Банкротство субъектов российской федерации

Банкротство субъектов российской федерации

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статьи и комментарии ПЦ «Логос»
  • Уполномоченные органы по делам о несостоятельности (банкротстве)

— должник;
— арбитражный управляющий;
— конкурсные кредиторы;
— уполномоченные органы;
— федеральные органы исполнительной власти, а также органы исполнительной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления по месту нахождения должника в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом;
— лицо, предоставившее обеспечение для проведения финансового оздоровления. «

Уполномоченные органы — федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации на представление в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, требований об уплате обязательных платежей и требований Российской Федерации по денежным обязательствам, а также органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, уполномоченные представлять в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, требования по денежным обязательствам соответственно субъектов Российской Федерации, муниципальных образований (статья 2 закона о банкротстве в редакции от 03.07.2016 года).

ФНС России — уполномоченный федеральный орган исполнительной власти, обеспечивающий представление в делах о банкротстве

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 30.09.2004 N 506 (в редакции от 12.11.2016 года «Об утверждении Положения о Федеральной налоговой службе»), Федеральная налоговая служба (ФНС России) является:

— уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств,

— уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим аккредитацию филиалов, представительств иностранных юридических лиц (за исключением представительств иностранных кредитных организаций),

а также уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, обеспечивающим представление в делах о банкротстве и в процедурах банкротства требований об уплате обязательных платежей и требований Российской Федерации по денежным обязательствам.

Согласно п. 1.2 Приказа ФНС России от 17.02.2014 N ММВ-7-7/[email protected] «Об утверждении Регламента Федеральной налоговой службы», Федеральная налоговая служба является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств, а также уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, обеспечивающим представление в делах о банкротстве и в процедурах банкротства требований об уплате обязательных платежей и требований Российской Федерации по денежным обязательствам.

Уполномоченными органами в делах о банкротстве могут быть как ФНС России, так и органы исполнительной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления

В обзоре судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства», утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016 года содержится следующее разъяснение.

Под федеральным уполномоченным органом в целях банкротства на основании абзаца девятого статьи 2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) понимается федеральный орган исполнительной власти, наделенный Правительством Российской Федерации полномочиями на представление в делах о банкротстве и в процедурах, применяемых в делах о банкротстве, требований об уплате обязательных платежей и требований Российской Федерации по денежным обязательствам. В соответствии с пунктом 2 постановления Правительства Российской Федерации от 29.05.2004 N 257 «Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве» (далее — постановление N 257) таким федеральным органом исполнительной власти является Федеральная налоговая служба (ФНС России).

Уполномоченными органами в отношении требований по денежным обязательствам субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в силу указанной нормы Закона о банкротстве признаются соответствующие органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, наделенные полномочиями на представление требований этих публично-правовых образований.

МОСКВА, 6 авг — РАПСИ. Глава городского поселения Ростов Великий Константин Шевкопляс сообщил СМИ, что областной арбитражный суд удовлетворил иск ООО «Яртехстрой» о взыскании с города 130 миллионов рублей. При этом чистый годовой доход городского поселения составляет около 100 миллионов рублей, а бюджет – около 300 миллионов рублей, отметил он.

Также Шевкопляс сообщил, что городская администрация обращалась с заявлением в правительство Ярославской области о выделении межбюджетного трансферта в размере 106 миллионов рублей для погашения долга по муниципальному контракту, заключенному с компанией «Яртехстрой», однако там отказали.
И.о. главы администрации городского поселения (на время отпуска Шевкопляса) Надежда Соколова сообщила, что планируется обжалование актов нижестоящих судов о взыскании долга в пользу компании «Яртехстрой» в Верховном суде РФ. Кроме того, арбитражный суд Ярославской области рассмотрит 1 октября заявление ОАО «Ростовавтодор» о признании банкротом компании «Яртехстрой».

А вот заместитель председателя муниципального совета города Александр Костырев заявил СМИ, что «город не имеет возможности этот долг погасить, так как сумма превышает бюджет самого Ростова. Соответственно, город чисто теоретически надо признавать банкротом».

Ранее все попытки банкротства субъектов РФ закончились неудачно.

Попытки банкротства городов и регионов

Арбитражный суд Москвы 6 мая 2013 года возвратил Исмаиловой Сонаханым Саттар Кызы заявление о признании несостоятельным (банкротом) города Москвы в лице правительства Москвы. Суд указал, что заявление Исмаиловой подано с нарушением пункта 2 статьи 33 закона «О несостоятельности (банкротстве)». В этом пункте говорится, что заявление о признании должника банкротом принимается арбитражным судом, если требования к должнику – юридическому лицу в совокупности составляют не менее чем 100 тысяч рублей и не исполнены в течение трех месяцев с даты, когда они должны быть исполнены.

Арбитражный суд Московской области 22 января 2012 года возвратил ООО «Посад-Благоустройство» заявление о признании банкротом администрации муниципального образования городского поселения Сергиев Посад Сергиево- Посадского муниципального района Московской области.

В определении суда говорится, что казенные предприятия и учреждения не могут быть признаны банкротами. Указанные юридические лица наделяются собственником (Российской Федерацией, субъектом РФ, муниципальным образованием) имуществом на праве оперативного управления. Собственник несет субсидиарную ответственность по долгам указанных юридических лиц при недостаточности их имущества, отмечается в определении суда. Ранее арбитражный суд Московской области удовлетворил иск ООО «Посад-Благоустройство» о взыскании с администрации задолженности по оплате выполненных работ по муниципальному контракту от 8 декабря 2010 года в размере около 1,8 миллиона рублей.

Неудачные банкротства Мособласти

Индивидуальному предпринимателю Дмитрию Крамаренко арбитражный суд Московской области в августе 2011 года вернул заявление о признании субъекта федерации — Московской области — несостоятельным (банкротом). В определении суда отмечается, что Крамаренко к заявлению приобщил ходатайство об отсрочке либо освобождении от уплаты госпошлины по делу. Вместе с тем, к заявлению о признании должника банкротом не приложены документы, подтверждающие обоснованность ходатайства об отсрочке либо освобождении от уплаты госпошлины, указал суд.

В связи с этим ходатайство об отсрочке либо освобождении Крамаренко от уплаты государственной пошлины удовлетворению не подлежит, отмечается в определении суда. В картотеке арбитражного суда содержится информации о задолженности в 30 миллионов рублей, которая послужила причиной обращения Крамаренко с заявлением о банкротстве.

Кроме того, кипрская компания Porto leone management Ltd хотела признать банкротом Московскую область. Однако арбитражный суд Мособласти осенью 2001 года прекратил производство по иску киприотов о банкротстве Московской области и введении в ней внешнего управления. Иск о банкротстве был направлен в суд в связи с неуплатой областью долгов по облигациям. Производство по делу было прекращено из-за отказа кипрской компании от заявления.

Экс-заместитель министра финансов РФ Белла Златкис в декабре 2001 года сообщила, что на семь субъектов федерации в Минфине РФ есть представление о переводе исполнения их бюджетов на федеральный уровень. Она отметила, что «речь идет о банкротстве субъектов федерации». Однако заявления о банкротстве регионов не поступили в арбитражные суды.

Банкротство субъектов хозяйственной (предпринимательской) деятельности

Законодательство Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве)

Для отечественной системы правового регулирования и практики предпринимательских отношений настоящего времени институт несостоятельности (банкротства) является относительно новым.

