследование процесса создания, особенностей организации

См.: Тетюхин И. Н. Становление и развитие мировой юстиции в Тамбовской губернии (вторая половина ХГХ — начало XX в.): Историко-правовое исследование: Дис. . канд. юрид. наук. — Тамбов, 2009. — 238 с.

2 См.: Волу беев Т. Е. Становление мировой юстиции Архангельской губернии (области) в конце ХГХ — начале XX века // Вестник Международного ин-та управлении. — 2007. — №5. — С. 35—39; Гибадатов У. И. Становление и развитие мировой юстиции в Башкирском Крае (1878—1918): Историко-правовое исследование. — Уфа, 2007; Ведяхин В. М., Баева Г. А. Организация мирового суда в Симбирской губернии по Уставам 1864 г. // Право и политика. — М., 2007. — № П. —С. 113—120.

Батыев Г. Г. Становление института мировых судей в России // Рос. судья. — 2007. — №11. — С. 8—9; Горская Н. И. Земство и мировой суд в России: законодательство и практика второй половины ХГХ века: конец 50-х — конец 80-х гг.: Автореф. дис. . д-ра ист. наук.’— М., 2009.

и функционирования мирового суда в Калужской губернии рассматриваемого периода.

Анализ института мировой юстиции на примере отдельно взятой губернии способствует более глубокому осмыслению всей картины реализации законодательных положений, регулирующих устройство и деятельность мировой юстиции, в губерниях Европейского центра России, выявлению общих и определению частных моментов. Определение последних — важная научная задача, стоящая на современном этапе изучения данной проблемы. Необходимость глубокого и всестороннего анализа вопросов отличительных особенностей формирования, организации и деятельности мирового суда, а также его отношений с органами местной государственной власти и самоуправлением определяет требование изучения именно материалов конкретных регионов, в частности Калужской губернии.

Полнота изучения вопроса во многом зависит и от исследования отношений института мировой юстиции в Калужской губернии с местным населением, его реакции на деятельность нового суда, влияния последнего на социальный климат данной губернии. При этом необходимо учитывать и обратную связь.

Научная новизна диссертационного исследования заключается также в привлечении широко комплекса различных источников. Значительная часть этих источников впервые вводится в научный оборот. Все это способствует получению более целостной картины института мировой юстиции в Российской империи в рассматриваемый период.

Положения диссертационного исследования, выносимые на защиту:

1. Новая организация местного суда имела несомненные преимущества перед прежней, дореформенной, которая имела многочисленные изъяны. Был изменен и порядок формирования состава мирового суда. Сам принцип выборности судебных учреждений не являлся новым для России. Новым было то, что выборы мировых судей производились вновь введенными органами местного самоуправления, носившими всесословный характер. Выборный

порядок формирования суда, высокий имущественный ценз и процедура выборов подвергались справедливой критике, так как имели определенные недостатки. Однако такой порядок создавал и определенные преимущества для избранных мировых судей, которые должны были пользоваться «доверием местных обывателей», иметь в связи с наличием имущественного ценза дополнительную независимость, хорошо представлять себе особенности местных условий и иметь достаточный уровень образования. В данной губернии с преобладающим дворянским землевладением именно дворянство, чиновничество (гражданское и военное) в общем-то соответствовали вышеуказанным требованиям. Поэтому система цензов, принятых для мировых судей, оказалась в известной мере оправданной, хотя и вызывала определенные затруднения при избрании достойных кандидатов на должность мировых судей, которые не имели должного имущественного ценза. В диссертации обосновано, что Калужское губернское земское собрание, активно предпринимая попытки снизить высокий уровень имущественного ценза, установленного для мировых судей, ходатайствовало об изменении законодательства. Социальный состав, сословное происхождение суда, как свидетельствует местная практика, ни в коей мере не снижали доверия населения к мировому суду и в общем не отражались отрицательно на его работе.

