Адвокат мусаев рустам

Адвокат Мусаев Рустам Хабибуллаевич

Оценки качества работы адвоката:

Обращались к услугам
этого адвоката?

Отзывы об адвокате

Хотите стать участником рейтинга?

Заполните краткую заявку и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

Ваша информация успешно отправлена!

После рассмотрения заявки нашими экспертами на
Вашу почту будет выслано письмо с оповещением.

«Вы меня взглядом пугаете, да, ваша честь?»

За два дня процесса судье пришлось удалить из зала четверых подсудимых из пяти: своими гневными криками они не давали обвинителям представлять доказательства. Защитники предложили судье не давать прокурорам демонстрировать видеозаписи во время опроса свидетеля – одно с другим мало связано, по мнению защиты. Но судья не согласился, и адвокаты попробовали отвести прокурора. Это тоже не удалось.

— Это эмоции. Поймите же, они сидят, решается их судьба, — объяснял «Право.Ru» адвокат Лом Али Гайтукаева Муслим Джамалутдинов поведение подсудимых, которые все время громко и иногда нецензурно выражают свое неудовольствие происходящим. Впрочем, его подзащитный (Гайтукаев обвиняется в том, что принял заказ на убийство обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской от пока не установленного лица и создал преступную группировку из своих племянников и сотрудников милиции), единственный во вторник остался на заседании — как самый спокойный. В понедельник судье Мосгорсуда Павлу Мелехину пришлось удалить из зала за оскорбительные выкрики Рустама Махмудова (он – предполагаемый киллер), а также его братьев Джабраила и Ибрагима (по версии следствия Джабраил привез Рустама к подъезду журналистки, а Ибрагим ждал «объект» на пути к дому и сигналил братьям о появлении женщины. Братья Махмудовы – племянники Гайтукаева). Во вторник же из зала был удален по той же причине бывший оперуполномоченный ЦРУБОПа Сергей Хаджикурбанов (он, как считают следователи, руководил операцией после того, как Гайтукаев попал в тюрьму).

«Мы будем каждые пять минут делать возражения на действия председательствующего»

Неделя началась с опроса прокурорами Борисом Локтионовым и Марией Семененко соседей по подъезду дома Анны Политковской – Анны Марининой и ее дочери Марии Кудрявцевой. Онирассказали, что с журналисткой особо знакомы не были – так, здоровались при встрече. В день убийства, 7 октября 2006 года в квартиру Марининой прибежала соседка с верхнего этажа Ксения Онегина, которая обнаружила в лифте лежащую на полу журналистку. Маринина вышла из квартиры с телефоном и стала звонить в «скорую помощь». Рядом с Политковской, вспоминала очевидица, «на полу был большой черный пистолет». Никаких подозрительных людей в подъезде она не видела, а также не припомнила проблем с дверью в подъезд, о которых на прошлом заседании говорила дочка погибшей Вера Политковская (следователи обнаружили, что магнитный замок был обмотан скотчем, и железную дверь с домофоном можно было открыть без кода и ключа, приложив небольшое усилие).

Прокурор Семененко включила видеозапись с камеры наружнего наблюдения у подъезда. Было видно, как в подъезд прошла сама свидетель, а затем мужчина в кепке, с черными волосами. Он открывал дверь 40 секунд. Чуть позже подъезжает серебристая «десятка» Политковской. В 16.06 минут она зашла в подъезд. Мужчина в кепке через минуту из подъезда вышел. Запись была остановлена на кадре со спиной киллера. Адвокат Джабраила Махмудова Мурад Мусаев вдруг попросил Рустама Махмудова встать. Тот поднялся. Казалось, что со времени первого процесса в Мосгорсуде он поправился. На видео фигура была явно и значительно худее.

— Дайте мне закончить! Вы хотите сказать, что это не он? – язвительно обратилась к Мусаеву обвинитель Семененко.

— Решать присяжным, — развел руками Мусаев.

— Этого гражданина видели? – обратился к свидетелю адвокат Рустама Владимир Степанов. Та отрицала.

— А он похож на того, который на экране? – продолжил Степанов.

— А я откуда знаю, какой он тогда был, — парировала, усмехнувшись, Маринина.

— Рустам был тогда чуть полнее! – воскликнул Мусаев. – У нас куча фотографий за 2006 год!

— Чуть полнее? Это анекдот, – рассмеялась Семененко. У обвинения есть также интересные фотоснимки, которые обязательно будут показаны скоро присяжным, посулила она.

— Я весил на 10 кг больше, чем сейчас! – присоединился к дискуссии сам Махмудов.

— Утверждение, что на видео Рустам Махмудов – анекдот! – заявил Мусаев.

Мария Кудрявцева встречала «скорую помощь» для Политковской у подъезда. А до этого слышала «хлопки в лифте – как будто кто-то застрял». По просьбе обвинителя женщина назвала свой рост – 167 см. Когда включили запись дальше, было видно, как она открывает дверь и стоит у подъезда. По бумажке, наклеенной на двери, Семененко замерила рост Кудрявцевой, вышедшей встречать «скорую помощь» – для определения по той же бумажке же роста киллера. Затем прокурор включила к неудовольствию адвокатов еще несколько видеозаписей – от 3 и 5 октября 2006 года. На них был тот же мужчина, слишком долго открывавший дверь в подъезд.