Слова «неплатежеспособность», «несостоятельность», «банкротство», вошедшие в лексикон россиян, — понятия одного порядка, характеризующие крайне неблагополучное положение хозяйствующего субъекта, хотя и не тождественные по своему содержанию. Юридическая суть несостоятельности (банкротства) состоит в том, что хозяйствующий субъект оказывается не в состоянии выполнить обязательства, взятые на себя по доброй воле или возложенные на него в силу сложившихся обстоятельств. Не будет ошибочным утверждение, что несостоятельность (банкротство) представляет собой неизбежный и объективно обусловленный результат функционирования рыночных отношений.

Усложнение управленческих проблем, вызванных множественностью задач, их все возрастающей сложностью и новизной, требует воссоздания, а подчас разработки новых механизмов выхода из банкротства хозяйствующих субъектов с учетом специфических особенностей развития рыночных отношений в современной России.

Законодательство о несостоятельности (банкротстве) в странах с рыночной экономикой необходимо для высокого экономического развития, основанного на конкуренции и непрерывных структурных изменениях. Оно должно способствовать соблюдению дисциплины и правил делового оборота в области финансового управления, а также предназначаться для того, чтобы содействовать реконструкции неэффективных участников экономического оборота либо их цивилизованному выводу из рынка. В принципе подобные процессы оздоравливают экономику, освобождая ее от аутсайдеров, способствуют структурной перестройке и обновлению производства. Таким образом, законодательство о банкротстве является важной составляющей законодательной базы рыночной экономики либо экономики, находящейся в переходном периоде, и обеспечивает гарантии как отечественным, так и иностранным инвесторам, что в конечном счете способствует экономическому развитию страны в целом.

Переход страны к рыночной экономике и интенсивное развитие предпринимательской деятельности потребовали принятия нормативных правовых актов, защищающих интересы участников экономического оборота от последствий систематического неисполнения недобросовестной стороной принятых на себя обязательств.

Российское законодательство о банкротстве развивалось противоречиво. Закон РСФСР от 25 декабря 1990 г. № 445-1 «О предприятиях и предпринимательской деятельности» определил, что предприятие, не выполняющее свои обязательства по расчетам, может быть в судебном порядке объявлено неплатежеспособным (банкротом) согласно законодательству РСФСР. Однако Закон не применялся, так как соответствующий судебный порядок не был установлен, как и не было норм права, определяющих признаки несостоятельности (банкротства).

Следующим нормативным правовым актом, регулирующим институт банкротства, стал Указ Президента РФ от 14 июня 1992 г. № 623 «О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применении к ним специальных процедур». Согласно этому Указу основаниями для признания государственного предприятия банкротом являлись невыполнение им в течение трех месяцев своих обязательств перед бюджетом (кроме предприятий, получивших в установленном порядке инвестиционный налоговый кредит) и необеспечение выполнения требований юридических и физических лиц, имеющих к нему имущественные претензии, в течение трех месяцев со дня наступления срока их исполнения, а также наличие долговых обязательств на сумму, превышающую двукратную величину стоимости имущества предприятия. В отношении государственных предприятий-банкро- тов должны были применяться специальные процедуры ликвидации, включающие реорганизацию и иные меры, направленные на оздоровление экономического и финансового состояния предприятий, эффективное использование закрепленной за ними государственной собственности.

Основным недостатком Указа было то, что он распространял свое действие только на государственные предприятия. Но в это время уже функционировали частные предприятия и иные негосударственные хозяйствующие субъекты, которые нередко оказывались несостоятельными, но к ним применение процедуры банкротства Указ не предусматривал. Практического применения этот нормативный акт не нашел.

Правовую базу для осуществления принудительных мер, вплоть до ликвидации несостоятельного предприятия в случаях, когда проведение реорганизационных мер экономически нецелесообразно или они не дали положительного результата, создал принятый Верховным Советом РФ и введенный в действие с 1 марта 1993 г. Закон РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий».

Основная цель включенного в 1992 г. в российское право института несостоятельности заключалась в том, что из гражданского оборота исключаются неплатежеспособные субъекты (в случае их ликвидации), задерживающие развитие рыночных отношений и стимулирующие рост неплатежей.

Следует заметить, что Закон 1992 г. стал одним из самых важных законов своего времени. Однако его реализация сразу после принятия оказалась в силу ряда причин невозможна. Первые судебные процессы по делам о несостоятельности (банкротстве) задержались почти на год.

Правоприменительная практика подтверждает, что в банкротстве сегодня концентрируются практически все ключевые проблемы, предопределяющие и характеризующие кризисное состояние экономики, политики, в том числе социальные.

Не предложив стимулов всем (или хотя бы отдельным) участникам процесса, нельзя рассчитывать на широкое действие законодательства о банкротстве. Отсутствие в Законе досудебных процедур, обеспечивающих механизм его реализации, также не способствовало скорейшему началу его применения.

Основной недостаток этого Закона — его внутренняя противоречивость, неучтенность интересов субъектов рынка, участвующих в процессе по делу о несостоятельности.

На пробелы в Законе обратил внимание Президент РФ, который своим Указом от 22 декабря 1993 г. № 2264 «О мерах по реализации законодательных актов о несостоятельности (банкротстве) предприятий» обязал Правительство РФ утвердить систему критериев для определения неудовлетворительной структуры баланса неплатежеспособных предприятий. В соответствии с этим поручением было издано постановление Правительства РФ от 20 мая 1994 г. № 498 «О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий». Однако первые месяцы применения постановления показали недостаточность содержащихся в нем положений.

После трех лет применения Закона проявились сильные и слабые его стороны, судебно-арбитражная практика выявила наиболее существенные недостатки и пробелы. Закон устаревал морально. Объяснялось это прежде всего тем, что принят он был за год до принятия новой Конституции РФ и нового ГК РФ, поэтому очевидным стал факт необходимости реформировать институт банкротства.

Попытка реформирования института несостоятельности (банкротства) и приведения его в соответствие с требованиями времени была предпринята в 1995 г., когда был подготовлен проект нового федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Несмотря на то что в декабре 1995 г. этот проект был принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ в первом чтении, работа над ним была приостановлена. Причинами этого были появление альтернативного законопроекта (на 70% повторяющего текст прежнего), а также принятие нижней палатой парламента в первом чтении проекта федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) банков и иных кредитных организаций». Последний законопроект был самостоятельным, никак не связанным с проектом общего закона о несостоятельности (банкротстве) [1] . После многократных обсуждений указанных проектов специалистами был выработан новый проект закона, который и стал Федеральным законом от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». В соответствии с его п. 1 ст. 185 Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» вступил в силу с 1 марта 1998 г.

Читайте так же:  Учебное пособие охрана окружающей среды и экологическая безопасность

Создавая новый Закон о банкротстве 1998 г., законодатель, изучив существующие в развитых зарубежных странах институты несостоятельности и учитывая опыт применения ранее действовавшего законодательства, выработал ряд принципиально новых положений, не свойственных предыдущему Закону 1992 г.

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» регулировал весь спектр отношений, возникающих в связи с банкротством. Прежде всего в нем определялись критерии и признаки банкротства, основания применения к должнику соответствующих процедур. Специфической его чертой стало включение в него не только норм материального права, но и большого количества норм процессуального характера, в частности требования к заявлению о признании банкротом, подсудности дел, видах процессуальных документов ит. д.

