Арест на счета в рамках уголовного дела

Уголовному делу – время, аресту имущества – разумный срок

Одним из средств защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений является гражданский иск в рамках уголовного судопроизводства (ст. 44 УПК РФ). Заявляя такой иск, граждане и юридические лица могут возместить вред, причиненный преступлением. Для обеспечения возмещения вреда, а также взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества следователи и дознаватели наделены правом ходатайствовать перед судом о наложении ареста на определенное имущество, наличие которого служит гарантией прав потерпевших (ч. 1, ч. 3 ст. 115 УПК РФ). Таким образом, смысл ареста имущества состоит в ограничении для собственников или владельцев имущества права распоряжаться, а иногда и пользоваться арестованным имуществом для того, чтобы преступники не смогли избавиться от своей собственности или скрыть ее от справедливых притязаний потерпевших. При этом закон позволяет сохранять арест имущества даже в случаях, когда предварительное расследования по уголовному делу приостановлено (ч. 5 ст. 115.1 УПК РФ). Кроме того, суд может и вовсе изъять арестованную собственность у владельца и передать ее на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу (ч. 2 ст. 115 УПК РФ).

Одновременно в соответствии с действующим законодательством помимо имущества непосредственных участников преступления суд может арестовать и имущество, принадлежащее третьим лицам. В том числе ими могут быть и добросовестные приобретатели имущества, ставшие невольными участниками мошеннических схем. Так, арест на имущество третьих лиц налагается, если у следствия есть достаточные основания полагать, что движимое или недвижимое имущество:

  • было получено в результате преступных действий;
  • использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной преступной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации) (ч. 3 ст. 115 УПК РФ).

Отметим, что несколько лет назад КС РФ отдельно указал на необходимость обеспечить эффективную защиту права собственности лиц, на чье имущество был наложен арест, включая возможность компенсации убытков, причиненных чрезмерно длительным применением данной меры процессуального принуждения и обязал законодателя внести в УПК РФ соответствующие изменения (Постановление КС РФ от 31 января 2011 г. № 1-П).

15 сентября вступил в силу Федеральный закон от 29 июня 2015 года № 190-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон № 190-ФЗ), который изменил нормы УПК РФ и некоторых других законов в части ареста имущества. Как поясняют авторы законопроекта (депутаты Госдумы Андрей Луговой и Михаил Старшинов), документ был разработан в целях реализации упомянутой позиции КС РФ.

УПК РФ был дополнен определением термина «имущество» – уголовно-процессуальный закон понимает под ним любые вещи, включая наличные деньги, ценные бумаги, безналичные средства, находящиеся на счетах и во вкладах в банках, имущественные права, включая права требования и исключительные права (п. 13.1 ст. 5 УПК РФ). Отметим, что этот перечень не совпадает с перечнем объектов, перечисленных в ГК РФ. К примеру, к имуществу с позиции уголовного судопроизводства нельзя будет отнести результаты работ и оказание услуг, объекты интеллектуальной собственности, а также нематериальные блага (ст. 128 ГК РФ).

Всеволод Аргунов, доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, адвокат Московской областной коллегии адвокатов, к. ю. н.:

«Подход законодателя, заключающийся в разделении понятий имущества применительно к целям уголовного и гражданского судопроизводства нельзя назвать оправданным. Это способно привести к непредсказуемым последствиям при толковании данной нормы правоприменителем и незаконному ограничению прав владельцев и собственников арестованного имущества. Например, возможны разногласия между собственником (владельцем, управомоченным лицом) имущества и следственным органом относительно того, входит ли конкретное имущественное право в понятие имущества для целей уголовного судопроизводства. Это может вылиться, например, в необоснованное наложение или несвоевременное снятие ареста.

Наложение ареста на имущество – это по сути не следственное действие, а способ защиты и обеспечения имущественных интересов потерпевшего по уголовному делу, а также государства, вынужденного нести бремя расходов на уголовно-процессуальную деятельность. Поэтому и подходы к данному институту уголовно-процессуального права должны быть цивилистическими, а не уголовно-правовыми. Так, имуществу, в особенности правам, свойственны изменения в правовом статусе независимо от того наложен на него арест или нет. Гражданский оборот невозможно заморозить. Например, арестованное право может прекратиться во время ареста, изменить свое содержание (например, может поменяться обязанное лицо или добавиться новое управомоченное лицо в обязательстве). И все это происходит по правилам гражданского а не уголовного права! Предлагаемые правила ареста нацелены в основном на вещи, как обычно и бывает на практике, а вот с правами, особенно с нематериальными благами (например, интеллектуальная собственность) – беда».

Кроме того, был уточнен порядок наложения и снятия ареста с имущества. Так, теперь, налагая арест на имущество, суд должен не только обосновать свое решение, но и установить ограничения по владению, пользованию и распоряжению имуществом. В случае установления ограничений этих правомочий об этом необходимо будет предупреждать лиц, которым арестованное имущество передается на хранение. Сниматься же арест или ограничения прав на имущество могут не только постановлением следователя или дознавателя, как это было раньше, но и автоматически – в случае истечения установленного судом срока ареста или отказа в его продлении (ч. 1, ч. 6, ч. 9 ст. 115 УПК РФ).

При составлении протокола о наложении ареста следователь обязан разъяснить право владельца на обжалование решения об аресте его имущества и право ходатайствовать об изменении ограничений, которым подвергнуто арестованное имущество (ч. 8 ст. 115 УПК РФ).

Кроме того, поправки конкретизировали порядок рассмотрения судом ходатайств следствия об аресте имущества третьих лиц. В целом он соответствует порядку санкционирования судом проведения следственных действий, установленному ст. 165 УПК РФ. Так, судья будет единолично принимать решение об аресте имущества в срок, не превышающий 24 часов с момента получения соответствующего ходатайства. В исключительных случаях, когда наложение ареста на имущество не терпит отлагательства, арест имущества может быть произведен и без получения на то санкции суда. В этом случае следователь или дознаватель в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. А судья, также в течение 24 часов, выносит постановление о законности или незаконности проводимых следственных действий. Судья при этом должен обосновать свое решение о наложении ареста, указав на конкретные фактические обстоятельства, на основании которых он его принял, и установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом. Кроме того, в постановлении должен быть указан срок наложения ареста (ч. 3 ст. 115, ч. 2, ч. 5 ст. 165 УПК РФ).

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры», адвокат:

«На практике следствие и суды нередко довольно широко толкуют ст. 115 УПК РФ о наложении ареста на имущество. Например, известен случай, когда суд наложил арест на автомобиль, принадлежащий владелице, с которой подозреваемый не был в зарегистрированных отношениях, и которая не проходила по уголовному делу, а также не привлекалась в качестве гражданского ответчика. При этом автомобиль был приобретен в кредит – налицо тот факт, что имущество не было получено в результате преступных действий обвиняемого. Однако суды наложили арест на автомобиль как на имущество обвиняемого, принадлежащего ему на праве совместной собственности. Неудивительно, что при таком подходе срок ареста судами не был установлен. Хочется надеяться, что новые специальные нормы о наложении ареста на имущество лиц, напрямую не причастных к совершению преступления, закрепленные в ч. 3 ст. 115 УПК РФ, переломят ситуацию и побудят суды более тщательно исследовать обстоятельства, свидетельствующие о необходимости применения этой меры процессуального принуждения. Другими словами, судебные акты будут мотивированными и обоснованными исходя не только из одних общих принципов уголовного судопроизводства».