2. Значительный объем подготовительных работ, проведенных в Калужской губернии до открытия новых мировых судебных учреждений, в известной мере предопределил дальнейшую деятельность мировых судов в данном регионе. Количество участков участковых мировых судей и их границы, как правило, оставались неизменными на протяжении всего периода существования мировой юстиции в Калужской губернии. Однако географическое размещение камер (сельских) уездных участковых мировых судей оказалось в значительном числе случаев неудовлетворительным. Причиной тому были дополнительные финансовые расходы, которые требовались для открытия камер в крупных, хорошо доступных селениях. Участковые мировые судьи

— местные некрупные землевладельцы — открывали камеры в своих отдаленных имениях.

Финансовое обеспечение мировой юстиции тем не менее находилось в прямой зависимости от местного самоуправления, земских учреждений и складывалось из местных сборов и доходов. Доказано, что расходы на мировую юстицию в Калужской губернии в начальный период существования составляли около четверти всех расходов, значительно превышая любую другую бюджетную статью. Впоследствии удельная доля расходов снижалась, хотя в абсолютных цифрах расходы оставались практически неизменными. Это положение еще раз подчеркивает крайне затратный характер судебной реформы и ограничения по финансам, которые не могли не накладывать отпечаток на ее проведение.

Отношения органов местного самоуправления и учреждений мировой юстиции в Калужской губернии носили деловой и конструктивный характер. Во многом это было вызвано тем, что многие участковые судьи в недалеком прошлом сами были гласными уездных земских собраний, а почетные мировые судьи таковыми и являлись. Поэтому нужды мировой юстиции, ее интересы были хорошо известны наиболее активной и влиятельной части местного населения, между последним и судебным корпусом существовала устойчивая двусторонняя связь. Мировые судьи в своей деятельности не оказались под давлением данных учреждений, как того опасались некоторые юристы.

Основная нагрузка по осуществлению правосудия, как и следовало ожидать, приходилась на участковых мировых судей. В Калужской губернии загруженность данной категории судей носила, как установлено в диссертационном исследовании, довольно неравномерный характер. Наибольшая нагрузка приходилась на судей Калуги и уездных городов, а наименьшая — на сельские участки малонаселенного Малоярославецкого уезда, так как здесь необходимо было иметь достаточное количество участковых мировых судей в округе. Однако изучение калужской практики показывает важное значение института почетных мировых судей, которые часто занимали места предсе-

дателей съезда мировых судей’. Они являлись (хотя и значительно реже) непременными членами съездов, что значительно снижало загруженность отдельных участковых судей. Имелась практика избрания бывших участковых мировых судей почетными и наоборот, когда почетные избирались участковыми. Подобные процессы повышали профессиональный уровень Калужского мирового суда, обеспечивали нормальное функционирование апелляционной и кассационной инстанции — съездов мировых судей.

Анализ работы калужских мировых судов по рассмотрению уголовных дел позволяет говорить о двух основных тенденциях. С одной стороны, калужская мировая юстиция представляла собой достаточно типичный образец с точки зрения функционирования мировых учреждений внутренних губерний России, с другой — местной практики были присущи некоторые особенности. В частности, не выделялась данная губерния по такому показателю, как соотношения оснований возбуждения уголовных дел, хотя, например, калужские мировые судьи крайне редко возбуждали дела по собственному усмотрению. В то же время в начальный период своего существования калужские мировые судьи значительно реже выносили оправдательные приговоры, что подтверждает их достаточно высокие профессиональные качества, если иметь в виду дальнейшую тенденцию к сокращению такой практики. В связи с тем что относительно малым был процент нерешенных уголовных дел, можно говорить об относительном успехе мировых судов в осуществлении уголовного судопроизводства.