Рассматривая понятие «банкротство», стоит обратить внимание на тот факт, что названный Федеральный закон в отличие от традиционного подхода, принятого в гражданском праве к определению понятия «должник», предложил более узкий объем этого понятия, подразумевая под ним сторону, обязанную уплатить кредитору только денежную сумму, тогда как из ст. 307 ГК РФ следует, что должником является сторона, обязанная совершить определенные действия по требованию кредитора, например передать товар, выполнить работу, оказать услуги, уплатить денежную сумму и т. п. Кроме того, Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» не ограничивался только гражданско-правовыми обязательствами, имея в виду также публично-правовую обязанность по уплате налогов и других обязательных платежей.

В качестве основного признака банкротства данным Законом избран критерий неплатежеспособности вместо существовавшего ранее критерия неоплатности, состоящего в неспособности удовлетворить требования кредиторов по обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения (п. 2 ст. 3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей определяются на момент подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом. При определении размера денежных обязательств принимается во внимание только задолженность за переданные товары, выполненные работы и оказанные услуги, суммы займа с учетом процентов, подлежащих уплате должником. В то же время на всех стадиях дела о несостоятельности, вплоть до конкурсного производства, не учитываются обязательства, связанные с неисполнением или ненадлежащим исполнением должником принятых на себя обязательств (неустойка, штрафы, пени и убытки) [2] .

Аналогичный подход отмечается и к мерам административной ответственности, подлежащим применению за несвоевременное перечисление налоговых и других обязательных платежей. До принятия Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» этот вопрос не был четко урегулирован в законодательстве, хотя арбитражные суды при рассмотрении дел придерживались именно такой практики [3] .

Тем не менее такой подход к определению признаков банкротства не мешал кредиторам взыскивать с должника в процессе конкурсного производства понесенные убытки и неустойку, а также применять финансовые санкции, но стоит помнить, что данные требования в соответствии со ст. 111 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 г. могли быть удовлетворены только в пятую очередь, после полного погашения всех остальных требований.

Таким образом, Федеральный закон 1998 г., кроме факта неплатежей и временного их отсутствия, устанавливал и минимальную задолженность. «Аналогичный подход содержит законодательство Англии (там минимальная задолженность составляет семьсот пятьдесят фунтов стерлингов), в отличие от Франции, где достаточно формального признака несостоятельности — прекращения платежей» [4] .

Институт банкротства стал использоваться в целях передела собственности.

Приведенный перечень проблем Закона 1998 г. не являлся исчерпывающим, поэтому социальная ситуация диктовала необходимость коренной реформы законодательства о банкротстве. Необходим был новый закон, который исходил бы из интересов подъема экономики страны, защищал имущественные права хозяйствующих субъектов.

Основания и порядок ликвидации предпринимательских организаций в случае несостоятельности (банкротства) установлены сейчас Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Предпринимательская организация считается неспособной удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанности по уплате обязательных платежей, если такие обязательства не исполнены в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения. Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей определяются, как правило, на момент подачи в арбитражный суд заявления о признании коммерческой организации банкротом и считаются установленными, если они подтверждены вступившим в законную силу решением суда или документами, свидетельствующими о признании должником этих требований.

Правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом в связи с неисполнением денежных обязательств обладают должник, конкурсный кредитор, уполномоченные федеральным законом органы: Федеральная налоговая служба, Федеральная антимонопольная служба, органы прокуратуры и др.

Закон обязывает учредителей (участников) должника — предпринимательской организации, собственника имущества должника — унитарного предприятия, федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления принимать своевременные меры по предупреждению банкротства. До момента обращения в суд должны быть приняты меры по оказанию финансовой помощи должнику в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности, должна быть проведена досудебная санация, т. е. оздоровление с помощью субсидирования, кредитования, реорганизации, в целях предупреждения банкротства (ст. 30—31 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Арбитражный суд может возбудить производство по делу о банкротстве предпринимательской организации, если требования к должнику в совокупности составляют не менее 100 тыс. руб., к должнику-гражданину — не менее 10 тыс. руб., а также имеются признаки банкротства (п. 2 ст. 6 названного Закона).

  • [1] См.: Витрянский В. В. Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве) // Специальное приложение к Вестнику Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997.№ 2. С. 83.
  • [2] См. постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 февраля1999 г. № 3389/98.
  • [3] См. письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. № Л-7/ОП-237по обзору практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве).
  • [4] Щенникова Л. Банкротство в гражданском праве России: традиции и перспективы // Российская юстиция. 1998. № 10. С. 16.

Банкротство субъектов российской федерации

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

АР
К789 Кращенко, Д. А. (Дмитрий Анатольевич).
Банкротство субъектов предпринимательства в Российской
Федерации :Проблемы правового регулирования : Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук. Специальность 12.00.03. — Гражданское
право ; Предпринимательское право ; Семейное право ;
Международное частное право /Д. А. Кращенко ; Науч. рук. А.
А. Травкин. -Волгоград,2001. -27 с.-Библиогр. : с. 27.3.
ссылок Материал(ы):

    Банкротство субъектов предпринимательства в Российской Федерации : Проблемы правового регулирования
    Кращенко, Д. А.

Банкротство субъектов предпринимательства в Российской Федерации : Проблемы правового регулирования : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Одна из самых характерных особенностей развития экономики современной России связана с ростом числа предприятий, которые подпадают или могут подпасть под признаки и условия банкротства, установленные законодательством о несостоятельности.

Начиная с 1996 года происходит общее резкое увеличение числа споров о банкротстве, рассматриваемых арбитражными судами. Если в 1996 году в арбитражные суды поступило 3 740 заявлений о признании должников банкротами, то в 1998 году их количество возросло до 12 781. В 1998 году принято к производству 8 337 дел.[1] По состоянию на 1 июля 1999 года в производстве арбитражных судов находилось уже 12 434 дела о несостоятельности (банкротстве), то есть практически на 50 процентов больше, чем в 1998 году.[2] И практика показывает, что это устойчивая тенденция. Так, в 2000 году арбитражные суды приняли к своему рассмотрению более 19 тысяч дел о банкротстве, что на 74 процента больше, чем было в 1999 году.[3]

Наметилась тенденция подачи заявлений о признании банкротами крупнейших предприятий. Согласно статистическим данным, в 1998 году поступило 151 заявление о признании банкротами градообразующих предприятий. При этом из двух с лишним тысяч дел, по которым в 1998 году проводилась реорганизационная процедура внешнего управления, только в 69 случаях (3,4 %) по результатам ее проведения производство закончились восстановлением платежеспособности.[4] Это означает, что процедуры внешнего управления на основании действующего законодательства оказываются неэффективными. Из примерно десяти тысяч дел о банкротстве, находившихся в арбитражных судах на рассмотрении на 1 января 1999 года — 62,6 % — это

дела, связанные с открытием конкурсного производства, то есть дела, по которым соответствующие предприятия признаны банкротами.