— А свидетель здесь при чем? Дайте нам задать вопросы!– начал возмущаться адвокат Ибрагима Махмудова Саидахемед Арсамерзаев.

— Научитесь вести себя в процессе! – сделал ему замечание судья.

– Она, вообще-то, живет в этом подъезде, — ответила адвокату Семененко.

— Уважаемый прокурор Семененко прямо напоказ злоупотребляет правами. И действует с формальной точки зрения: подъезд свидетеля – пусть постоит. Получается, что мы разрываем допрос! Приводим свидетеля, сажаем здесь и показываем какой-то мультфильм! – продолжал Арсамерзаев.

— То есть вы хотите, чтобы я прокурорам сказал, когда чего исследовать? – уточнил председательствующий.

— Вообще-то, это не «мультфильм», а доказательства, вы не имеете права так говорить перед присяжными, — отрезала Семененко.

— Давайте так работать – [и тогда] мы будем каждые пять минут делать возражения на действия председательствующего! – восклицал Арсамерзаев.

— Надо сначала завершить допрос, а потом исследовать доказательства! – присоединился к коллеге еще один адвокат Ибрагима Сергей Бадамшин.

— «Прокуроры, я вам запрещаю это исследовать, вы будете это исследовать завтра» — так я должен себя вести? Закон запрещает ограничивать стороны, — объяснял судья. Просмотр видео продолжился. Прокурор показала, как 3 октября Политковская и киллер встретились в подъезде, а также записи с камер банка «ВТБ», который находится напротив подъезда. На них был виден киллер, который прошел с перевязанной рукой от подъезда до машины – темнозеленой «четверки».

Рустам попросил сравнить на записи рост свидетеля с ростом приехавших к подъезду сотрудников милиции. Когда включили запись, присяжные громко шептали: «Выше». Кудрявцева была не согласна – говорила, что кто-то был ниже ее, кто-то с нее ростом. Рустам стал требовать у женщины, чтобы она определила рост киллера, но та не смогла. В конце концов прокурор попросила Рустама встать, а Кудрявцеву снять сапоги и встать рядом.

— Сразу все вопросы снимем! – улыбалась Семененко. Кудрявцева и Рустам Махмудов были практичеки одного роста.

— Какие вопросы снимем! Вы посмотрите на сложение! Рустам, скажи нам, это ты на видео? – воскликнул Мусаев.

— Не я! Со школьной скамьи начал полнеть, как бросил заниматься спортом! Даже похудел в условиях СИЗО! Я даже рядом там не проходил, какое убийство! – говорил Махмудов. Прокурор же зачитала результаты экспертизы, согласно которой рост киллера 167 см (с учетом обуви и кепки может быть ниже на 1 см). А также протокол опознания по кадрам с видео знакомого Рустами Ильмада Хасмагомадова. Хасмагомадов говорил, «парень похож на Рустама – по походке, по ширине шага, по одежде, по плечам».

— А что, этот свидетель умер, что ли [что он не может лично показания давать]? Как можно походку по фотографии определить? – возмутился Хаджикурбанов.

Семененко зачитала протокол опознания и находящегося в розыске двоюродного племянника Лом Али — Беслана Гайтукаева. Тот также опознал на кадрах Рустама Махмудова.

— Эти показания были даны под пытками! – раздалось из «аквариума».

— Уважаемые присяжные. Это высказывание незаконно. Эти доказательства признаны судом допустимыми, — отрезал судья.

— С пакетом на голове показания давали! – продолжил тему Хаджикурбанов. Подсудимые стали громко восклицать, что это так, и изображать, как именно давали показания. Судья пытался их перекричать словами о незаконности происходящего. Те стали хохотать.

— Смеяться не надо здесь. У нас серьезный процесс идет! – строго обратился в «аквариум» судья.

— Вы меня взглядом пугаете, да, ваша честь? – ернически откликнулся Джабраил.

— Это оказание давления на суд, уважаемые присяжные, — заметил судья.

— Лжец! Лжец! – стал кричать Джабраил. Судья приказал его удалить.

— Лопух! – продолжал Джабраил, выходя с конвоем. Остальные подсудимые стали громко требовать, чтобы их тоже удалили.

— Я вообще тебе не дам вести процесс! – крикнул Ибрагим. Рустам не отставал. В итоге из зала вывели и Рустама и Ибрагима. Мусаев заявил возражение на действие председательствующего – по его мнению в речах подсудимых грубых слов не было.

— К сожалению для вас, я тоже вижу и тоже слышу, — парировал Мелехин.

«Из детализации целую историю делают»

Во вторник прокуратура представила присяжным свидетеля Андрея Гладкова – его появление сняло вопросы о «раздвоившемся» в прошлом процессе на видеозаписи Рустаме Махмудове. В сентябре 2013 года Дмитрий Павлюченков (начальник ОПУ ГУВД Москвы уже осужденный за убийство журналистки на 11 лет колонии строгого режима), которые был вызвал в качестве свидетеля обвинения, вдруг разглядел Рустама Махмудова в человеке, переходящем дорогу. А до этого в другом, оставшемся с противоположной стороны улицы. По версии следствия, киллер дорогу не переходил. Гладков подтвердил, что улицу переходил именно он.