В области осуществления гражданского судопроизводства калужская мировая юстиция достигла относительно меньших успехов. Последнее можно объяснить особенностями гражданского судопроизводства и сложностью рассмотрения гражданских дел, требовавших больших усилий, навыков и опыта. В целом калужские мировые суды успешно применяли упрощенный порядок судопроизводства, активно использовали примирительную процедуру, добившись здесь относительного успеха.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется полученными в его ходе новыми данными, новизной его выводов, положений и конкретно-исторического материала, уровнем обобщения последнего. Результаты исследования позволяют глубже понять процессы, происходившие в сфере реализации Судебных уставов 1864 года, в ряде случаев расширяют, дополняют, вносят определенный вклад в науку истории отечественного государства и права. Они могут быть в дальнейшем использованы в разработке проблем, связанных с историей мировой юстиции и судебной власти в России

Практическая значимость диссертации заключается в том, что материалы данного исследования, его теоретические выводы частично используются и могут быть применены в дальнейшем при подготовке обобщающих трудов по истории отечественного государства и права, в процессе преподавания учебных курсов по истории отечественного государства и права, истории судебных учреждений России. Выводы диссертационного исследования представляют определенный интерес для органов государственной власти и судебных учреждений при выработке ориентиров и рекомендаций по совершенствованию судебной политики, а также при реализации ее положений на практике.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основное содержание и базовые положения диссертации получили освещение в двух публикациях в журналах, включенных Президиумом ВАК Министерства образования и науки РФ в перечень ведущих научных журналов, в докладах и сообщениях на международных, общероссийских и региональных научных,.научно-теоретических и научно-практических конференциях: Межвузовская научно-практическая конференция «Четвертые Всероссийские Державинские чтения» (Москва, 2008); «V Державинские чтения в Республике Мордовия» (Саранск, 2009), «Тенденции развития государства, права и политики в России и мире» (Калуга, 2009), «Пятые Всероссийские Державинские чтения» (Москва, 2009).

Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры теории и истории государства и права ГОУ ВПО Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации.

Полученные автором в ходе исследования результаты были использованы при разработке и чтении лекционного курса «История отечественного государства и права» со студентами Калужского филиала ГОУ ВПО Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации, а также в’ходе проведения занятий с сотрудниками Управления по обеспечению деятельности мировых судей Калужской области, что подтверждается соответствующими актами внедрения.

Читайте так же:  Заявление на усн 30 дней

Диссертант принимал участие в подготовке учебно-методического комплекса (УМК) по курсу «История отечественного государства и права» совместно с преподавателями кафедры теории и истории государства и права ГОУ ВПО Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации.

Результаты диссертационного исследования используются в практической деятельности Управления судебного департамента по Калужской области.

Структура диссертационного исследования обусловлена степенью разработки темы исследования и решением поставленных задач. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

Особенности создания мирового суда в процессе разработки Судебной реформы

Разработка проектов судебных преобразований проходила почти одновременно с Крестьянской реформой. Александр II создал 3 января 1857 года Секретный комитет, на который возложил обязанность подготовить Крестьянскую реформу. Уже 20 ноября того же года произошло опубликование рескрипта на имя виленского генерал-губернатора В. И. Назимова, что положило начало подготовки отмены крепостного права. Стали неизбежны и изменения государственно-правовой системы. Исследователи считают официальной датой начала подготовки Судебной реформы 15 ноября 1857 года. Именно тогда в Государственном Совете началось обсуждение проекта Устава гражданского судопроизводства, внесенного главой II отделения С.Е.И.В. канцелярии Д. Н. Блудовым. Для улучшения правосудия губернские комитеты предлагали ввести конкретные изменения. К примеру, И. С. Безобразов высказал идею установить ответственность каждого перед судом, ввести принцип независимости судебной власти, создать мировой суд для разрешения маловажных дел1.

Суд и судоустройство Российской империи первой половины XIX века имели множество недостатков. Так, существовало множество судебных инстанций, процесс был обставлен рядом различных тяжелых формальностей, суд находился в зависимости от администрации. Рассмотрение дел, их пересмотр длились в течение многих лет, сохранялась, сословность. Судопроизводство не было гласным, носило письменный, канцелярский характер. Судейский корпус отличался довольно низким уровнем профессиональных и морально-нравственных качеств. Большое значение при осуществлении правосудия имел секретарь суда. Сами члены суда знакомились с делом путем изучения выписок из дела. В уголовном судопроизводстве большая часть обвиняемых не признавалась приговорами полностью осужденными, а оставалась в подозрении.