Согласно действующему законодательству о банкротстве процедуру банкротства легко возбудить практически против любого участника экономических отношений, независимо от пропорции долгов и активов предприятия, с автоматическим, по существу, введением предусмотренных Законом о банкротстве процедур, назначением арбитражного управляющего и т.д. Массовое применение процедур банкротства в отношении предприятий-должников само по себе не обеспечивает экономический рост, благоприятный инвестиционный климат и оздоровление общей экономической ситуации в России. Как отметил в своем докладе «Влияние арбитражной практики на совершенствование законодательства» Председатель Высшего Арбитражного суда РФ В.Ф. Яковлев, «закон быстро, на наших глазах, был приспособлен для нового передела собственности, в том числе с использованием таких отработанных способов, как скупка за бесценок долгов с целью сосредоточения в одних руках прав кредиторов».[5] Таким образом, посредством процедуры банкротства очень часто происходит захват управления чужим капиталом, в том числе и капиталом своих конкурентов.

Вместе с тем нельзя отказаться от применения процедур банкротства в отношений предприятий-должников в тех случаях, когда такие предприятия уже фактически перестали работать или же продолжение их работы сопряжено с постоянным ростом задолженности перед кредиторами, в том числе задолженности по обязательным платежам, а объективной, стратегической заинтересованности у государства в данных предприятиях нет.

Несостоятельность (банкротство) представляет собой во многом неизбежный и объективно обусловленный результат развития рыночных отношений. Причин для такого утверждения множество и среди них, в первую очередь, неумение и неспособность хозяйствующего субъекта наладить

эффективное производство нужных и пользующихся спросом товаров из-за отсутствия должных знаний и опыта. Как свободная конкуренция есть объективное свойство рыночной экономики, так и банкротство предприятий — неизбежное в условиях такой экономики явление.

Кроме этого, хозяйствующий субъект неизбежно вступает в гражданско-правовые отношения с другими предпринимателями. Партнеры же впоследствии могут оказаться несостоятельными: банки «лопаются», переданные покупателям товары не оплачиваются, а произведенные — не выкупаются. В подобной ситуации может оказаться даже самый рачительный и осторожный хозяйствующий субъект, пополняя ряды несостоятельных предпринимателей. Наконец, в России, как и в некоторых других странах, хозяйствующие субъекты сталкиваются с неплатежеспособностью и несостоятельностью самого государства.

Перечисленные и иные причины несостоятельности (банкротства) коммерческих организаций тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Они действуют неумолимо во всех странах, в том числе и в странах с высоко развитой рыночной экономикой. Однако их упреждение, преодоление, ликвидация негативных последствий в значительной степени зависит от развитости, сбалансированности и полноты законодательства о несостоятельности (банкротстве) конкретной страны.

Правовой институт несостоятельности (банкротства) коммерческих организаций — относительно новый для отечественной системы правового регулирования и практики предпринимательских отношений. Процесс его формирования продолжается и в настоящее время. С учетом его значения для современной российской экономики и перспектив развития изучение историко-правового генезиса данного института, действующего законодательства и концепции его совершенствования, а также решения современных правовых проблем банкротства является исключительно актуальным.

Научная разработанность темы. Следует признать, что степень изученности данной проблемы на сегодняшний день недостаточна. В

российской литературе по гражданскому и предпринимательскому праву отсутствуют комплексные монографические исследования правовой проблематики банкротства коммерческих организаций, хотя и был опубликован ряд важных работ, в частности научно-практических комментариев к Закону о банкротстве (под общей редакцией Витрянского В.В.; под редакцией Орловского Ю.П., подготовленный коллективом авторов в составе Масевич М.Г., Орловского Ю.П. и Павлодского Е.А.; под редакцией Кабалкина А.Ю., подготовленный Телюкиной М.В.), работы сравнительно-правового характера (Степанов В.В.).

Кроме того, опубликовано значительное количество статей, посвященных отдельным вопросам или процедурам банкротства: наблюдению (статьи Телюкиной М.В. и Никитиной О.А.), заключению мирового соглашения (Лифшиц Н.Г.), конкурсному производству (статьи Телюкиной М.В. и Никитиной О.А.), статусу арбитражного управляющего (Баренбойм П.Д.), а также ряд общих статей Витрянского В.В. Осуществлялись и некоторые диссертационные исследования.[6] Однако ряду вопросов, например, правовому регулированию досудебной санации и финансового оздоровления хозяйствующих субъектов, за редкими исключениями, практически не уделялось значительного внимания.

Весьма скупо освещались в отечественной юридической литературе вопросы банкротства отдельных категорий коммерческих организаций, в частности, градообразующих, профессиональных участников рынка ценных бумаг, субъектов естественных монополий ТЭК, предприятий оборонной промышленности.[7] Недостаточно работ, освещающих специфические черты

правового регулирования банкротства различных категорий коммерческих организаций, содержащих анализ закономерностей и перспективы развития их правового регулирования.

В публикациях недостаточно уделено внимания проблемам российского законодательства о банкротстве и концепции его реформирования.[8] Эта проблематика целостно не исследовалась.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является комплексное, системное исследование правового института несостоятельности (банкротства) коммерческих организаций в Российской Федерации, выявление основных проблем правового регулирования этих отношений, а также разработка концептуальных подходов и конкретных предложений по совершенствованию законодательства о банкротстве.

Данной целью диссертационной работы обусловлена постановка и решение следующих конкретных задач:

— проследить историко-правовой генезис российской системы законодательства о банкротстве;

— определить юридическое содержание понятий «несостоятельность», «банкротство», «неплатежеспособность», а также установить причины изменения законодателем подхода к установлению критериев несостоятельности (банкротства) коммерческих организаций и как это отразилось на юридическом определении понятия «банкротство», его признаков;

— проанализировать содержание современного законодательства о банкротстве коммерческих организаций в сравнении с ранее действовавшим законодательством России о банкротстве предприятий;

— исследовать особенности законодательства о банкротстве отдельных категорий коммерческих организаций;

— выявить имеющиеся пробелы в законодательстве о банкротстве и, в связи с этим, проблемы его применения;

— разработать концептуальный подход к реформе законодательства о банкротстве, а также рекомендации по совершенствованию отдельных положений действующего законодательства.

Предметом исследования является система гражданско-правовых норм, регулирующих несостоятельность (банкротство) коммерческих организаций в целом и их отдельных категорий, в частности. Система гражданско-правовых норм, регулирующих банкротство коммерческих организаций, исследуется в их развития.

Спецификой системы правовых норм, регулирующих несостоятельность (банкротство) коммерческих организаций, является наличие среди них определенного числа норм, относящихся к процессуальному законодательству; они включены в предмет исследования в той мере, в какой это необходимо для выяснения проблем материального права. В работе не анализируются нормы, имеющие отношение к банкротству, но относящиеся к другим отраслям законодательства, в частности трудового, административного и финансового.

Читайте так же:  Письмо на возврат некачественного товара поставщику образец

Методологическая основа исследования. Автором широко использована методология диалектического исследования, в частности применены исторический и логический методы в их сочетании. Применялась также общенаучная методология системного подхода, а также специальные и частнонаучные методы: историко-правовой, формально-юридический, метод сравнительного правоведения. Следование им позволило изучить различные стороны законодательства о банкротстве коммерческих организаций в их взаимосвязях и взаимозависимости, целостности и всесторонности.

Теоретической базой исследования послужили научные труды российских ученых-правоведов по гражданскому, предпринимательскому и конкурсному праву. В частности, диссертантом были использованы работы: Баренбойма П.Д., Васильева Е.А., Витрянского В.В., Жилинского С.Э., Зинченко С.А., Лифшица Н.Г., Масевич М.Г., Никитиной О.А., Орловского

Ю.П., Павлодского Е.А., Степанова В.В., Телюкиной М.В., Яковлева В.Ф. и других.