В УПК РФ были также закреплены принципы определения разумности сроков ареста имущества лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или несущими по закону материальную ответственность за их действия. Так, при вынесении соответствующих решений суды должны учитывать общую продолжительность ареста, а также ряд иных обстоятельств (ч. 3.2 ст. 6.1 УПК РФ). К таким обстоятельствам относятся правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда и должностных лиц органов следствия и общая продолжительность уголовного судопроизводства (ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ).

В случае необоснованного продления сроков применения ареста имущества третьих лиц они получили право подать иск о назначении им денежной компенсации. Кроме того, пострадавшие от нарушения разумных сроков смогут потребовать возмещения причиненного им имущественного вреда (ч. 6 ст. 115.1 УПК РФ, ст. 1069-1070 ГК РФ). Для этого внесены необходимые поправки в Федеральный закон от 30 апреля 2010 года № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и Кодекс административного судопроизводства РФ (ст. 2-3 Закона № 190-ФЗ). Так, обратиться в суд с иском о присуждении компенсации можно будет, если продолжительность срока ареста превысила четыре года – даже если уголовное преследование еще не прекращено или приговор еще не вступил в силу. Однако если приговор уже вступил в силу или уголовное дело прекращено, заявление о присуждении компенсации может быть подано не раньше чем через шесть месяцев с этого момента (ч. 7.2 ст. 3 Федерального закона от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», ч. 7 ст. 250 Кодекса административного судопроизводства РФ).

Лицам, имущество которых арестовано, разрешено участвовать в процедуре продления сроков ареста. При этом следователь или дознаватель, прежде чем ходатайствовать перед судом о продлении сроков ареста, обязан документально зафиксировать тот факт, что основания для применения ареста не отпали. А перед приостановлением предварительного следствия следователь или дознаватель должны решить вопрос о продлении срока ареста на имущество на период приостановления уголовного дела. К постановлению о возбуждении ходатайства прилагаются материалы, подтверждающие его обоснованность. Также должностные лица обязаны рассмотреть в постановлении вопрос о возможном изменении наложенных на арестованное имущество ограничений либо об отмене ареста вовсе. При этом если решается вопрос о приостановлении уголовного дела, то судья обязан либо отменить арест имущества вовсе, либо продлить меру пресечения, изменив, однако, ее содержание. В последнем случае суд может запретить лишь отчуждать или уничтожать арестованное имущество. В случае продления сроков ареста о таком решении суда должны будут информироваться в том числе и третьи лица, которым принадлежит имущество. Постановление судьи о продлении сроков ареста может быть обжаловано в вышестоящий суд в апелляционном и кассационном порядке (ч. 1-7 ст. 115.1, ч. 6-7 ст. 208 УПК РФ).

Действие УПК РФ в новой редакции будет распространятся и на случаи ареста имущества, произошедшие до дня вступления в силу поправок, если арест, наложенный на имущество, не был отменен (ч. 2 ст. 4 Закона № 190-ФЗ).

Наложение ареста на имущество по своей сути является довольно серьезным инструментом обеспечения исполнения приговора, ограничивающим осуществление ряда важных гражданских прав. В то же время, как отмечает Всеволод Аргунов, в рамках уголовного судопроизводства эта мера применяется нечасто. Это же касается и ареста имущества принадлежащего лицам, непричастным напрямую к совершению преступления. Однако в целом уточненные положения закона лучше обеспечивают интересы лиц, чье имущество помещается под арест, нежели действовавший до недавнего времени уголовно-процессуальный закон, резюмирует эксперт.

ПРОБЛЕМЫ ВОЗВРАТА АРЕСТОВАННЫХ В ХОДЕ СЛЕДСТВИЯ БЕЗНАЛИЧНЫХ ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ, РАНЕЕ ПОХИЩЕННЫХ У ПОТЕРПЕВШЕГО

Ермак Тимофей Андреевич, Адвокат, партнер Адвокатского бюро «Юрлов и партнеры»

Ermak Timofei Andreevich, attorney, partner at the Law office «Yurlov & partners»

Telephone number: (495) 913-67-42.
WWW: www.yurlov.ru

В настоящей статье автор рассматривает вопрос несовершенства правовых норм УПК РФ, регламентирующих вопросы ареста и возврата потерпевшему денежных средств на счетах в банке, в рамках предварительного следствия по уголовному делу. Также затрагиваются вопросы определения статуса похищенных безналичных денежных средств по уголовному делу. В статье приводится пример на конкретном деле из практики адвоката.

Арест денежных средств на счете в банке в порядке ст.115 УПК РФ, возврат похищенных денежных средств потерпевшему, несовершенство уголовно-процессуального законодательства РФ

In this article author examines shortcomings in regulation of seizure and refund of money, deposited in banks, by the Criminal procedure code of Russian Federation. The shortcomings are analyzed in context of preliminary investigation. The question of legal status of seized deposited funds is also considered. The article contains an example from attorney’s practice.

seizure of funds in bank under cl. 115 Russian Criminal procedure code, refund to the victim, shortcomings of criminal procedure legislation in Russia

В последние несколько лет, преступления, связанные с хищением безналичных денежных средств со счетов граждан и организаций, приобрели у нас в стране большое распространение.

Если вы стали жертвой такого преступления, всегда есть шанс, что денежные средства не будут утеряны безвозвратно, а сам путь их хищения будет раскрыт правоохранительными органами.

Но, как показывает практика, обнаружить похищенное – это только пол дела. Одна из самых непростых задач для потерпевшего, это вернуть себе похищенные у него денежные средства. Особенно в случае, если злоумышленники так и не были выявлены в ходе расследования уголовного дела.

Пример из практики

Для обсуждения данной проблемы предлагаю рассмотреть её на достаточно типичном примере из практики:

С банковского счета ООО, осуществляющего деятельность г. Москве, без ведома руководства и главного бухгалтера, единовременно было списано 1,5 млн. рублей.

Сразу после обнаружения пропажи, директор Общества выяснил, что они были переведены с использованием электронной системы расчетов (дистанционного банковского обслуживания) на расчетный счет другой фирмы, неизвестной руководству компании. Сразу было подано заявление в правоохранительные органы. Изложенные в нем факты стали основанием для возбуждения уголовного дела по ч. 4 ст.159 УК РФ (мошенничество).

По результатам расследования дела удалось установить, что денежные средства со счета фирмы были в дальнейшем переведены на банковский счет некого физического лица в г. Новосибирск. При этом, злоумышленниками была предпринята неудачная попытка снять данные денежные средства в банке с использованием поддельного паспорта этого физического лица. По независящим от них причинам попытка не увенчалась успехом, и денежные средства остались на данном счете.

В связи с опасениями, что такие попытки повторяться, по ходатайству следователя, районным судом г. Новосибирска был наложен арест на денежные средства на данном счете.