Сын журналистки Илья Политковский рассказал, что в день убийства должен был встречать маму у подъезда, чтобы помочь ей поднять сумки с покупками из «Рамстора», созванивался с ней в последний раз около 15.00. А когда подъехал к дому на Лесной – около 17.00, – подъезд уже был оцеплен. Илья пояснил, что в пятницу (6 октября, накануне убийства, этим числом отмечены чеки из супермаркета) мама точно в «Рамстор» не ездила, а была с дочкой Верой у врача. И рассказал, что угрозы в адрес журналистки были постоянными. Присяжным были продемонстрированы очки Анны, и прокурор Семененко пояснила, что будет представлять детализацию телефонных разговоров подсудимых.

Читайте так же:  Возврат страховки азиатско тихоокеанский банк

Тут адвокат Джамалутдинов заявил ходатайство о признании этой детализации, а также некоторых других материалов, недопустимыми доказательствами, поскольку в деле, по его словам, нету судебного постановления о предоставлении доступа следователям к такого рода информации, что противоречит позиции Конституционного суда о тайне телефонных переговоров. Коллеги его поддержали. Но в отношении детализации в деле оказалось сопроводительное письмо, согласно которому детализация получена все же по постановлению суда. Несмотря на возражения адвоката Гайтукаева Татьяны Окушко — она заявила, что сопроводительное письмо не раскрывает сути постановления — доказательство было признано допустимым.

Мария Семененко огласила протокол осмотра записной книжки водителя Сергея Хаджикурбанова Дмитрия Грачева, в котором был телефонный номер, названный «Лом 2».

— Какой «Лом два», я Лом один, — съязвил Гайтукаев.

Весь август 2006 года абонент «Лом 2», согласно детализации, периодически ездил в Потаповский переулок (там находится редакция «Новой газеты»), то на улицу Долгоруковская (адрес регистрации Анны Политковской, она там не жила последний год, переехала на Лесную). Илья, по просьбе обвинителя, опознал адреса. Была зачитана информационная карточка на другой номер, зарегистрированный на Джабраила, а также список контактов телефона, обнаруженного во время обыска по месту проживания Рустама Махмудова. Среди них – «Жабраиль» и «Ибрям». Номер «Жабраиля» совпадал с номером Джабраила Махмудова, а «Ибрям» — с контактом, найденным уже у Джабраила, под названием «брат Ибрагим».

— 7 октября в после 14 часов «Жабраиль» находится на Миусской площади. В 14.29 в районе площади Тверской заставы (рядом с с улицей Лесная), — рассказывала прокурор.

После трех часов дня «Жабраиль» находится там же и созванивается с «братом Ибрагимом». Также около 16 часов. Чуть позже, минут через 10 – снова связь с «братом Ибрагимом». Журналистка была за это время убита.

— Согласно детализации, Ибрагим находился в это же время в районе Миусской площали, затем Садовой Триумфальной, — продолжала прокурор.

— Почему вы так говорите – Ибрагим, Джабраил! Зачитывайте номера, — возмущался Арсамерзаев. Из аквариума послышались также возмущенные вопли.

— Видите, как они реагируют, когда такие доказательства, — обратилась прокурор к присяжным. Судья попросил обвинителя читать номера.

— А то из детализации целую историю делают, — заметила в конце концов Окушко. А Арсамерзаев решил отвести прокурора – по его мнению, у Семененко есть личная заинтересованность в исходе дела. Он уже пытался во время предыдущего процесса вывести обвинителя, но безуспешно.

— Она добавляла слова от себя, делала импровизации: «7 октября в районе улицы Лесной». А это фальсификация, в документе написано у Тверской заставы! Она выступает лично от себя! – говорил Арсамерзаев.

— Прокурор ассоциировала номера аппаратов с конкретными лицами. Но это лишь версия, которая подлежит доказыванию, — отметил адвокат Хаджикурбанова Алексей Михальчик.

— Никогда бы не предположила, что такое произнесу, но сегодня я просто в восхищении от работы прокурора, она хорошо сработала, так и должен вести себя прокурор в суде присяжных. Основания для отвода нет. Не назван довод, свидетельствующей о личной заинтересованности прокурора. Гособвинитель заинтересован в обвинении и пытается донести присяжным свою позицию, — сказала представитель потерпевших адвокат Анна Ставицкая.

— Это что такое за пиар обвинения! Не стыдно? Я бы раскрыл это преступление, если бы вы ко мне обратились! — закричал Хаджикурбанов. И грубо отозвался о детях журналистки, которые, по его мнению, пошли на поводу у следователей. Судья удалил ругающегося Хаджикурбанова. Основания для отвода прокурора найдены судом не были.

— Я мешаю прокурору нарушать закон, а вы мне не помогаете, — заметил Арсамерзаев. Рабочий день подошел к концу. Заседание продолжится завтра.