Правовую основу исследования составили законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законодательные акты Древней Руси, законы периода становления абсолютизма в России и рубежа XIX-XX веков, законы и подзаконные акты СССР и РСФСР, а также законодательство о несостоятельности зарубежных стран.

При подготовке диссертации использовались также материалы арбитражной практики по делам о банкротстве, постановления Пленума и информационные письма Высшего Арбитражного Суда РФ, постановления Конституционного Суда РФ.

Научная новизна исследования состоит в проведении комплексного сравнительного анализа прежнего и действующего российского законодательства о банкротстве коммерческих организаций и особенностей банкротства их отдельных категорий, выявлении основных проблем, возникающих в ходе применения данного института, его пробелов, а также формулировании концептуального подхода и конкретных предложений по совершенствованию законодательства. В работе предлагается новая модель законодательства о несостоятельности.

Практическая значимость исследования, по мнению автора, состоит в том, что сформулированные в работе выводы и предложения могут быть использованы при совершенствовании действующего законодательства, регулирующего банкротство коммерческих организаций, в частности, при разработке законопроектов о внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», при разработке Федерального закона «Об особенностях несостоятельности (банкротства) организаций оборонной промышленности», Федерального закона «Об особенностях несостоятельности (банкротства) организаций — участников финансово-промышленных групп», Федерального закона «О финансовом оздоровлении предприятий» и других законов.

Результаты работы могут быть использованы в процессе преподавания в высших учебных заведениях, при подготовке методических и учебных пособий по курсам гражданского, предпринимательского права, а также в юридической практике.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, перечня использованных в работе нормативных актов и списка литературы.

Апробация работы. Содержащиеся в диссертационном исследовании теоретические выводы и практические рекомендации отражены автором в опубликованных работах.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Необходим иной подход при выработке научной и законодательной модели банкротства. Следует «развести» понятия «несостоятельность», «неплатежеспособность» и «банкротство». Несостоятельность необходимо рассматривать как неспособность субъекта предпринимательства удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнитель обязанности по уплате обязательных платежей. Посредством понятий «неплатежеспособность» и «банкротство» конкретизируется статус несостоятельности должника, что получает свое законодательное закрепление в виде критериев и условий. Банкротство — последняя стадия нарастающего процесса несостоятельности должника, что и должно быть предметом рассмотрения арбитражного суда.

В связи с этим предлагается разделить всех субъектов предпринимательства на три группы: индивидуальные предприниматели и малые предприятия, все остальные коммерческие организации, кроме тех, которые отнесены в установленном законом порядке к категории крупных и социально значимых, в том числе и градообразующие организации.

Банкротство первых возможно, если они не способны удовлетворить требования кредиторов и (или) исполнить обязанности по уплате обязательных платежей в течение шести месяцев с момента наступления срока исполнения соответствующего обязательства.

Банкротство вторых может быть начато, если они не способны удовлетворить требования кредиторов и (или) исполнить обязанности по уплате обязательных платежей в течение шести месяцев с момента наступления срока их исполнения, а величина краткосрочных пассивов должника превышает величину его оборотных активов на дату представления в налоговые органы последнего балансового отчета.

Банкротство третьих возможно, когда они не способны удовлетворить требования кредиторов и (или) исполнить обязанности по уплате обязательных платежей в течение шести месяцев с момента наступления срока их исполнения при условии, что размер денежных обязательств должника превышает стоимость его имущества, включая права требования.

Минимальный размер неисполненных денежных обязательств должника необходимо определить в сумме равной три тысячи МРОТ.

2. Поскольку в Законе о банкротстве при признании коммерческих организаций-должников несостоятельными не принимается во внимание имущество (недвижимое и иное), используемое для основной производственной деятельности должника, и полностью отсутствует такое понятие, как «единый производственно-технологический комплекс», введение данного понятия в законодательство о несостоятельности, применительно к указанным выше второй и третьей категориям должников, способно в значительной мере защитить должника от недобросовестных действий арбитражных управляющих, а также способствовать, сохранению производства, рабочих мест, минимизации негативных социальных последствий банкротства.

В качестве основного подхода при открытии конкурсного производства в отношении продажи имущества, входящего в состав единого производственно-технологического комплекса коммерческой организации, должен быть законодательно закреплен порядок продажи его единым лотом.

3. Для того чтобы исключить практику, когда дела о банкротстве должников, в том числе крупных и социально значимых промышленных предприятий, возбуждаются по заявлениям кредиторов, даже не попытавшихся

получить задолженность за поставленные товары, работы или услуги в обычном порядке, то есть путем предъявления иска, необходимо законодательно ужесточить требования, предъявляемые к кредиторам, инициирующим дело о банкротстве коммерческой организации в арбитражном суде. Прежде чем требовать объявления должника банкротом, кредитор должен доказать, что он, действуя добросовестно, пытался получить с должника задолженность в обычном порядке, а теперь обращается с заявлением о банкротстве должника, имея к нему обоснованные, установленные судом или подтвержденные бесспорными документами требования.

4. Необходимо внести изменения в статью 14 Закона о банкротстве, касающиеся права уполномоченных государственных органов участвовать с правом голоса в собраниях кредиторов. Исключением должны быть лишь случаи, когда решение собрания кредиторов будет противоречить природе требований, предъявляемых должнику этими государственными органами (например: заключение мирового соглашения, предусматривающего произвольные скидки с задолженности, отсрочку в ее уплате и т.п.).

5. Требует законодательного закрепления роль субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в решении вопроса о признании особо значимых региональных и местных предприятий несостоятельными путем расширения круга государственных органов, участвующих в деле о банкротстве коммерческой организации-должника. В их число должны войти наряду с ФСФО РФ, как уполномоченным государственным органом по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению, также органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления по месту нахождения должника.

6. В законодательстве необходимо предусмотреть проведение перед возбуждением государственными уполномоченными органами в арбитражном суде дела о банкротстве предприятия-должника обязательного внешнего аудита его финансово-хозяйственной деятельности специализированным государственным органом. Такой аудит следует рассматривать как одно из

оснований установления его задолженности перед государством и задолженности государства перед ним и обоснованности возбуждения дела о банкротстве.

Необходим законодательно установленный запрет на подачу в арбитражный суд заявления кредитора уполномоченным государственным органом в случае, если причиной неплатежеспособности коммерческой организации-должника является задолженность государства перед этой организацией и это установлено при проведении соответствующего внешнего государственного аудита (ревизии). При этом должно быть признано право кредиторов предприятия-должника обратиться с требованием о погашении задолженности перед ними непосредственно к Российской Федерации или ее соответствующему субъекту.

7. Для повышения эффективности арбитражного управления коммерческими организациями в процессе их банкротства и ответственности за его результаты целесообразно придать статус арбитражных управляющих специализированным организациям — юридическим лицам (управляющим организациям).

Условием регистрации управляющей компании при арбитражном суде в качестве арбитражного управляющего должно быть соблюдение всех требований, предъявляемых законом к арбитражным управляющим — физическим лицам, а также — наличие в штате сотрудников, являющихся специалистами с опытом работы в соответствующих отраслях предпринимательской деятельности, и требование об обязательном страховании ответственности управляющей компании за причиненные должнику и его кредиторам убытки.