Впоследствии, в виду не установления лица, причастного к совершению преступления, уголовное дело было приостановлено на неопределенный срок.

Общий срок следствия на сегодняшний день составил уже полтора года. Денежные средства до настоящего времени находятся на счете физического лица, которое, по мнению следствия, не причастно к совершению преступления и на данные деньги не претендует

Читайте так же:  Налог на земляной пай

Все попытки ООО вернуть деньги пока безуспешны.

Правовые основы действий правоохранительных органов.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство РФ достаточно скупо регламентирует вопросы наложения ареста на имущество и денежные средства, которые были предметом преступлений или принадлежат лицам, виновным в их совершении.

Так, статья 115 УПК РФ устанавливает, что для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, следователь возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. Также, арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий. Суд рассматривает указанное ходатайство в порядке, установленном статьей 165 УПК РФ.

В соответствии с п.7 ст.115 УПК РФ при наложении ареста на принадлежащие подозреваемому, обвиняемому денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях, операции по данному счету прекращаются полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. А в соответствии с п. 8 данной статьи, при осуществлении ареста денежных средств на счете, составляется протокол.

Необходимо также заметить, что в соответствии с п. 9 этой же статьи УПК РФ, наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость.

Указанные выше правовые нормы требуют небольшого комментария.

Как следует из приведенных норм, арест накладывается не следователем, а судом. Следователь лишь возбуждает перед судом соответствующее ходатайство, которое оперативно рассматривается судом, а его решение и является основанием для осуществления следствием дальнейших действий по составлению протокола ареста денежных средств с обязательным участием представителя банка.

Но кто же может отменить такой арест? Здесь уже мнения расходятся даже у многих сотрудников правоохранительных органов. Одни считаю, что это может сделать сам следователь по своему постановлению, что согласуется с буквальным содержанием текста указанного пункта статьи 115 УПК РФ. Другие считают, что раз арест осуществляется по определению суда, то и снять арест и определить дальнейшую судьбу денежных средств может только суд.

Более того, законодательно четко не определено, каким критериям должна отвечать ситуация, при которой в аресте «отпадает необходимость». В связи с этим, при возбужденном уголовном деле, тем более в случае, если виновное лицо еще не установлено и оно может продолжить совершать свои преступные действия, представить себе такую ситуацию достаточно тяжело.

В целом можно отметит, что других норм, регламентирующих действия следствия и суда в рамках ареста денежных средств по уголовному делу, УПК РФ не содержит.

Являются ли похищенные денежные средства вещественными доказательствами?

Для поиска путей разрешения описываемой проблемы необходимо также понимать, могут ли данные денежные средства, похищенные у Общества, быть вещественным доказательством по уголовному делу.

Обратимся снова к УПК РФ.

Так, определение вещественных доказательств, а также порядок признания предметов таковыми, закреплен в статье 81 УПК РФ.

Как следует из анализа данной статьи УПК РФ денежные средства на счете в банке не являются физическими предметами, не имеют каких-либо идентификационных признаков или физических свойств, и, как следствие, не могут быть признаны по уголовному делу вещественными доказательствами. В отличии, например, от денежных средств в купюрах или валюты, которые могут быть в установленном ст.81 УПК РФ порядке быть признаны вещественными доказательствами по уголовному делу.

Описанной выше точки зрения придерживаются и сотрудники правоохранительных органов при осуществлении предварительного следствия, в связи с чем, безналичные денежные средства на счетах в банке вещественными доказательствами никогда не признаются.

Таким образом, приведенные выше правовые нормы, касающиеся ареста имущества и денежных средств, в данном случае применяются без учета положений, регламентирующих вопросы признания, учета и хранения вещественных доказательств по уголовному делу.

Все вышесказанное имеет существенную роль в вопросе о том, как похищенные денежные средства вернуть их законному владельцу до разрешения уголовного дела по-существу.

Можно ли вернуть деньги потерпевшему?

Несомненно, что судьба похищенного имущества (в данном случае безналичных денежных средств) может быть разрешена при вынесении приговора по уголовному делу, в том числе, при рассмотрении гражданского иска потерпевшего в суде.

Но вся сложность описываемой ситуации по подобным уголовным делам связана с тем, что преступники, возможно, вообще не будут найдены. В связи с чем, производство по уголовному делу будет по-прежнему приостановлено, причем на крайне долгий срок.

Срок давности привлечения лица к уголовной ответственности по ч.4 ст.159 УК РФ составляет 10 лет. В связи с этим, срок приостановления производства по делу, может соответствовать указанному сроку давности.

Так может ли потерпевший претендовать на возврат данных денежных средств до прекращения предварительного следствия и вынесения приговора, либо до прекращения уголовного дела в связи с истечением сроков давности?

В связи с тем, что данные денежные средства не являются вещественными доказательствами и не могут быть признаны таковыми, они не могут быть переданы потерпевшему до вынесения приговора в порядке, предусмотренном п. б ч.2 статьи 82 УПК РФ, путем передачи их на ответственное хранение.

Более того, сложность заключается в том, что денежные средств находятся на банковском счете физического лица, и распоряжаться данным счетом может только само физическое лицо.

В связи с этим, оказываются неприменимыми и нормы п. 6 ст.115 УПК РФ, которые устанавливают, что имущество, на которое наложен арест, может быть изъято либо передано по усмотрению лица, производившего арест, на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу, которые должны быть предупреждены об ответственности за сохранность имущества, о чем делается соответствующая запись в протоколе.

Между тем, органы следствия не могут в данном случае осуществить физическое изъятие и передачу денежных средств потерпевшему, так как не имеют возможности влиять на судьбу банковского счета, открытого на физическое лицо, как и обязать банк осуществить перевод денег на счет потерпевшего.

В соответствии с ФЗ РФ «О банках и банковской деятельности» сам банк не вправе осуществлять какие-либо перечисления или списания денежных средств без воли такого лица (хоть оно и не претендует на данные денежные средства), за исключением случаев, предусмотренных Законом.

К таким случаям, относится наличие вступившего в силу судебного решения об обязании совершить действие по перечислению денежных средств или о взыскании денежных средств с такого лица, а также приговора по уголовному делу.

На первый взгляд, потерпевший в такой ситуации может воспользоваться нормой ст. 44 УПК РФ и предъявить соответствующий гражданский иск. Но, если по делу не установлено лицо, совершившее преступление, данный иск не может быть рассмотрен, так как нет лица, к которому он должен быть предъявлен.

Кроме того, статья 134 ГПК РФ устанавливает, что суд отказывает в принятии искового заявления, в случае, если заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. Эта норма может быть основанием для отказа в принятии иска, касающегося данных денежных средств, так как их судьба подлежит рассмотрению в рамках иного судебного порядка, то есть в рамках возбужденного уголовного дела.

В описанном выше конкретном случае, суд общей юрисдикции отказал в принятии гражданского иска к лицу, на чье имя был открыт счет в банке, со ссылкой именно на норму ст.134 ГПК РФ.