Все эти многочисленные недостатки наиболее ярко проявлялись на примере низших местных судов. К ним относился прежде всего уездный суд, который состоял из уездного судьи, избираемого дворянством, четырех заседателей от сословий: двое выборных от дворянства и двое — от поселян. Первые участвовали во всех делах в уездном суде, тогда как вторые только в тех, которые относились к поселянам. К компетенции уездного суда относились маловажные гражданские и уголовные дела. Судебные функции осуществляли также полиция, сельские и волостные правления. В отношении городского населения (купеческого, мещанского и других податных сословий) существовали магистраты, совестные суды и ратуши, осуществлявшие правосудие. В столицах продолжали действовать надворные суды. Вне рамок общей судебной системы существовали третейские суды, коммерческие суды (в отдельных крупных городах), в некоторых случаях гражданские дела могли рассматриваться губернскими правлениями.

Следующей инстанцией являлись палаты гражданского и палаты уголовного суда. Они имели ревизионные функции в отношении нижестоящих судов и рассматривали более важные дела по первой инстанции. При палатах гражданского суда действовали крепостные отделения, выполнявшие нотариальные функции. Венчал судебную систему Правительствующий сенат. На последний были возложены обязанности высшего апелляционного суда, которые осуществлялись несколькими номерными департаментами, распространявшими свое действие на отдельные территории. Пятый уголовный департамент Сената являлся высшим уголовным апелляционным судом для Архангельской, Астраханской, Вятской, Калужской и ряда других губерний.

Высшим апелляционным судом по гражданским делам для калужской губернии являлся Седьмой департамент Сената1.

Формально признавалось, что суд был отделен от администрации, хотя в реальности власти руководили правосудием, что подтверждалось и законодательно; например, решение судебной палаты по ревизии дела утверждалось начальником губернии. Так, в 1862 году Государственный Совет пришел к мнению, что «все административные власти, начиная от станового пристава до губернатора и даже до министров, вмешиваясь в силу самого закона в ход судебных дел, и тем самым, ослабляя истинное значение суда, останавливают правильное отправление правосудия»2. Серьезный контроль за полицией отсутствовал. Формально он возлагался на уездных начальников городской полиции, губернских прокуроров и губернские правления, но эти обязанности не исполнялись. К тому же правительство считало вмешательство администрации в судебные дела решающим способом укрепления правосудия. Сословные заседатели, которые должны были выражать общественное мнение, приносили суду скорее вред, нежели пользу, так как были пассивны, юридически безграмотны. По свидетельству Н. И. Стояновского, не только в магистратах и ратушах, но и в уездных судах большинство судей неграмотно или малограмотно3. Вот как описывает И. С. Аксаков положение с выборами состава суда: «Дворянская корпорация не руководствуется тем, что звание судьи требует и опытности и особых нравственных качеств, так как фактически выбирает чиновников, которые никак в последующем не зависят от своих избирателей, к тому же выбор происходит при непосредственном участии начальства, от которого зависит и утверждение избранника».

Подготовка, образование и упразднение института мирового суда в Калужской губернии

20 ноября 1864 года состоялось высочайшее утверждение Судебных уставов — «Учреждения судебных установлений», «Устава гражданского судопроизводства», «Устава уголовного судопроизводства» и «Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями». В Указе Правительствующему Сенату Императора Александра II говорилось: «По вступлении на. престол одним из первых наших желаний. было: «да правда и милость царствуют в судах». Рассмотрев сии проекты, мы находим, что они вполне соответствуют желанию нашему водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого, от высшего до низшего»