8. Особенности банкротства некоторых категорий организаций-должников, в частности, имеющих важное социально-экономическое значение, требуют дополнительного специального правового регулирования. Это в первую очередь касается коммерческих организаций, выполняющих государственный оборонный заказ и являющихся особо значимыми для

обеспечения федеральных государственных нужд в области поддержания обороноспособности и национальной безопасности России, а также организаций, в состав которых входят радиационно-опасные и ядерно-опасные производства и объекты. Банкротство этих категорий должников должно регулироваться во многом по аналогии с банкротством субъектов естественных монополий ТЭК и, отчасти, с банкротством градообразующих организаций. Главным критерием банкротства таких должников следует законодательно признать превышение общей суммы кредиторской задолженности над стоимостью их имущества, включая права требования по обязательствам.

9. Необходимо изменить порядок представления кандидатур арбитражных управляющих по делам о банкротстве особо значимых для государства предприятий. В приоритетном порядке на должности арбитражных управляющих арбитражными судами должны назначаться лица или управляющие компании, предложенные федеральными органами исполнительной власти, и только при отсутствии таких кандидатур назначение арбитражных управляющих следует производить в общем порядке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В Введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются цель, задачи,, объект и предмет исследования, формулируется научная новизна, теоретико-методологическая основа и практическое значение работы.

В первой главе работы — «Правовая природа несостоятельности (банкротства) субъектов предпринимательства» — рассматриваются общие вопросы историко-правового генезиса системы норм о банкротстве как института российского гражданского права.

Обращение к российским историческим традициям гражданско-правового регулирования банкротства является необходимым, поскольку современный этап развития данного регулирования — это не что иное, как новый

15 виток развития норм, которые закладывались в России на протяжении ХП-ХХ столетий.

В работе показывается, что система норм о банкротстве в своем развитии прошла ряд закономерных этапов. Первый этап — дореволюционный, когда была создана целая система норм о банкротстве, которые образовывали конкурсное право. Корни современной российской нормативно-правовой основы банкротства лежат еще в таком старейшем источнике российского права, как «Русская Правда» (сформировалась и действовала в Древней Руси в XI-XII веках). Уже в этом нормативном акте закреплен дифференцированный подход к оценке несостоятельности.

В дальнейшем изменялись только приоритеты, усложнялось и расширялось само нормативно-правовое регулирование. Вместе с тем, общее состояние законодательства о банкротстве можно было характеризовать как слабо развитое. Существовала неопределенность регулирования отношений, связанных с банкротством, правоприменителям приходилось обращаться либо к иностранному законодательству, либо к обычному праву, либо издавать отдельные указы. Многие положения российского законодательства о банкротстве были построены настолько сложно, что затрудняли их понимание не только предпринимателями, но и опытными юристами.

Второй этап — советское конкурсное право в период НЭПа, когда нормы о банкротстве были включены в Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, затем в 1927 году — в Гражданско-процессуальный кодекс в виде дополнений в его главы XXXVH-XXXIX. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года явился самым весомым элементом нормативно-правовой основы новой экономической политики, исходившей из допущения многоукладное™ в экономике и развития рыночных отношений. Кодекс и последующее законодательство содержали указания на то, какие субъекты гражданского права могут признаваться банкротами, каковы условия и последствия такого признания.

В целом конкурсное право этого периода существенно отличалось от дореволюционного. Понятие банкротства существовало только в нормативных

актах государства, на практике оно практически не реализовывалось. Фактически дела такого рода в судах если и рассматривались, то процесс банкротства был весьма сокращен, проводился не кредиторами (практически не имевшими никаких прав), а государственными органами.

Со свертыванием НЭПа применение института банкротства на практике прекратилось, в связи с чем через некоторое время соответствующие разделы были исключены из кодексов, а также из учебников по гражданскому праву и процессу как не имеющие практической значимости.

Третий этап развития российского законодательства о банкротстве -возрождение института несостоятельности (банкротства). С началом проведения реформ по формированию рыночной экономики проблема создания нормативно-правовой основы несостоятельности хозяйствующих субъектов стала неотложной практической задачей. Первым нормативным правовым актом Российской Федерации, установившим основания признания предприятий банкротами, явился Закон РФ «О предприятиях и предпринимательской деятельности» от 25 декабря 1990 года № 445-1, который в п. 3 ст. 24 установил, что предприятие, не выполнявшее свои обязательства по расчетам, могло быть в судебном порядке объявлено неплатежеспособным (банкротом) в соответствии с законодательством РСФСР.

Однако правовое регулирование процедур несостоятельности долгое время осуществлялось на основании подзаконных актов (в частности Указа Президента РФ «О мерах по поддержанию и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применении к ним специальных процедур» от 14 июня 1992 года № 623).

С 1 марта 1993 года вступил в силу Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» от 23 ноября 1992 года. Закон, по сравнению с вышеназванным Указом, принципиально решил главный вопрос признания предприятия банкротом: несостоятельность предприятия стала считаться имеющей место только после признания факта несостоятельности арбитражным судом или после официального объявления о ней должником при

его добровольной ликвидации. Закон о несостоятельности предприятий установил основания и порядок признания и добровольного объявления предприятия несостоятельным (банкротом), предусмотрел процедуры, направленные на восстановление платежеспособности предприятия.

Постепенно практика применения Закона о несостоятельности (банкротстве) выявила и его слабые стороны. Закон устаревал морально, переставал в полной мере отвечать складывавшимся новым экономическим отношениям. Объяснялось это, прежде всего, тем, что он был принят в 1992 году, еще до разработки новой Конституции РФ и нового Гражданского кодекса РФ. Понятие и признаки банкротства, содержащиеся в Законе 1992 года, перестали отвечать современным представлениям об имущественном обороте и требованиям, предъявляемым к его участникам.

Законодатель не пошел по пути внесения изменений и дополнений в прежний Закон. Был принят новый Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», а также некоторые другие законы, регулирующие особенности банкротства отдельных категорий коммерческих организаций, в частности, Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» и Федеральный закон «Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса», которым были установлены особенности признания несостоятельными организаций, основная деятельность которых осуществляется в сферах транспортировки нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам, транспортировки газа по трубопроводам, услуг по передаче электрической и тепловой энергии, и проведения процедур их банкротства.

Таким образом, российская система правового регулирования банкротства коммерческих организаций исторически начала формироваться еще во времена «Русской Правды», ее развитие протекало крайне неравномерно, иногда со значительными перерывами.

представляет собой довольно разветвленную систему законодательных и иных нормативно-правовых актов различных уровней.

Читайте так же:  Требования из договора купли продажи и векселей

В первой главе также рассматривается понятие несостоятельности (банкротства) в современном российском праве. В частности, показывается, что во многом несовершенство действующего законодательства о банкротстве связано с несовершенством этого понятия, его признаков и условий. Отмечается, что необходимо интегрировать в действующее законодательство о банкротстве позитивные черты ранее действовавшего Закона о банкротстве 1992 года, касающиеся критериев банкротства. Важно внести изменения в количественные признаки банкротства юридических лиц: увеличить срок, в течение которого предприятие-должник не удовлетворяет требования кредиторов, а критерии и условия несостоятельности — дифференцировать в зависимости от категории организации-должника. Данные изменения способны в значительной мере сократить количество дел о банкротстве, вызванных временными трудностями и временной неплатежеспособностью должников -юридических лиц. Кроме того, целесообразно частично вернуться к критерию неудовлетворительной структуры баланса должника, впервые введенному в Законе о банкротстве 1992 года.