К сожалению, в ходатайстве потерпевшего о снятии ареста и передаче денежных средств законному владельцу (потерпевшему Обществу), следствием также было отказано.

Представляется, что в описанной ситуации было бы возможно под контролем и в присутствии следователя осуществить снятие денежных средств со счета силами физического лица, на которое открыт счет с одновременной передачей уже наличных денежных средств на хранение потерпевшему.

Но, к сожалению, данный путь прямо не закреплен в УПК РФ, а кроме того вызывает множество вопросов, таких как: признавать ли данные наличные денежные средства вещественными доказательствами и на каком основании? на каком правовом основании физическое лицо будет осуществлять их снятие, если они ему не принадлежат? Как быть, если физическое лицо откажется идти в банк для снятия денежных средств? И ответы на данные вопросы мы не найдем в Законе.

Также, с сожалением можно отметить, что столь проблемным нормам УПК РФ не дана трактовка и разъяснения их применения Верховным судом РФ. Так, не содержаться сколько-нибудь значимые комментарии по применению данных норм даже в Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.2011 N 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора», хотя именно при вынесении и исполнении приговора, должна разрешаться судьба арестованного в рамках уголовного дела имущества и денежных средств.

Таким образом, мы видим очередную «дыру» в действующем уголовно-процессуальном законодательстве, которая не позволяет потерпевшему претендовать на получение похищенных денежных средств до прекращения производства по уголовному делу и эффективно защитить его права как пострадавшей стороны от уголовно-наказуемого посягательства.

1. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. от 04.03.2013).

2. Уголовно – процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 №174-ФЗ (ред. от 04.03.2013).

3. Федеральный закон РФ от 02.12.1990 №395-1 (ред. от 14.03.2013) «О банках и банковской деятельности».

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.2011 №21 (ред. от 09.02.2012) «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора».

Порядок наложения и снятия ареста на имущество по уголовному делу

В целях обеспечения установленного Уголовно-процессуальным кодексом (далее УПК РФ) порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора дознаватель, следователь или суд вправе применить к подозреваемому или обвиняемому меру процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество.

В соответствии со ст. 115 УПК РФ наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованному собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им.

Также суд может изъять арестованную собственность у владельца и передать ее на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу.

Помимо имущества лица, совершившего преступление, суд может арестовать и имущество, принадлежащее третьим лицам, которые могут быть и добросовестными приобретателями имущества.

Решение о наложении ареста на имущество принимается судом в порядке ст. 165 УПК РФ на основании мотивированного ходатайства следователя либо дознавателя.

Так, при решении вопроса о наложении ареста на имущество суд должен указать на конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых он принял такое решение, а также установить ограничения, связанные с владением, пользованием и распоряжением арестованным имуществом, и указать срок, на который налагается арест на имущество, с учетом установленного по уголовному делу предварительного расследования и времени, необходимого для передачи уголовного дела в суд.

Следует иметь в виду, что при наложении ареста на денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях, операции по данному счету прекращаются полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест.

Арест на имущество третьих лиц может быть наложен, если у следствия имеются достаточные данные полагать, что движимое или недвижимое имущество было получено в результате преступных действий, использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной преступной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

При наложении ареста на имущество составляется протокол в соответствии с требованиями ст. 166, ст. 167 УПК РФ. Копия протокола вручается лицу, на имущество которого наложен арест.

Лицо, на имущество которого наложен арест, имеет право обжаловать данное решение, а также заявить мотивированное ходатайство об изменении ограничений, которым подвергнуто арестованное имущество или об отмене ареста, наложенного на имущество.

Отменяется арест на имущество на основании постановления должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении данной меры процессуального принуждения отпадает необходимость, а также в случае истечения установленного судом срока ареста, наложенного на имущество, или отказа в его продлении.

Срок ареста, наложенного на имущество, может быть продлен в случаях, если не отпали основания для его применения, в порядке, установленном ст. 115.1 УПК РФ. Решение о продлении срока ареста на имущество также принимается судом на основании мотивированного ходатайства следователя либо дознавателя.

УПК РФ позволяет сохранять арест на имущество даже в случаях, когда предварительное расследование по уголовному делу приостановлено.

При рассмотрении судьей ходатайства о продлении срока применения данной меры процессуального принуждения вправе также участвовать и лицо, имущество которого арестовано.

В случае необоснованного продления сроков применения ареста имущества третьих лиц, последние имеют право обратиться в суд с иском в назначении им денежной компенсации и возмещения причиненного им имущественного вреда.

Постановление судьи о продлении сроков ареста может быть обжаловано в вышестоящий суд в апелляционном и кассационном порядке.

АРЕСТ ИМУЩЕСТВА В РАМКАХ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Наложение ареста на имущество по уголовному делу — мера процессуального принуждения, предусмотренная ст. 115 Уголовно-процессуального кодекса РФ, которая заключается в описи имущества и запрете распоряжения им и применяется лишь в случаях, когда она подтверждается причастностью владельца имущества к преступной деятельности или преступным характером использования имущества.

Данная мера процессуального принуждения обеспечивает возмещение имущественного вреда, а также денежную компенсацию морального вреда, причиненного преступлением потерпевшему, взыскание штрафов, назначенных в качестве уголовного наказания, а также процессуальных издержек.

Арест может быть наложен на имущество, принадлежащее подозреваемому, обвиняемому и лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия.

Только суд принимает решение о наложении ареста на имущество, при этом, в случаях, не терпящих отлагательства, арест на имущество может быть наложен на основании постановления следователя (дознавателя) без судебного решения.

В случае принятия решения о наложении ареста на имущество суд, а также следователь или дознаватель на основании судебного решения, должны направить руководителям банков и других кредитных организаций запрос и потребовать от последних представить полную информацию о принадлежащих подозреваемому (обвиняемому) денежных средствах и иных ценностях, на которые налагается арест.

В случае принятия решения о наложении ареста на денежные средства и другие ценности, принадлежащие подозреваемому (обвиняемому) и находящиеся на счете, во вкладе или хранении в кредитных организациях, все финансовые (банковские) операции по указанным счетам прекращаются на основании решения суда полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, необходимых для обеспечения гражданского иска, дохода, полученного в результате преступных действий либо нажитого преступным путем, или других имущественных взысканий по уголовному делу.

При наложении ареста на имущество составляется протокол, в котором в присутствии подозреваемого (обвиняемого) либо членов его семьи или иных приглашенных лиц, а также специалиста, если он участвует в деле, описывается имущество, на которое налагается арест, с обязательным указанием наименования каждого предмета, его отличительных признаков, сохранности, стоимости каждого в отдельности и стоимости всего арестованного имущества.

Вещи, предметы, деньги и иные ценности, на которые наложен арест, хранятся, возвращаются, реализуются по правилам, установленным в законе.

Читайте так же:  Расписка о получении имущества во временное пользование

Арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с гражданско-процессуальным кодексом не может быть обращено взыскание (ст. 446 ГПК РФ).

Необходимость отмены этой меры процессуального принуждения может быть обусловлена прекращением уголовного дела по реабилитирующим основаниям, постановлением оправдательного приговора, возмещением в добровольном порядке заявленного гражданского иска, другими обстоятельствами дела.