Обнародование Судебных уставов явилось поистине важнейшим событием. Впоследствии прокурор Московского окружного суда М. Ф: Громниц-кий таким образом описывает данные события, находясь в этот момент на съезде судебных следователей: «Возможно ли передать ту радость, тот восторг, который овладел всеми присутствующими. Хотелось говорить, кричать по поводу этого события, а между тем нужно было смирно сидеть и слушать доклады и споры. В перерыве эмоции кипели: дана была полная воля неудержимой болтовне и излиянию восторгов по поводу полученной новости. С января может быть станут вводить новый суд? — слышались смелые голоса. Едва ли так скоро, — отвечали другие. Когда станут вводить, никто» не знает, важно то; что Судебные уставы, не мечта, а.факт, трезво говорил кто-то»2. Но одно только подписание уставов не могло обозначать автоматического проведения реформы. Это был только первый шаг. Подписание Судебных уставов не сопровождалось изданием нормативных актов, регулирующих порядок, механизм и сроки проведения реформы. В Указе Правительствующему Сенату Императора Александра II 20 ноября 1864 года говорилось, что порядок приведения в действие судебных уставов будет «неотложно за сим, особо нами указан»

Судебные уставы коренным образом изменили судебную систему. В то же время уставы регламентировали только общий штат должностных лиц в судебных местах. В частности, Учреждение судебных установлений определяет численность мировых судей не менее трех на каждый уезд и не менее одного судебного пристава при съезде мировых судей. Эти общие минимальные требования вытекают из того, что статья 12 Учреждения судебных установлений предполагает существование одного округа, а значит, и съезда мировых судей на уезд, а съезд должен рассматривать дела в составе не менее трех мировых судей данного уезда (статья 56 УСУ). Ни штат судов, ни их число, ни места учреждения, ни штаты каждого судебного места они не определяли. Не назвались и сроки введения реформы. Целая серия технических вопросов не регулировалась Судебными уставами, она должна была быть решена дополнительными нормативными актами, без которых реформа не могла начаться. Нужно было провести целый ряд подготовительных мероприятий — определить места открытия новых судов, подготовить к закрытию старые, разделить территорию на мировые судебные округа и участки, подобрать персонал в новые суды, найти помещения для судов, найти средства для их ремонта и меблировки.

Условия работы старых и новых судов сильно отличались. Нельзя было использовать здания старых судов, которые функционально не годились. Старый суд не требовал большой площади. Состязательный суд требовал для работы большого зала, куда бы, кроме судьи и подсудимого, поместилась и публика. Кроме того, необходимы были и специальные комнаты для свидетелей, подсудимых, совещательные комнаты судей, а также кабинеты для судей, чинов прокурорского надзора (так, в помещении съезда мировых судей должно быть постоянное место для товарища прокурора окружного суда согласно статье 58 УСУ), присяжных поверенных. От решения данных, чисто технических, вопросов зависела судьба реформы.

Судебная реформа была встречена обществом с большим энтузиазмом. Во всех слоях общества от власти ожидались немедленные меры по введению Судебных уставов в действие. Нетерпение было столь велико, что общество само стало готовиться к проведению реформы. Одним из явлений этого стихийного процесса стало чтение публичных лекций о новой судебной системе и новом порядке судопроизводства.

Первые реальные шаги, направленные на осуществление реформы, были сделаны еще в 1862 году. 29 сентября император, утверждая «Основные положения преобразования судебной части в России», дал указания разработать план реализации реформы1. С 1862 года начался сбор статистических сведений, которые должны были помочь определить, сколько, где и в каком составе надо открыть новых судов, чтобы судебная система успешно справлялась со своими обязанностями. Собирались сведения о количестве дел, разбираемых старыми судами, количестве населения на определенной территории, путях сообщения между различными населенными пунктами. В данном подходе видно стремление провести реформу на научной основе. Если для написания Судебных уставов активно изучалось законодательство европейских стран, то для разработки плана внедрения реформы изучалась российская действительность. Первоначально сбор информации был ограничен всего Санкт-Петербургской, Псковской, Новгородской, Архангельской, Московской, Владимирской, Калужской, Рязанской, Тверской, Тульской, Ярослав-ской и Харьковской губерниями .