Благодаря сотрудничеству со следствием Александр Буряков вернулся из СИЗО домой под охрану

Как стало известно «Ъ», бывший замгендиректора Федерального агентства по специальному строительству (Спецстрой) Александр Буряков был переведен из СИЗО под домашний арест, а к тому же взят под госзащиту. Произошло это после того, как обвиняемый в крупных хищениях дал показания о получении взяток бывшим первым заместителем главы Спецстроя Александром Загорулько, также находящимся под арестом. Последнему Мосгорсуд вчера отказался изменить меру пресечения.

По данным источников «Ъ», Александр Буряков заключил досудебное соглашение о сотрудничестве с заместителем генпрокурора Виктором Гринем. В рамках сделки господин Буряков рассказал о том, что бывший заместитель главы Спецстроя Загорулько получал откаты за заключение крупных контрактов с подрядчиками. Аналогичные сведения в правоохранительные органы поступили и от экс-главы «Дальспецстроя» Юрия Хризмана, которого вместе с подельниками судят в Дальневосточном окружном военном суде за хищение 5,2 млрд руб. при строительстве космодрома Восточный.

Почему военные лишили Спецстрой управленческих функций

Проверив показания господ Бурякова и Хризмана, главное военное следственное управление (ГВСУ) СКР возбудило в отношении Александра Загорулько уголовное дело по ч. 6 ст. 290 УК (получение взяток в особо крупном размере). Затем по решению Генпрокуратуры в ГВСУ СКР из следственного департамента МВД было передано дело о хищениях в Спецстрое, в рамках которого господа Загорулько и Буряков были арестованы в прошлом году. Военное следствие уже объединило оба уголовных дела, а затем, по данным источников «Ъ», обратилось в суд, который перевел господина Бурякова из СИЗО под домашний арест. Более того, уже дома бывший заместитель главы Спецстроя был взят под охрану сотрудниками ФСБ. Источники «Ъ», близкие к следствию, сообщили, что госзащиту господину Бурякову предоставили после того, как в его адрес и адрес членов его семьи стали поступать угрозы, якобы связанные с его сотрудничеством со следственными органами.

В свою очередь, господин Загорулько, узнав о возбуждении нового уголовного дела и данных на него показаниях, оказался в больнице СИЗО «Матросская Тишина». Вчера из-за состояния здоровья господин Загорулько не смог выступить на заседании апелляционной инстанции Мосгорсуда по видео-конференц-связи.

Как экс-заместителей директора Спецстроя объединило одно дело

Апелляционные жалобы Александром Загорулько и еще одним фигурантом расследования хищений в Спецстрое предпринимателем Кадыром Карахановым были поданы вскоре после ноябрьского решения Тверского райсуда о продлении им ареста до 28 февраля 2017 года.

Выступая в суде, их адвокаты Валерий Объедков и Рустам Мусаев утверждали, что у следствия недостаточно доказательств вины подзащитных. При этом господин Объедков заявил, что все обвинения в отношении Александра Загорулько держатся на показаниях его подельника Александра Бурякова.

«После передачи дела из МВД в СКР никакие следственные действия с Александром Загорулько не проводились,— заявил «Ъ» защитник Объедков.— Поэтому нас не информировали о том, дал ли Александр Буряков какие-то новые показания и пошел ли на сотрудничество со следствием. Об этом мы сможем узнать лишь в Тверском суде в середине февраля, когда следствие планирует продлить арест Александру Загорулько. К сожалению, иных способов узнать о результатах следствия у защиты нет».

Как Александр Загорулько ушел в отставку

Выступая в апелляционной инстанции, адвокаты ссылались и на то, что следователи СКР не обосновали утверждения о том, что подследственные, находясь на свободе, могут скрыться, оказать давление на свидетелей либо помешать расследованию или продолжить занятие преступной деятельностью. «После увольнения с должности замдиректора Спецстроя Александр Загорулько до своего ареста четыре месяца работал заместителем главы администрации Тульской области,— заявил вчера Валерий Объедков.— И несмотря на то что шло расследование дела о хищениях, мой клиент не то что не пытался выехать за границу, но и не оказывал давления ни на следствие, ни на свидетелей».

При этом адвокат обратил внимание на состояние здоровья подзащитного, отметив, что оно серьезно ухудшилось. «В конце января Александр Загорулько перенес инфаркт миокарда и был помещен в тюремную больницу,— заявил защитник.— Я расцениваю содержание своего подзащитного под арестом не иначе как пытку».

Почему в июле 2016 года заместителя директора Спецстроя Александра Бурякова оставили под стражей

Добиваясь отмены решения Тверского суда о продлении ареста, адвокат Объедков напомнил суду, что его клиент имеет «высший доступ к государственной тайне». Но, несмотря на это, содержится с другими арестантами в изоляторе. «Поэтому и прошу заменить ему содержание под стражей на домашний арест либо освободить под подписку о невыезде»,— завершил речь защитник. В том же ключе выступал и адвокат Мусаев, заявивший, что его клиент также не собирается скрываться.