Арест на счета в рамках уголовного дела

Наложение ареста на имущество — это превентивно-обеспечительная мера процессуального принуждения, содержание которой состоит в ограничениях права собственности (иного вещного права) для предупреждения ее сокрытия или отчуждения с целью обеспечить исполнение приговора в части имущественных взысканий.
К имущественным взысканиям относятся: а) удовлетворение гражданского иска, заявленного в уголовном деле (ст. ст. 44, 309 УПК); б) применение иной меры уголовно-правового характера в виде конфискации имущества (ст. 104.1 УК — введ. ФЗ от 27.07.2006 N 153-ФЗ); в) другие имущественные взыскания с обвиняемого или гражданского ответчика, связанные с данным уголовным делом (взыскание процессуальных издержек с осужденного — ч. 1 ст. 132 УПК, наложение денежного взыскания на законных представителей несовершеннолетнего обвиняемого или подозреваемого за неисполнение обязанностей по присмотру — ст. 117 УПК). Арест в целях обеспечения сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по уголовному делу (п. 3.1 ч. 2 ст. 82 УПК), также в конечном счете обеспечивает те или иные имущественные взыскания.
В судебной практике вызывает сложности ответ на вопрос о том, возможно ли наложение ареста на имущество в целях обеспечения уголовного наказания в виде штрафа. Действительно, штраф — это взыскание денежное (ст. 46 УК), т.е. имущественное. Однако для обеспечения штрафа, назначенного в качестве основного наказания, отсутствует механизм принудительного взыскания денег, который мог бы потребовать обеспечения в виде их ареста. Согласно ч. 5 ст. 46 УК в случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, он заменяется другим видом наказания. Иначе обстоит дело с обеспечением штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания. Согласно ч. 3 ст. 32 УИК в отношении осужденного, злостно уклоняющегося от уплаты штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания, судебный пристав-исполнитель производит взыскание штрафа в принудительном порядке, предусмотренном ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». Для обеспечения принудительного взыскания указанный Закон предоставляет приставу право самому арестовать имущество. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что применение комментируемой статьи возможно в целях обеспечения исполнения приговора в части взыскания штрафа, назначенного в качестве дополнительного наказания. Возможность ареста имущества в целях обеспечения штрафа в качестве меры уголовного наказания получила подтверждение в п. 2.2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 31.01.2011 N 1-П.
Арест на имущество накладывается при наличии общих условий для действия мер процессуального принуждения (см. ком. к ст. ст. 97, 111).
Наложение ареста на имущество допускается только при наличии одного или нескольких специальных условий, когда установлены:
1) причинение имущественного или морального вреда преступлением, заявлен гражданский иск (ст. 44 УПК). При отсутствии гражданского иска его обеспечение не должно применяться, так как право предъявления иска диспозитивно;
2) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со статьей 104.1 УК, получено в результате совершения преступления или является доходом от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества — преступной организации (п. 8 ч. 1 ст. 73, п. 3.1 ч. 2 ст. 82 УПК). Положения статьи 104.1 УК, касающиеся конфискации доходов от использования имущества, полученного в результате совершения преступления, применяются к правоотношениям, возникшим после 01.01.2007, — ст. 16 ФЗ от 27.07.2006 N 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму»;
3) реальная возможность назначения дополнительного наказания в виде штрафа, в том числе это предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ;
4) размер понесенных судебных издержек, которые реально могут быть возложены на обвиняемого (ст. ст. 131 — 132 УПК). На законных представителей обвиняемого (подозреваемого) наложено денежное взыскание в порядке ст. ст. 117 — 118 УПК.
Основанием наложения ареста на имущество является обоснованное предположение, что подлежащее взысканию имущество может быть сокрыто или отчуждено. Конституционный Суд РФ пояснил, что применение ареста по смыслу ст. 115 УПК может иметь место лишь при определенных основаниях и условиях, указанных в уголовно-процессуальном законе, — наличии конкретных фактических обстоятельств, предопределяющих необходимость наложения ареста на имущество.
Арест накладывается на имущество, принадлежащее подозреваемому, обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность по закону за их действия.
В целях же обеспечения возможного взыскания по гражданскому иску с лиц, не являющихся причинителями вреда, наложение ареста возможно только при условиях, что данные третьи лица:
1) признаны в уголовном деле гражданскими ответчиками. Это наделяет собственника комплексом прав, закрепленных ч. 2 ст. 54 УПК, и позволяет проверить наличие оснований для вынесения решения об аресте;
2) несут ответственность за действия подозреваемых или обвиняемых, личности которых установлены, то есть применение в целях обеспечения гражданского иска ареста имущества лиц, не являющихся подозреваемыми и обвиняемыми, запрещено по нераскрытым преступлениям;
3) ответственность третьих лиц возникает на основании закона, а не гражданско-правового договора. Представляется, что в уголовном процессе не должен предъявляться и обеспечиваться иск к лицам, которые несут ответственность за действия обвиняемого или подозреваемого по договору (залога, поручительства, банковской гарантии, страхования), так как выяснение действительности этих договоров, условий их заключения и фактического выполнения обязательств сторонами не связано непосредственно с целями осуществления правосудия по уголовным делам и относится к сфере гражданского судопроизводства. Иное не согласуется с закрепленными Конституцией РФ принципами, лежащими в основе разграничения видов судебной юрисдикции (ч. 2 ст. 118), а также вопреки требованиям ч. 3 ст. 55 Конституции РФ ведет к несоразмерному ограничению органами, осуществляющими уголовное судопроизводство, права собственности, свободы предпринимательской и иной экономической деятельности.
По гражданскому иску соучастники преступления несут солидарную ответственность, поэтому в обеспечение иска их имущество может быть арестовано в любых пропорциях, но общая его стоимость не должна превышать грозящего имущественного взыскания.
В стадии предварительного расследования суд в порядке, предусмотренном ст. 165 УПК, выносит постановление о наложении ареста на имущество по результатам рассмотрения ходатайства следователя или дознавателя, которые обязаны и исполнить данное постановление. В неотложных случаях имущество может быть арестовано и без судебного разрешения.
В судебных стадиях судья, принявший дело к производству, выносит постановление о наложении ареста на имущество по ходатайству стороны обвинения (п. 5 ст. 228, ст. 230 УПК). Представляется, что при наличии указанных выше оснований и условий судья должен иметь право наложить арест на имущество и по своей инициативе при отсутствии возражений со стороны обвинения. Постановление о наложении ареста на имущество, вынесенное в судебном производстве, исполняется судебным приставом-исполнителем в соответствии с ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» и ФЗ от 21.07.1997 N 118-ФЗ «О судебных приставах».
Копия постановления вручается гражданскому истцу по его просьбе об этом (п. 13 ч. 4 ст. 44 УПК). Для обжалования данного постановления с ним должен быть ознакомлен и гражданский ответчик.
Содержание меры принуждения в виде наложения ареста на имущество состоит в ограничении прав собственности (хозяйственного ведения или оперативного управления). При этом всегда ограничивается право распоряжения имуществом (запрет отчуждения), в некоторых случаях — право пользования имуществом (когда в результате использования утрачиваются полезные свойства вещи, например, если вещь потребляемая). Если ограничения прав по распоряжению и пользованию не могут обеспечить цели наложения ареста на имущество, то ограничивается и право владения — имущество изымается и передается на хранение другим лицам. Конкретные ограничения должны быть указаны в постановлении суда.
По общему правилу до вынесения постановления о наложении ареста на имущество должны быть установлены: а) индивидуально-определенные признаки, стоимость и местонахождение имущества, подлежащего аресту; б) принадлежность этого имущества обвиняемому (подозреваемому) или другому гражданскому ответчику.
Закон не запрещает налагать арест на имущество, указывая в постановлении лишь его принадлежность и стоимость. Тогда уже после вынесения судом постановления следователь (дознаватель) или судебный пристав-исполнитель должны установить и разыскать конкретное имущество, подлежащее аресту. Возможность установления и розыска имущества уже после принятия решения о наложении ареста на имущество подтверждается соответствующими полномочиями судебного пристава-исполнителя, а также полномочиями суда конфисковать денежную сумму взамен имущества (ст. 104.2 УК).
Подлежащее аресту имущество устанавливается и разыскивается путем производства следственных действий (обыска, выемки, осмотра, допроса), направления запросов, а также по соответствующему поручению — путем оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Согласно ч. 7 ком. статьи в ред. от 05.06.2007 запрос следователя (дознавателя) о денежных средствах и других ценностях, находящихся в банках и иных кредитных организациях, подлежит санкционированию судом. Эта норма устанавливает более сложную процедуру, чем специальные нормативные акты. Так, часть 2 ст. 26 ФЗ от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности» предусматривает возможность получения следователем с согласия руководителя СО справок по операциям, счетам юридических лиц, вкладам физических лиц; пункт 4 части 1 ст. 6 ФЗ от 30.12.2004 N 218-ФЗ «О кредитных историях» обязывает бюро кредитных историй в течение 10 дней предоставлять содержание кредитной истории на подозреваемого (обвиняемого) или иного гражданского ответчика по запросу следователя с согласия руководителя СО.