Реализация основных законодательных требований к организации мирового суда в Калужской губернии

Однако эффективность нового суда, хорошее отношение к нему населения Калужской губернии не предотвратили его ликвидации (как, впрочем, и на большей части России). И в начале XX века мировая юстиция была восстановлена законом от 15 июня 1912 года «О преобразовании местного суда». Между тем на территории Калужской губернии мировой суд был введен только в 1917 году — постановлением Временного правительства «О временном устройстве местного суда» от 4 мая 1917 года. явившимся на службу в течение одного месяца (статья 228 УСУ);

б) в связи с тяжелой болезнью в течение одного года, что не дозволяет судье вовсе являться на службу (статья 229 УСУ); в) по решению общего собрания кассационных департаментов Сената в отношении мирового судьи, который был в уголовном порядке подвергнут взысканию или наказанию за преступление или проступок, не относящийся к службе и не соединенный с потерею права на службу (статья 295 УСУ); г) по приговору уголовного суда (статья 72 УСУ). 5. Установлен специальный порядок привлечения мировых судей к дисциплинарной ответственности: а) для мировых судей установлена только одна мера дисциплинарного взыскания — предостережение (статья 264 УСУ); б) дисциплинарное взыскание налагается после рассмотрения дела су дебной палатой, причем дисциплинарное производство может быть возбуж дено съездом мировых судей или министром юстиции (статьи 270, 271 УСУ); в) решение по дисциплинарному производству может быть обжаловано мировым судьей в общем собрании департаментов Сената (статья 288 УСУ); г) если мировой судья в течение одного года подвергся три раза предостережению, то в случае новой в том же году, считая со времени перво го предостережения, вины, подлежащей тому же взысканию, представляется на усмотрение кассационных департаментов Сената, не признают ли они нужным предать виновного уголовному суду (статья 293 УСУ). 6. Мировой судья может быть предан уголовному суду только по реше нию кассационных департаментов Сената (статья 76 УСУ, статья 1080 Уста ва уголовного судопроизводства).

Таким образом, гарантии независимости участковых мировых судей были установлены на уровне судей окружных судов и судебных палат, причем независимость мировых судей вытекала из стремления окончательно отделить судебную власть от административной. Судья является авторитетом для местных жителей только тогда, когда независим от местной администрации, явившимся на службу в течение одного месяца (статья 228 УСУ); б) в связи с тяжелой болезнью в течение одного года, что не дозволяет судье вовсе являться на службу (статья 229 УСУ); в) по решению общего собрания кассационных департаментов Сената в отношении мирового судьи, который был в уголовном порядке подвергнут взысканию или наказанию за преступление или проступок, не относящийся к службе и не соединенный с потерею права на службу (статья 295 УСУ); г) по приговору уголовного суда (статья 72 УСУ). 5. Установлен специальный порядок привлечения мировых судей к дисциплинарной ответственности: а) для мировых судей установлена только одна мера дисциплинарного взыскания — предостережение (статья 264 УСУ); б) дисциплинарное взыскание налагается после рассмотрения дела су дебной палатой, причем дисциплинарное производство может быть возбуж дено съездом мировых судей или министром юстиции (статьи 270, 271 УСУ); в) решение по дисциплинарному производству может быть обжаловано мировым судьей в общем собрании департаментов Сената (статья 288 УСУ); г) если мировой судья в течение одного года подвергся три раза предостережению, то в случае новой в том же году, считая со времени перво го предостережения, вины, подлежащей тому же взысканию, представляется на усмотрение кассационных департаментов Сената, не признают ли они нужным предать виновного уголовному суду (статья 293 УСУ). 6. Мировой судья может быть предан уголовному суду только по реше нию кассационных департаментов Сената (статья 76 УСУ, статья 1080 Уста ва уголовного судопроизводства).

Производство в мировых судах по уголовным делам

Оценка эффективности любой судебной системы напрямую зависит от результатов ее деятельности. Институт мировых судей был создан в первую очередь для того, чтобы сделать рассмотрение малозначительных уголовных и гражданских дел более быстрым и дешевым. Другой задачей, стоявшей перед миррвыми судьями, являлась необходимость сделать описанный порядок судопроизводства единым для всех сословий. Поэтому для решения вопроса о действенности мирового суда следует обратиться к анализу подведомственности мировых судов, особенностей процессуальных форм, действовавших здесь, а также особенностей их применения именно в Калужских мировых установлениях. И прежде всего следует остановиться на производстве в мировых судах уголовных дел.