Однако судья Юлия Манеркина согласилась с мнениями представителя следствия и прокурора, настаивавшими на отклонении апелляционных жалоб, оставив обвиняемых под стражей до 28 февраля.

Отметим, что помимо господ Загорулько, Бурякова и Караханова в деле о хищениях (ч. 4 ст. 159 УК) при строительстве объектов Минобороны — еще два фигуранта: предприниматели Ваха Арцыгов и Арсен Ошакбаев. По предварительным данным, сумма ущерба, нанесенного государству в результате действий этой группы, оценивается в 450 млн руб. Более точные данные появятся в деле после завершения экспертиз, назначенных следствием.

В свою очередь, адвокаты арестованных бизнесменов считают, что инкриминируемые их подзащитным преступления — обычная предпринимательская деятельность.

Новости по делу адвоката Мурада Мусева на 22 января 2014 г.

Беспрецедентную в юридической практике новой России тактику защиты выбрал столичный адвокат Мурад Мусаев, который является фигурантом уголовного дела о подкупе свидетелей. По данным «Известий», официально его интересы будут представлять 93 адвоката из разных регионов страны, среди которых один из самых высокооплачиваемых адвокатов России Александр Гофштейн. Защищать вторую фигурантку этого дела — адвоката Дарью Тренину — будут 40 ее коллег. Сам Мусаев пояснил «Известиям», что многочисленные коллеги предложили ему свою помощь абсолютно добровольно и бесплатно в силу корпоративной этики. Эксперты считают, что с помощью такой тактики адвокат попытается измотать и затянуть следствие.

Источник «Известий» в правоохранительных органах рассказал, что 93 адвоката получили официальный статус защитников Мурада Мусаева по возбужденному против него уголовному делу по ч. 4 ст. 309 УК РФ («Подкуп свидетелей в целях дачи ими ложных показаний в составе организованной группы») и ч. 1 ст. 294 УК РФ («Вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия»). Территориально все эти адвокаты работают в разных регионах: Дагестане, Москве, Чечне, Ингушетии, Московской области. Основным адвокатом Мусаева, с которым он сейчас ходит на процессуальные действия, является управляющий партнер столичной коллегии адвокатов «Падва и партнеры» Александр Гофштейн, считающийся одним из самых дорогих защитников в России.

Интересы второй фигурантки этого же уголовного дела — адвоката Дарьи Трениной будут представлять на следствии 40 адвокатов. Примечательно, что защитники у Трениной и Мусаева разные, как того и требует Уголовно-процессуальный кодекс.

До сих пор точно не известно, для чего Мусаев и Тренина собрали для своей защиты целую армию адвокатов. В Следственном комитете отказались прокомментировать «Известиям» ситуацию вокруг расследования уголовного дела против адвокатов.

Читайте так же:  Приказ росстата 459 от 30062018

Сам Мурад Мусаев подтвердил «Известиям» информацию о том, что его будут защищать сразу несколько его коллег, однако затруднился назвать их количество.

— Я никого не нанимал. Насколько я знаю, какое-то количество адвокатов действительно вступило в мою защиту, но, к сожалению, их точное количество мне пока неизвестно. Не всех своих защитников я знаю в лицо, — рассказал «Известиям» Мусаев. — Это проявление профессиональной солидарности, естественно, я не собираюсь утруждать такое количество своих коллег участием в процессуальных действиях. Но если они проявляют солидарность, то с моей стороны было бы несправедливо отказывать им. Просто адвокаты и даже следователи понимают, что это дело инспирировано определенными силами, чтобы вывести меня из судебного процесса.

По словам Мусаева, ни один из его коллег, предложивший ему свою помощь, не потребовал за это денег, в том числе и адвокаты, которые считаются самыми высокооплачиваемыми в России.

Эксперты считают метод защиты, который выбрал Мусаев, своеобразным ноу-хау.

— Закон никак не ограничивает обвиняемых и подозреваемых в количестве адвокатов, чем и воспользовался Мусаев, — пояснил «Известиям» один из бывших высокопоставленных прокуроров Москвы. — Главная цель, которую я вижу в этой тактике, — вымотать и затянуть следствие по делу.

По его словам, следствие может столкнуться с серьезными техническими и правовыми трудностями из-за такого количества защитников.

— По закону следователь должен предоставить материалы каждому из адвокатов, но, чтобы собрать их вместе, понадобится большой актовый зал, — рассказал «Известиям» экс-прокурор. — Представьте себе, в каком количестве необходимо будет распечатать материалы дела, чтобы ознакомить с ними каждого адвоката. Кроме того, следователь обязан реагировать на жалобу или ходатайство каждого из защитников.

Кроме того, если хотя бы один из адвокатов заболеет или не сможет явиться по уважительной причине, следователю придется перенести процессуальные действия на другой день. По словам экс-прокурора, все это может привести к затягиванию следствия на неопределенный срок.

Впрочем, источники «Известий» в правоохранительных органах сообщили, что Мурад Мусаев и его многочисленные защитники исправно посещают следствие и пока ничем ему не препятствуют.