Часть 3 ст. 115 УПК предусматривает возможность ареста имущества, находящегося у других лиц. Для уяснения смысла данной нормы необходимо различать «других лиц» как добросовестных приобретателей (в смысле ст. 302 ГК). Представляется, что именно о них говорится в ч. 3 ст. 115 УПК до союза «либо». Это означает, что:
а) имущество принадлежит этим «другим лицам». При этом, как указал КС РФ в Постановлении от 31.01.2011 N 1-П, часть 3 ст. 115 УПК РФ во взаимосвязи с абз. 9 п. 1 ст. 126 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не предполагает наложение ареста на имущество должника, находящееся в процедуре конкурсного производства, либо сохранение ранее наложенного в рамках уголовного судопроизводства ареста на имущество должника после введения данной процедуры для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска в отношении отдельных лиц, являющихся конкурсными кредиторами. Если установлено, что имущество принадлежит обвиняемому (подозреваемому) или иному гражданскому ответчику, то оно подлежит аресту в общем порядке вне зависимости от места нахождения;
б) «другие лица» не знали, что имущество добыто преступным путем. Иначе они подлежат уголовной ответственности как пособники по данному преступлению (ч. 5 ст. 33 УК) или как обвиняемые по другим преступлениям (ст. ст. 174, 174.1, 175 УК);
в) согласно ч. 3 ст. 302 ГК деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.
Вторая часть нормы, содержащейся в ч. 3 ст. 115 УПК, допускает такое толкование, что арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть основания полагать, что оно использовалось или предназначалось для использования этими самыми «другими лицами» в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации). Данный смысл ком. нормы подтверждается содержанием ч. 3 ст. 104.1 УК, которая предусматривает, что такое имущество, переданное осужденным другому лицу (организации), подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий. В этой ситуации под «другими лицами» понимаются лица, фактически заподозренные в совершении преступления, т.е. орган уголовного преследования располагает достаточными данными о том, что эти лица использовали имущество в качестве орудия преступления, финансировали терроризм и т.д. Иными словами, имеются основания для возбуждения в отношении этих лиц новых уголовных дел по ст. ст. 174, 174.1, 175 УК либо привлечения их в качестве соучастников по уже расследуемому делу.
По смыслу Постановления КС РФ от 27.06.2000 N 11-П наложение ареста на имущество «других лиц» в связи с их причастностью к преступлениям свидетельствует об их фактическом уголовном преследовании. Такие лица должны считаться подозреваемыми в конституционно-правовом смысле. Широкое понимание понятия подозреваемого дает ему право немедленно воспользоваться помощью защитника, не дожидаясь формального признания за ним этого статуса какими-либо актами органов предварительного расследования.
Арест может быть наложен по общим правилам на вещественное доказательство или иной изъятый предмет (ст. 81 УПК), на внесенный в порядке ст. 106 залог, на задержанные в порядке ст. 185 почтово-телеграфные отправления (посылки, денежные переводы), если они принадлежат обвиняемому, подозреваемому, иному гражданскому ответчику.
Порядок исполнения постановления о наложении ареста на имущество аналогичен порядку производства обыска. Такое правило прямо предусматривалось в ст. 175 УПК РСФСР. При исполнении наложения ареста на имущество должны соблюдаться общие правила производства следственных действий (ст. 164 УПК).
Исполнение наложения ареста на имущество производится в присутствии не менее двух понятых. Кроме того, в нем могут участвовать: а) специалист (товаровед — для оценки стоимости имущества; криминалист — для обнаружения тайных хранилищ; слесарь — для вскрытия запертых дверей); б) заинтересованные лица. Представляется, что должно обеспечиваться право представителей владельцев арестовываемого имущества (и объекта, в котором производится опись) на присутствие при принудительных поисковых действиях, фиксации признаков и изъятии имущества; в) иные лица (переводчик, должностное лицо органа, осуществляющего ОРД, — ст. 164 УПК).
Имущество, на которое наложен арест, может быть изъято либо передано на хранение определенным лицам по усмотрению лица, производившего арест. Это усмотрение ограничено постановлением судьи, в котором могут быть указаны конкретные ограничения права собственности.
При исполнении ареста подлежат изъятию (копированию) правоустанавливающие документы (подтверждающие право собственности): технические паспорта на номерные вещи, гарантийные талоны на бытовую технику, товарные и кассовые чеки и др. Этим исключается неправомерный арест чужого имущества, а также опровергаются возможные ложные заявления (в том числе исковые) о том, что арестованное имущество принадлежит другим лицам.
В особом порядке исполняется наложение ареста на: а) денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях. Постановление о наложении ареста на ценности направляется кредитной организации, которая обязана незамедлительно по получении постановления его исполнить — прекратить расходные операции по данному счету полностью или частично в пределах средств, на которые наложен арест (ст. 27 ФЗ от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности»); б) недвижимое имущество. Заверенная копия постановления суда о наложении ареста на недвижимое имущество направляется для исполнения в учреждение юстиции по государственной регистрации прав на недвижимость в трехдневный срок (ст. 28 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»). Получив копию, учреждение юстиции производит государственную регистрацию ограничения права правообладателя недвижимости, о чем уведомляет его в письменной форме не позднее чем в течение пяти рабочих дней со дня регистрации. Сведения об аресте недвижимости вносятся в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (приложение N 7 к Правилам ведения реестра, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 18.02.1998 N 219); в) ценные бумаги.
Наложение ареста отменяется также при отпадении: а) общих условий для применения мер процессуального принуждения: прекращении уголовного дела или преследования конкретного лица (ст. ст. 213, 239 УПК); постановлении оправдательного приговора (ст. 306 УПК); б) специальных условий, необходимых для применения ареста имущества: отказе истца от гражданского иска (ч. 5 ст. 44 УПК); добровольном возмещении ущерба; отказе судом в удовлетворении иска; оставлении иска без рассмотрения (ч. 3 ст. 250, ч. 2 ст. 306 УПК); недоказанности «преступного происхождения» имущества; доказанности, что имущество принадлежит не гражданскому ответчику, незаконности признания лица гражданским ответчиком.
Применение ареста имущества в случае приостановления производства по уголовному делу не урегулировано законом и представляет проблему для правоприменительной практики. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 31.01.2011 N 1-П признал ч. 9 ст. 115 УПК РФ во взаимосвязи с ч. 3 той же статьи и п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они не предусматривают эффективных средств защиты законных интересов собственника имущества, на которое наложен арест для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, в случаях приостановления предварительного следствия по уголовному делу в связи с тем, что подозреваемый, обвиняемый скрылся от следствия. Признавая перечисленные нормы неконституционными, КС РФ предписал федеральному законодателю внести в УПК РФ необходимые изменения, чтобы обеспечить эффективную защиту права собственности лицам, на чье имущество в рамках производства по уголовному делу, предварительное расследование по которому приостановлено, наложен арест для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска.
До решения описанной проблемы законодателем в указанном Постановлении сформулированы рекомендации для правоприменителя. Следственные органы до приостановления предварительного следствия обязаны принять все возможные меры к доказыванию виновности причастных к преступлению лиц и обстоятельств, подтверждающих преступное происхождение или использование арестованного имущества. Если будет установлена осведомленность собственника арестованного имущества об этих обстоятельствах, то он сам подлежит уголовному преследованию, а имущество — хранению в качестве вещественного доказательства. Если же причастность такого лица к преступлению не установлена, в случае приостановления предварительного следствия по уголовному делу требуется рассмотрение вопроса об отмене наложения ареста или изменении содержания данной меры принуждения. В частности, при надлежащем контроле за движением полученных денежных средств запрет пользования имуществом может быть отменен.
Решению данной проблемы может способствовать и такая рекомендация: при приостановлении дела, прекращении производства по гражданскому иску, оставлении его без рассмотрения уголовно-процессуальная мера принуждения в виде наложения ареста на имущество может быть заменена аналогичной гражданско-процессуальной мерой в порядке, предусмотренном гражданским процессуальным законодательством (глава 13 ГПК). Для этого по ходатайству гражданского истца уголовно-процессуальный арест имущества целесообразно продлить на срок, достаточный для предъявления иска в порядке гражданского судопроизводства.
Решение и действия по наложению ареста на имущество могут быть обжалованы заинтересованными участниками процесса в порядке, предусмотренном главой 16 УПК (Постановление КС РФ от 23.03.1999 N 5-П). Третьи лица вправе подать иск об исключении имущества из описи (освобождения от ареста) в порядке гражданского судопроизводства (БВС РФ. 1994. N 4). Удовлетворение иска влечет отмену ареста конкретного имущества, а решение гражданского суда о принадлежности имущества имеет преюдициальную силу для уголовного суда.