Нормы материального права, которыми руководствовались в своей деятельности мировые судьи, находились в «Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями».

Данный Устав, пожалуй, наиболее часто подвергался критике со стороны ученых и практиков. Между тем, Устав представляет собой памятник права, который сыграл, без всяких сомнений, важную роль в укреплении правопорядка в дореволюционной России.

Устав содержит в себе значительное число проступков1, за которые следовали следующие виды наказаний: 1) выговоры, замечания и внушения; 2) денежные взыскания не свыше трехсот рублей; 3) арест не свыше трех месяцев; 4) заключение в тюрьме не свыше одного года. Кроме того, к данным наказаниям могло в означенных случаях присоединиться отбирание орудий,

Многие нормы о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, носят отсылочный характер. Это создавало для мировых судей проблемы с квалификацией деяний. К таким нормативным правовым актам относились уставы пожарный, строительный, о паспортах и т. д.употребляемых для совершения проступка или принадлежащих виновному вещей (дополнительное наказание). Сюда относится и запрещение заниматься определенным видом деятельности.

Однако необходимо отметить, что к подсудности мирового суда не относились дела, подведомственные военным, духовным, коммерческим, волостным и инородческим судам.

Как правило, налагаемые наказания носили всесословный характер. Но существовали и исключения из принципа всесословности. Так, широко практиковалась замена ареста (что позволяет Устав в большинстве случаев) денежным штрафом и наоборот. Состоятельным людям выгоднее было заплатить денежное взыскание, а малоимущие люди подвергались чаще аресту, так как не могли заплатить штраф1. Относились к каждому нарушителю без различия сословия, что подтверждало последовательное проведение принципа равенства всех перед законом и судом, как подчеркивали сами составите-ли Устава . Так, в Калужской губернии по данным на 1879 год в среднем по губернии за день сельский рабочий получал от 40 до 50 копеек, работница — от 15 до 25 копеек, замена наказаний здесь в таких случаях носила система-тический характер . В год сельский рабочий в Калужской губернии в среднем по губернии мог заработать на продовольствии нанимающего около 50 рублей4, и, естественно, крестьянину было лучше отсидеть под. арестом несколько дней или недель. Денежное взыскание составляло значительную сумму для крестьянина; так, в Калужской губернии сельский рабочий мог в некоторых уездах (например, Перемышльском, Козельском, Мосальском, Тарус-ском) за лето заработать всего 25—30 рублей. При этом, несмотря на то, что возможность замены штрафа арестом в определенной мере позволяла крестьянам-подсудимым избежать полного-разорения, тем не менее, частое применение к крестьянам санкции в виде лишения свободы даже за совсем незначительные проступки влекло увеличение рецидива преступлений.

Фактически Устав предусматривал еще один вид наказания (статья 8) для мещан и крестьян, которые не могли заплатить штраф, — общественные работы и отдачу на заработки.

Несомненным достоинством Устава является то, что в большинстве случаев для мирового судьи не устанавливалось ограничений на минимальный размер штрафа (статья 12 Устава). Также мировому судье было предоставлено право уменьшать до половины наказание за кражу, если она совершена по крайности и неимению никаких средств к пропитанию и работе или если цена похищенного не превышает пятидесяти копеек (статья 171 Устава). Все это позволяло индивидуализировать назначение наказания в отношении неимущих сословий. Прогрессивными можно назвать и нормы, относящиеся к назначению наказания для несовершеннолетних. Мировой судья был вправе несовершеннолетним от 10 до 17 лет заменить заключение в тюрьме содержанием в специальном исправительном приюте на определяемый судьей срок (статья 6 Устава). Кроме того, мировой судья был вправе снизить наполовину наказание малолетним (от 10 до 14 лет) или вообще освободить их от наказания с отдачей под присмотр родителей (статья 11 Устава).