По версии следствия, с конца 2012-го по начало 2013 года Мусаев и другие лица, «преследуя цель принуждения коллегии присяжных к вынесению вердикта, оправдывающего обвиняемого в убийстве полковника Буданова Юсупа Темерханова, путем просьб, уговоров, угроз причинения вреда здоровью, а также используя иные формы воздействия, вмешивались в деятельность присяжных заседателей, в том числе предлагали им отказаться от продолжения участия в судебном рассмотрении уголовного дела об убийстве Буданова, рекомендуя сослаться на мнимые обстоятельства».

Сам Мусаев вскоре после сообщения о возбуждении против него уголовных дел заявил, что материалы были сфабрикованы Следственным комитетом.

Ранее, в январе 2013 года уголовное дело по 309-й ст. УК было возбуждено против коллеги Мусаева, адвоката Дарьи Трениной, которая вместе с ним защищала убийцу Юрия Буданова Юсупа Темерханова. По версии следствия, Тренина заплатила новосибирцу Александру Евтухову 100 тыс. рублей за показания о том, что убийца Буданова был светловолосый и похож на славянина.

Адвокат Мурад Мусаев известен неординарной тактикой защиты своих клиентов. С его подачи СМИ активно освещают сомнительные моменты в расследовании резонансных уголовных дел, что всегда вызывало недовольство в Следственном комитете.

Так, например, защищая Юсупа Темерханова, Мусаев заявлял о том, что неизвестные в масках похищали и избивали его подзащитного, пытаясь заставить дать нужные показания, а затем бросили скованного наручниками в Москве, где он был задержан уже официально.

Во время процесса по делу об убийстве Политковской Мусаев заявил об инциденте с одним из обвиняемых Джабраилом Махмудовым, на которого якобы было совершено покушение в районе станции метро «Улица 1905 года». Махмудов был доставлен в больницу с простреленной ногой.

Выступая в защиту фигуранта кущевского дела Цеповяза, Мусаев, по словам гособвинителя Виктора Антипова, поклялся Богом перед присяжными, что его подзащитный невиновен. Антипов назвал это «очень серьезным заявлением».

МОСКВА, 7 ноя — РАПСИ. Два уголовных дела возбудили против известного адвоката Мурада Мусаева, сообщил в четверг официальный представитель СК РФ Владимир Маркин.

Ниже приводится справочная информация о резонансных делах, которые вел адвокат Мурад Мусаев.

Дело об обвинении в получении взятки Александра Михайлика

Мурад Мусаев является адвокатом директора департамента контроля расходов на науку, образование, культуру, спорт и средства массовой информации Счетной палаты РФ Александра Михайлика, которому 1 октября 2013 года было предъявлено обвинение в получении взятки.

Дело об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской

Мурад Мусаев является адвокатом Джабраила Махмудова — одного из подсудимых по делу Анны Политковской. Журналистка «Новой Газеты» Анна Политковская была застрелена в лифте своего дома в центре Москвы в октябре 2006 года. Джабраил Махмудов обвиняется в соучастии в убийстве. Он был арестован в 2007 году, но в феврале 2009 года был оправдан присяжными и отпущен на свободу.

Сейчас Махмудову вновь предъявлено обвинение, дело об убийстве повторно слушается в Мосгорсуде. По версии обвинения, он подвез киллера, которым следствие считает его брата Рустама Махмудова, к месту преступления.

Дело о запрете на ношение хиджабов в школе

В конце марта 2012 года несколько мусульманских семей Нефтекумского района Ставропольского края обратились к местному муфтию с жалобой на то, что их дочерям запрещают посещать школу в хиджабах.

Мурад Мусаев выступал адвокатом истцов и подавал в Ставропольский краевой суд иск с требованием отменить постановление правительства края о введении школьной формы, запрещающей девочкам носить головные уборы, в том числе и хиджабы. После того как в удовлетворении было отказано, он обращался в Верховный суд России. В июле 2013 года Судебная коллегия по административным делам Верховного суда РФ решение Ставропольского краевого суда от 22 марта 2013 года оставила без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Дело об убийстве полковника Юрия Буданова

Адвокат Мусаев защищал Юсупа Темерханова, обвиняемого в убийстве бывшего полковника Юрия Буданова. Буданов был убит 10 июня 2011 года, когда выходил из нотариальной конторы, расположенной на Комсомольском проспекте в Москве. По информации следователей, обвиняемый в совершении этого преступления Юсуп Темерханов выстрелил в него из пистолета восемь раз. Как считает следствие, Темерханов, видимо, таким образом отомстил за убийство своего отца в 2000 году в Чечне.

7 мая 2013 года Мосгорсуд приговорил Юсупа Темерханова к 15 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Обвинительный приговор вынесен на основании вердикта присяжных, которые сочли вину Темерханова доказанной, отметив при этом, что он не заслуживает снисхождения.

Дело об убийстве губернатора Магаданской области Валентина Цветкова

Мурад Мусаев был адвокатом одного из подсудимых Мартина Бабакехяна. Губернатор Магаданской области Валентин Цветков был убит 18 октября 2002 года в Москве на Новом Арбате. По данным следствия, для расправы над губернатором собрали преступную группу. Нескольких участников, в том числе самих киллеров, оперативники нашли убитыми.