Читайте так же:  Отчетность компании нестле

В 2014 году судьями Михайловского районного суда Волгоградской области рассмотрено 2 ходатайства о наложении ареста на имущество в порядке ст. 115 УПК РФ, оба ходатайства удовлетворены.

Так, согласно постановлению Михайловского районного суда Волгоградской области от 04 декабря 2014 года удовлетворено ходатайство следователя следственного отдела Межмуниципального отдела МВД России «Михайловский» Волгоградской области Байбакова А.М. о наложении ареста на автомобиль марки , государственный регистрационный знак , идентификационный номер (VIN) , , принадлежащий Н.

В ходатайстве следователь следственного отдела Межмуниципального отдела МВД России «Михайловский» Байбаков А.М. указал, что в Н. обратился с предложением к А., о передаче ему денежных средств в сумме , в переводе на рубли РФ – рублей, согласно курса покупки евро на Поволжского Банка Сбербанка России. Цель передачи денежных средств – якобы для оплаты таможенных платежей при приобретении А. грузового автомобиля у Н. А. на данное предложение согласилась. Н., находясь в домовладении, расположенном по адресу: , получил от А. денежные средства в сумме .
После этого Н., реализуя преступный умысел, заранее не планируя исполнять договоренность по оплате таможенных платежей при приобретении А. грузового автомобиля у Н., похитил принадлежащие А. денежные средства в сумме , распорядившись похищенными денежными средствами, по своему усмотрению, в личных целях, причинив А. значительный ущерб в крупном размере в сумме рублей.
По данному факту СО МО МВД РФ «Михайловский» Волгоградской области возбуждено настоящее уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ.
17 октября 2014 года от потерпевшей А. поступило исковое заявление с требованием о взыскании с Н., при признании его виновным в совершении указанного преступления суммы причиненного ущерба А. в размере – в переводе на рубли РФ – рублей. На основании указанного искового заявления А. была признана гражданским истцом.
Согласно сведениям, полученным из РЭО БДД МО МВД России «Михайловский» Волгоградской области, за Н. зарегистрирован автомобиль марки , государственный регистрационный знак , идентификационный номер (VIN) , выпуска.
Просил суд наложить арест на имущество, зарегистрированное на Н., рождения, а именно на автомобиль марки , государственный регистрационный знак , идентификационный номер (VIN) , выпуска, стоимостью рублей.