Законодательство о банкротстве коммерческих организаций представляет собой сложную систему правовых норм, содержащихся не только в общем Законе о банкротстве, но и в ряде других как общих, так и специальных законодательных и иных нормативных актах.

Основанием всей системы правового регулирования банкротства коммерческих организаций являются положения Гражданского кодекса РФ об очередности удовлетворения требований кредиторов (ст. 64), о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц (ст.65), о субсидиарной ответственности лиц, которые имеют право давать обязательные для должника — юридического лица указания или иным образом определять его действия, за доведение должника до банкротства (п. 3 ст. 56, п. 2, ст. 105) и некоторые другие. Кроме того, целый ряд норм ПС РФ, не регулирующих вопросы

банкротства коммерческих организаций напрямую, имеют важное значение для решения ключевых проблем, связанных с банкротством. Речь, в частности, идет о нормах ГК РФ, регулирующих организационно-правовые формы юридических лиц, права собственности и другие вещные права, обязательственные правоотношения, ответственность за нарушение обязательств и т.п.

Поскольку правовое регулирование банкротства невозможно без специального законодательства, которое регламентирует данные вопросы детальным образом, постольку в Гражданский кодекс РФ была включена отсылочная норма к такому специальному законодательству (п.3 ст.65). Основным актом в системе правового регулирования банкротства является Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)». Хотя при его подготовке и принятии законодатель стремился дать исчерпывающее регулирование соответствующих отношений, в целом ряде случаев это оказалось невозможным либо в силу специфики некоторых групп правоотношений, требующих гораздо большей детализации, выходящей за предмет регулирования данного Закона, либо в силу отсутствия в развитом виде самих правоотношений на момент разработки данного нормативного акта.

Анализируя вопросы возбуждения в арбитражном суде дела о банкротстве должника, автор пришел к выводу о необходимости законодательно ужесточить требования, предъявляемые к кредиторам, инициирующим дело о банкротстве коммерческой организации. Недостатком действующего законодательства о несостоятельности является положение, в соответствии с которым любой кредитор может подать заявление о признании должника несостоятельным, если размер требований такого кредитора больше установленного законом минимума. Однако процедура несостоятельности не является формой истребования кредитором просроченной задолженности. Поэтому, прежде чем требовать признания должника банкротом, кредитор должен доказать, что он, действуя добросовестно, пытался получить с должника задолженность в обычном порядке; и только неисполнение

обязательств, установленных решением суда, понуждает его обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве. Ужесточение требований, предъявляемых к кредиторам, инициирующим дело о банкротстве, будет способствовать принятию более активных мер по истребованию задолженности в исковом порядке, уменьшению общего количества дел о несостоятельности организаций в арбитражных судах, а также сокращению количества случаев недобросовестного использования законодательства о банкротстве в конкурентной борьбе.

При рассмотрении положений законодательства о возбуждении и проведении процедур несостоятельности указывается на тот факт, что роль государства в признании коммерческих организаций несостоятельными недостаточно четко определена. В этой связи, по мнению автора, уполномоченные государственные органы должны быть уравнены в правах с конкурсными кредиторами, то есть законодательно включены в число лиц, участвующих с правом голоса в собраниях кредиторов. В условиях, когда значительное число дел о несостоятельности коммерческих организаций возбуждается по заявлениям уполномоченных государственных органов, а общий объем требований бюджетов различных уровней и внебюджетных фондов, практически в любом деле о банкротстве, составляет существенную часть всей задолженности, внесение соответствующих изменений в законодательство является более чем обоснованным.

Практика применения законодательства о банкротстве свидетельствует о необходимости повышения роли субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в решении вопроса о признании особо значимых региональных и местных предприятий несостоятельными, поскольку такое решение отражается, в первую очередь, на экономической и социальной обстановке на местах. Разрешение вопроса о минимизации негативных последствий признания банкротами особо значимых региональных и местных предприятий невозможно без привлечения для участия в деле о

несостоятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления по месту нахождения должника.

Кроме того, для случаев возбуждения в арбитражном суде дела о банкротстве коммерческой организации — должника уполномоченными государственными органами, в законодательстве необходимо предусмотреть проведение обязательного предварительного внешнего аудита финансово-хозяйственной деятельности должника специализированным государственным органом. Заключение такого специализированного органа должно быть обязательным приложением к заявлению о признании должника банкротом, поданному в арбитражный суд от имени государства. Аудит финансово-хозяйственной деятельности должника будет способствовать выработке единой государственной политики в отношении конкретного должника, а также установлению более реальной картины причин и условий, приведших к неплатежеспособности.

Несостоятельность коммерческой организации может быть вызвана ненадлежащим исполнением государством своих обязательств перед этой организацией. Установление -соответствующих обстоятельств на стадии предварительного внешнего аудита должно являться основанием для отказа арбитражным судом в принятии заявления о признании должника банкротом, а если дело о банкротстве должника уже возбуждено — основанием для прекращения дела. Одновременно должно быть законодательно закреплено право кредиторов предприятия — должника обратиться с требованием о погашении задолженности непосредственно к Российской Федерации или ее соответствующему субъекту.

По мнению автора, уполномоченные государственные органы должны быть не вправе подавать в арбитражный суд заявление о признании должника банкротом от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в случае, если у должника — коммерческой организации имеется дебиторская задолженность соответственно по государственному заказу, заказу субъекта Российской Федерации,

муниципальному заказу и разница между задолженностью должника по обязательным платежам в соответствующие бюджеты и указанной дебиторской задолженностью не превышает установленного Законом о банкротстве размера.

Обосновывается целесообразность придания статуса арбитражных управляющих специализированным организациям — юридическим лицам (управляющим организациям).

Вторая глава работы — «Особенности несостоятельности (банкротства) отдельных категорий субъектов предпринимательства» — полностью посвящена особенностям законодательного регулирования банкротства отдельных категорий коммерческих организаций: градообразующих, субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса. Отдельно рассматриваются вопросы специфики перспективного законодательства о банкротстве организаций оборонной промышленности.

По мнению автора, особенности банкротства некоторых категорий коммерческих организаций — должников требуют дополнительного специального правового регулирования. Это в первую очередь касается организаций, выполняющих государственный оборонный заказ и являющихся особо значимыми для обеспечения государственных нужд в области поддержания обороноспособности и национальной безопасности России, а также организаций, в состав которых входят радиационно-опасные и ядерно-опасные производства и объекты. В законе о банкротстве необходимо ввести соответствующую категорию должников, а признаки и условия возбуждения дела о банкротстве, требования к арбитражным управляющим и последствия признания таких организаций несостоятельными должны быть во многом аналогичны законодательству о банкротстве субъектов естественных монополий ТЭК и, отчасти, градообразующих организаций.

Третья глава — «Совершенствование законодательства о несостоятельности (банкротстве) субъектов предпринимательства» посвящена концептуальному анализу развития и реформирования российского законодательства о банкротстве коммерческих организаций. В ней

последовательно рассматриваются основные вопросы и элементы содержания концепции реформирования законодательства о банкротстве коммерческих организаций, в частности, условия открытия производства по делам о банкротстве, повышение роли государственных органов в процессе банкротства, банкротство коммерческих организаций по инициативе государственных органов, статус и требования к арбитражному управляющему, процедуры банкротства коммерческих организаций, особенности банкротства отдельных категорий коммерческих организаций.