Мосгорсуд в 2011 году приговорил Мартина Бабакехяна к 19 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Дело «банды Сергея Цапка»

Адвокат Мурад Мусаев представляет интересы Вячеслава Цеповяза, фигуранта дела. По версии следствия, банда Цапка орудовала в Кущевской с 1998 по 2010 год, в общей сложности ее участники убили 19 человек. Одно из самых жестоких убийств, которое, как полагает СК, совершила банда, произошло в ноябре 2010 года в станице Кущевская. По данным следствия, злоумышленники напали на дом местного фермера Аметова, где убили 12 человек.

6 ноября 2013 года фигуранты дела «банды Цапка» в последнем слове, как и на протяжении всего процесса, вину не признали.

Дело об убийстве охранников президента Южной Осетии

Мурад Мусаев был адвокатом обвиняемого Альберта Цгоева. 20 мая 2011 года в ходе ссоры, возникшей на бытовой почве в холле владикавказского ночного клуба «Ретро», были убиты 30-летний двоюродный брат экс-президента Эдуарда Кокойты — заместитель начальника госохраны главы Южной Осетии Алим Кабулов, а также его коллега Олег Икаев.

14 марта 2012 года Верховный суд Северной Осетии приговорил Альберта Цгоева к двум с половиной годам лишения свободы. Психолого-психиатрическая экспертиза признала, что обвиняемый совершил преступление в состоянии аффекта, а присяжные заседатели вынесли вердикт, согласно которому он, несмотря на свою вину, заслуживает снисхождения.

Дело о материалах по Чечне в «Большой энциклопедии» издательства «Терра»

Мурад Мусаев представлял в суде интересы омбудсмена Чечни Нурди Нухажиева. Нухажиев и республиканская прокуратура обратились в Заводской районный суд города Грозного с иском о признании статей в 58 томе «Большой энциклопедии» с описанием Чеченской республики экстремистскими.

В апреле 2010 года суд города Грозного принял решение по заявлению прокуратуры Чеченской республики о признании экстремистскими материалов книжного издания «Большая энциклопедия», выпущенного в 2006 году в московском издательстве «Терра». 19 апреля представитель издательства сообщил, что «Терра» подала кассационную жалобу на решение Заводского районного суда в Грозном.

25 мая 2010 года вердиктом Верховного суда Чеченской республики решение Заводского районного суда Грозного осталось в силе. Материалы суда о признании экстремистской энциклопедической статьи о Чечне и чеченцах были переданы в Следственный комитет РФ для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, а решение Заводского районного суда Грозного направлено в Минюст России для включения 58-го тома Большой энциклопедии «Терра» в федеральный список экстремистских материалов.

Дело о подготовке покушения на президента Чечни Рамзана Кадырова

Мурад Мусаев был адвокатом фигуранта дела Умара Батукаева. Выходцы из Чечни Хамиев, Батукаев и Мусаев обвинялись в том, что входили в террористическую группу и планировали взорвать машину рядом с представительством Чечни на Новом Арбате в Москве в 2007 году.

Машина со взрывчаткой была обнаружена на Профсоюзной улице 8 мая 2007 года. В апреле 2009 года Мосгорсуд приговорил Батукаева к пяти годам колонии общего режима за использование заведомо подложного документа и незаконное приобретение и хранение оружия. Он был оправдан присяжными по обвинению в подготовке покушения.

Дело Ульмана

По данным следствия, в январе 2002 года в Шатойском районе Чечни группа военнослужащих, находясь в разведке, расстреляла, а затем сожгла автомобиль «УАЗ». В результате погибли шестеро местных жителей. Мурад Мусаев был представителем потерпевшей стороны.

14 июня 2007 года Северо-Кавказский окружной военный суд заочно приговорил офицера спецназа Эдуарда Ульмана к 14 годам лишения свободы, Александра Калаганского — к 11 годам, Владимира Воеводина — к 12 годам. Незадолго до оглашения приговора они исчезли, их местонахождение было неизвестно. По решению суда, подсудимых объявили в федеральный розыск.

Вердикт суда выслушал только Алексей Перелевский, которого приговорили к 9 годам заключения. Заочный приговор стал третьим судебным решением по данному уголовному делу. Ранее суды присяжных дважды оправдывали спецназовцев, однако Верховный суд отменял оправдательные судебные решения, вынесенные на основании этих вердиктов.

Читайте так же:  Совместный приказ фсб фтс

Адвокат: Подозреваемому в убийстве Политковской не дали сдаться самому

Предполагаемый убийца Анны Политковской планировал сам явиться к следователю, но ему не дали и произвели задержание, заявил адвокат Мусаев

Предполагаемый исполнитель убийства Анны Политковской Рустам Махмудов, о задержании которого стало известно только что, сам планировал явиться к следователям, сообщил адвокат Мурад Мусаев, защищающий в суде интересы брата Махмудова Джабраила, передает «Газета.Ru».