Суд удовлетворил ходатайство следователя по следующим основаниям.
Согласно положениям ст. 115 УПК РФ наложение ареста на имущество по уголовному делу производится для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ. В этих целях следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия.
Данная мера процессуального принуждения применяется на период производства по уголовному делу.
Согласно Конституции РФ, в Российской Федерации гарантируется свобода экономической деятельности, признаются и защищаются равным образом все формы собственности; право частной собственности, относящееся к основным правам человека, подлежит защите со стороны государства и наряду с другими правами и свободами человека и гражданина определяет смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечивается правосудием, которое осуществляется судами в соответствии с их полномочиями, установленными Конституцией РФ и федеральным конституционным законом, посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ст.ст. 2, 8, 18; ч. 1 и 2 ст. 46; ч. 2 ст. 118; ч. 3 ст. 128).
Часть 1 статьи 34 Конституции РФ закрепляет право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещённой законом экономической деятельности и устанавливает в статье 35, что право частной собственности охраняется законом (часть 1), каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (часть 2), никто не может быть лишён своего имущества иначе как по решению суда (часть 3).
Приведённым положениям Конституции РФ, выражающим один из основополагающих аспектов верховенства права – общепризнанный в демократических государствах принцип неприкосновенности собственности, выступающий гарантией права собственности во всех его составляющих, корреспондируют положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которым каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности; никто не может быть лишён своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права; государство вправе обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами (ст. 1 Протокола № 1); каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (п. 1 ст. 6 Конвенции).
Как указал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 16 июля 2008 года № 9-П, из части 3 статьи 55 Конституции РФ во взаимосвязи с её статьями 8, 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 34 и 35 вытекает, что ограничения права собственности, равно как и свободы предпринимательской и иной экономической деятельности могут вводиться федеральным законом, только если они необходимы для защиты других конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, отвечают требованиям справедливости, разумности и соразмерности, носят общий и абстрактный характер, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо данных конституционных прав.
Ограничения такого рода могут быть обусловлены, в частности, предоставлением суду полномочия разрешать в порядке уголовного судопроизводства по ходатайству следователя или дознавателя вопрос о наложении на период предварительного расследования и судебного разбирательства ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации.
В соответствии с п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 года № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству», решая вопрос об удовлетворении ходатайства стороны обвинения о наложении ареста на имущество обвиняемого, суду надлежит проверить, имеются ли в материалах уголовного дела или в материалах, представленных стороной, сведения о наличии у обвиняемого денежных средств, ценностей и другого имущества, на которые может быть наложен арест.
Обращаясь в суд с приведённым выше ходатайством, следователь обосновал его необходимостью обеспечения надлежащего исполнения приговора в части гражданского иска.
Как отражено выше, в качестве одного из оснований для наложения ареста на имущество, ст. 115 УПК РФ указывает обеспечение исполнения приговора в части других имущественных взысканий.

в 15 часов 00 минут постановлением следователя следственного отдела Межмуниципального отдела МВД России «Михайловский» Б. возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, уголовное дело возбуждено в отношении Н.(л.д. 2).
Поводом для возбуждения уголовного дела послужило заявление А. по факту мошенничества, совершенного в крупном размере.
Основанием для возбуждения уголовного дела послужило наличие достаточных данных, полученных в рамках проведённой процессуальной проверки по указанному сообщению о преступлении, указывающих на признаки преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ в действиях Н.
от потерпевшей А. поступило исковое заявление с требованием о взыскании с Н., при признании его виновным в совершении указанного преступления суммы причиненного ущерба А. в размере .
На основании указанного искового заявления А. была признана гражданским истцом.
Согласно сведениям, полученным из РЭО БДД МО МВД России «Михайловский» за Н. зарегистрирован автомобиль марки , государственный регистрационный знак , идентификационный номер (VIN) , выпуска.

В соответствии со ст.ст. 111, 115 УПК РФ наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.
Согласно пункту 2.2 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 31 января 2011 года № 1-П наложение ареста на имущество в рамках предварительного расследования по уголовному делу является мерой процессуального принуждения, предусмотренной ст. 115 УПК РФ, которая может применяться как в публично-правовых целях для обеспечения возможной конфискации имущества, имущественных взысканий в виде процессуальных издержек или штрафа в качестве меры уголовного наказания, а также для сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по уголовному делу, так и в целях защиты субъективных гражданских прав лиц, потерпевших от преступления.

Арест спорного имущества вызван потребностями достижения публично-правовых целей уголовного судопроизводства в том значении, которое придаётся этой мере принуждения Конституционным судом РФ, следовательно, указанное движимое имущество Н., подлежит аресту с учётом цели, установленной в качестве меры процессуального принуждения.

При этом суд посчитал необходимым отметить, что наложение ареста на имущество само по себе не сопряжено с лишением собственника Н. его имущества либо переходом права собственности к другому лицу либо государству.

Кроме того, Н. имеет право на обращение в соответствующие органы с соответствующим ходатайством при наличии оснований, предусмотренных ч. 9 ст. 115 УПК РФ, согласно которой наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость.

Из содержания ч. 1 ст. 44 УПК следует, в уголовном процессе, могут быть рассмотрены гражданские иски о возмещении имущественного вреда, причинённого преступлением, при этом имущественный вред возмещается на основании ст.ст. 1064 – 1083 ГК РФ, а также норм других отраслей права, предусматривающих специальные случаи имущественной ответственности.
Вопросы о рассмотрении гражданского иска в уголовном деле подлежат разрешению также с применением норм ГПК РФ.

В силу положений ч. 3 ст. 140 ГПК РФ меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному истцом требованию, то есть должны соответствовать заявленным требованиям, быть непосредственно связанными с предметом спора, необходимыми и достаточными для обеспечения исполнения судебного акта или предотвращения ущерба.
Учитывая, что обеспечительные меры применяются при условии обоснованности, судья признал заявление стороны о применении обеспечительных мер обоснованным, если имеются доказательства, подтверждающие наличие хотя бы одного из оснований, предусмотренных ст. 139 ГПК РФ.

При решении вопроса о принятии мер по обеспечению иска, суд обязан оценивать разумность и обоснованность требования заявителя и применения обеспечительных мер; вероятность причинения заявителю значительного ущерба в случае непринятия обеспечительных мер; обеспечение баланса интересов заинтересованных сторон; предотвращение нарушения при принятии обеспечительных мер публичных интересов, интересов третьих лиц.

Как указано выше, 17 октября 2014 года от потерпевшей А. поступило исковое заявление с требованием о взыскании с Н., при признании его виновным в совершении указанного преступления суммы причиненного ущерба А. в размере , в пересчёте на рубли РФ, что эквивалентно сумме в рублей. На основании указанного искового заявления А. была признана гражданским истцом.

Согласно сведениям, полученным из РЭО БДД МО МВД России «Михайловский» за Н. зарегистрирован автомобиль марки , государственный регистрационный знак , идентификационный номер (VIN) , выпуска.
В соответствии с информацией интернет-сайта стоимость автомобиля, марки , с аналогичными техническими характеристиками, выпуска составляет рублей.

Из содержания заявленного ходатайства следует, что заявленная обеспечительная мера соразмерна цене гражданского иска.

В судебное заседание было представлено отвечающее требованиям закона ходатайство следователя о наложении ареста на имущество.
Ходатайство о наложении ареста составлено уполномоченным на то должностным лицом, в рамках находящегося у него в производстве уголовного дела и с согласия соответствующего должностного лица. При этом в обоснование ходатайства следователем представлены необходимые документы, подтверждающие изложенные в нем доводы

Автомобиль марки , принадлежащий Н., не относится к имуществу, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание.

Оценивая представленные доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о необходимости разрешить наложение ареста на автомобиль марки , принадлежащий Н.

Подводя итог проделанной работы можно сделать вывод, что у судей Михайловского районного суда Волгоградской области не возникает существенных проблем при рассмотрении ходатайств о наложении ареста на имущество в порядке ст. 115 УПК РФ.

Судья
Михайловского районного суда
Волгоградской области В.А. Бакчеева