В главе отмечается, что в силу наличия множества разрозненных проектов и предложений по реформированию законодательства о банкротстве остро стоит проблема выработки единой концепции его реформирования, что должно позволить избежать механического внесения в законодательство многочисленных идей, зачастую основанных лишь на отдельных негативных фактах применения законодательства о банкротстве, известных их авторам, и никак не связанных между собой, что не позволит деформировать в основе своей уже сложившуюся единую систему регулирования несостоятельности (банкротства).

На взгляд автора, основные пробелы или недостатки правового регулирования банкротства коммерческих организаций, содержащиеся в действующем законодательстве о банкротстве, имеющие значение для арбитражной практики по разрешению соответствующих споров, касаются критериев и признаков банкротства, требований к арбитражным управляющим, оснований возбуждения дел о банкротстве должников и порядка их рассмотрения, проведения процедур несостоятельности. Автором также указывается, что в действующем законодательстве о банкротстве отсутствует какое-либо развитое регулирование финансового оздоровления неплатежеспособных коммерческих организаций. Полностью отсутствует законодательство о банкротстве некоторых категорий коммерческих организаций, в частности, коммерческих организаций — участников финансово-промышленных групп и организаций оборонной промышленности.

В третьей главе рассматривается также вопрос об изменении требований, предъявляемых к арбитражным управляющим. Отмечается, что в Законе о банкротстве отсутствуют нормы, которые бы разрешали выступать в качестве арбитражных управляющих юридическим лицам. Отсутствие среди физических лиц достаточного числа профессионалов, обуславливаемое отсутствием длительных традиций осуществления банкротства предприятий, а также ограниченностью опыта и знаний физических лиц, вызывает необходимость привлечения к арбитражному управлению специализированных корпораций. Арбитражный управляющий как физическое лицо, как правило, объективно проигрывает коллективному разуму профессионального корпоративного арбитражного управляющего с его потенциально налаженной информационно-аналитической службой, квалифицированным штатом сотрудников, корпоративной, деловой и финансовой традицией. Меры ответственности, предусматриваемые ст. 21 Закона о банкротстве (отзыв лицензии арбитражного управляющего, отстранение от исполнения обязанностей, а также возмещение убытков, причиненных действиями (бездействием), нарушающими законодательство РФ, должнику и его кредиторам), являются неэффективными, когда речь идет о физических лицах. Данные меры, в особенности, если действиями арбитражного управляющего причинен существенный ущерб коммерческой организации-должнику не позволяют рассчитывать на полное возмещение ущерба, причиненного должнику и его кредиторам. Автором аргументируется точка зрения, согласно которой для повышения эффективности арбитражного управления и ответственности за его результаты целесообразно придать статус арбитражных управляющих

специализированным организациям — юридическим лицам (управляющим организациям), закрепив законодательно предъявляемые к ним требования. В работе предлагается ряд таких требований.

Далее сформулированы предложения автора по совершенствованию конкретных процедур банкротства, в частности, внешнего управления и его оптимальных сроков в связи с проблемой санации предприятий, мирового

соглашения, в связи с чем отмечается, что в настоящее время отсутствуют необходимые условия, которые стимулировали бы участников дела о банкротстве к заключению мирового соглашения.

Специально рассматриваются вопросы особенностей регулирования банкротства отдельных категорий коммерческих организаций, в частности, организаций-должников, имеющих важное социально-экономическое значение. В настоящее время к их числу относятся коммерческие организации, выполняющие государственный оборонный заказ и являющиеся особо значимыми для обеспечения федеральных государственных нужд в области поддержания обороноспособности и национальной безопасности России. Сюда же относятся и организации, в состав которых входят радиационно-опасные и ядерно-опасные производства и объекты. По мнению автора, данные категории должников должны регулироваться во многом по аналогии с субъектами естественных монополий ТЭК и, отчасти, градообразующими организациями.

Повышенные требования должны предъявляться к лицам, претендующим на должности арбитражных управляющих при проведении процедур банкротства в отношении таких должников. На взгляд автора, кандидаты обязаны иметь опыт работы на соответствующих объектах, например, оборонной промышленности, что должно удостоверяться документом соответствующего федерального органа исполнительной власти, уполномоченного Правительством РФ (аттестатом, свидетельством и т.п.), а назначение управляющих в порядке, предусмотренном ст. 71 Закона о банкротстве должно производится только в случае отсутствия кандидатур, предложенных соответствующими федеральными органами исполнительной власти.

Кроме этого, по мнению автора, на отношения, связанные с проведением процедур банкротства субъектов естественных монополий и организаций оборонно-промышленного комплекса, целесообразно было бы распространить действие норм, регулирующих банкротство градообразующих организаций (§ 2 гл. VIII Закона о банкротстве), что позволило бы продлевать срок внешнего

управления до десяти лет под поручительство федеральных органов исполнительной власти.

Заключение содержит в сжатом виде общие и частные выводы, предложения и рекомендации по совершенствованию законодательства о банкротстве.

Публикации по теме диссертации:

1. Развитие института банкротства в законодательстве России. -Волгоград, 2000. — 17 с.

2. Банкротство предприятий: его признаки и условия // Право и экономика. 2000. № 6. — с. 15-19.

3. Вопросы совершенствования российского законодательства о банкротстве II Актуальные проблемы современной юридической науки (некоторые аспекты): Сборник научных статей. Вып. 2. — Волгоград, Изд-во Волгоградского государственного университета, 2000. — С. 139-150.

[1] Работа арбитражных судов Российской Федерации в 1998 г . // Российская юстиция. 1999. №5. с. 58

[2] Работа арбитражных судов Российской Федерации в первом полугодии 1999 г . // Российская юстиция. 1999 № 11. c. 56

[3] Яковлев В.Ф. Довести начатое до конца, добиться эффективной работы всей судебной системы / Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2001. № 5. с. 11.

[4] Работа арбитражных судов Российской Федерации в 1998 г . // Российская юстиция. 1999. №5. С. 57-58

[5] Яковлев В. Влияние арбитражной практики на совершенствование законодательства // Российская юстиция. 1999. На 6. с. 10

[6] Зайцева В.В. Правовые проблемы конкурсного производства в процессе банкротства банков: Автореф. дне. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук: Спец.: 12.00.04/ Моск. гос. юрид.акад. — М., 1999.; Енькова Е.Е. Проблемы правового регулирования несостоятельности: банкротства: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук: Спец.: 12.00.047 Моск. гос. юрид. акад. — М., 1999.; Свит Ю.П. Процедуры, предотвращающие банкротство юридических лиц: Автореф.дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук : Спец.: 12.00.03/ Моск. гос. юрид. акад. -М., 1999 и др.

[7] Витрякский В.В. Особенности банкротства отдельных категорий должников // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Специальное приложение № 3. 2001; Телюкина М.В. Особенности производства по делу о несостоятельности градообразующего должника // Законодательство. 1999. № 1; Калинина Л. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) сельскохозяйственных организаций // Хозяйство и право. 1998. № 7 и др.

[8] Среди немногих публикаций на эту тему можно в частности выделить: С. Зинченко, В. Лапаг, Б. Газарян. Банкротство: законодательство и правоприменительная практика// Хозяйство и право. 1996. № 5; С. Зинченко, Е. Казачанский, О. Зинченко. Поиск новой модели законодательства о банкротстве// Хозяйство и право. 2001. №3