Как сообщали ЮГА.ру, сегодня, 31 мая, предполагаемого убийцу журналиста «Новой газеты» Анны Политковской Рустама Махмудова задержали в Чечне в доме своих родителей. Об этом сообщил адвокат Мурад Мусаев, защищавший в суде одного из братьев Махмудова. Он сказал, что он даже рад задержанию, так как это позволит направить расследование дела Политковской по нужному направлению. По мнению Мусаева, Рустам Махмудов в ближайшее время будет доставлен в Москву. Следственный комитет пока не дает комментариев по этому поводу.

«Я неделю назад находился в Европе, мне звонили его родственники, просили приехать, встретиться, обсудить что-то. Как выяснилось, они собирались обсудить его явку к следствию, надоело ему бегать», – рассказал Мусаев. – Но как только они успели об этом заикнуться, тут же произошло задержание».

«Если бы он сам пришел, то это вряд ли можно было бы назвать успехом правоохранительных органов, а сейчас они могут говорить о задержании потенциального киллера», – сказал Мусаев.

Сейчас, по его словам, задержанного везут в Москву, где, возможно, будет произведен арест.

Напомним, что Анна Политковская была убита 7 октября 2006 года в подъезде дома, где она снимала квартиру. Обвинение в убийстве журналистки было предъявлено бывшему сотруднику УБОП Москвы Сергею Хаджикурбанову, а также братьям Джабраилу и Ибрагиму Махмудовым.

Исполнитель преступления, Рустам Махмудов, был объявлен в международный розыск. На скамье подсудимых также оказался бывший офицер УФСБ по Москве Павел Рягузов. По версии следствия, он вместе с Хаджикурбановым обвиняется в похищении и вымогательстве денег у предпринимателя. Однако в феврале 2009 года всех обвиняемых оправдали.

Адвокат Мурад Мусаев срывает суды по делу об убийстве Политковской
7 Апреля 2014

«“Суд отложил слушания по делу Политковской до 7 апреля. Причиной переноса заседания стала неявка адвоката Мурада Мусаева», — передает 4 апреля радио «Эхо Москвы в Санкт-Петербурге».

“К рассмотрению доказательств стороны защиты на сегодняшнем заседании так и не преступили, — сообщает в пятницу Лениздат.Ру.

Мусаев прислал на слушание своего помощника, не имеющего статуса адвоката, которого председательствующий суда Павел Мелёхин не допустил к участию в процессе.

Так как Махмудов фактически остался без защиты судья принял решение отложить заседание».

“Аналогичную позицию с судьёй высказал и прокурор Борис Локтионов, посчитав невозможным проводить разбирательство, когда один из подсудимых остался без защитника, — уточняет региональное издание «Кавказский узел».

Помимо адвоката, на слушание также не явились и несколько свидетелей, заявленных стороной защиты. Отсутствовали также потерпевшие Илья и Вера Политковские и их представители Анна Ставицкая и Карина Москаленко”.

“Адвокатам, участвующим в рассмотрении в Мосгорсуде дела об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской, запретили комментировать судебные заседания в интернете, — сообщал ранее агентству РАПСИ адвокат одного из обвиняемых Сергей Бадамшин.

«Судья Павел Мелехин запретил участникам процесса комментировать в интернете ход судебного заседания», — сказал адвокат».

“По мнению суда, записи в блогах могут увидеть присяжные, а это запрещено и может быть расценено как препятствие осуществлению правосудия. Защитники предполагаемых убийц Анны Политковской возражали, ссылаясь на конституционное право на свободу слова, — писал накануне юрилический портал Право.Ру.

– Не иначе как попыткой оказать незаконное воздействие на присяжных и на суд является размещение в сети Интернет не прессой, а участниками процесса комментариев относительно уголовного дела. Причем с использованием, скажем так, по меньшей мере того, что не исследовалось в суде, в своей интерпретации. С попыткой опорочить суд. Это является незаконной попыткой воздействия на суд, на присяжных, – начал предыдущее заседание судья Павел Мелехин, обратившись к адвокату Джабраила Махмудова (следствие считает, что он вместе с братом Ибрагимом следил за журналисткой перед убийством) Мураду Мусаеву.

Вероятно, имелась в виду часть 1 статьи 294 УК (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования – до двух лет лишения свободы). Мусаев уже проходит подозреваемым по делу об оказании давления на присяжных по делу об убийстве Юрия Буданова.

– А вы не хотите запретить прессе освещать процесс? – поинтересовался Мусаев у председательствующего.

И если бы это было сделано, судя по всему, адвокат был бы рад, поскольку уже не раз заявлял как раз в своих блогах, что журналисты пишут «необъективное не то», впрочем, не приводя конкретных примеров. Однако у судьи адвокат попросил конкретные цитаты, порочащие суд.

– Пожалуйста. «С учетом позиции суда, который активно препятствует представлению доказательств защитниками». Это незаконно, – зачитал и прокомментировал судья цитату из поста в блоге.

– Не надо пытаться мне угрожать, – стал возмущаться Мусаев. – Я буду писать, это мое право, это мое частное мнение как гражданина.

Судья сказал, что адвокат в данный момент является также участником процесса с присяжными и не имеет права таким образом на них влиять – через открытый блог в Facebook например (там у адвоката около 5000 подписчиков).

Мусаев остался при своем мнении. Другие защитники поддержали коллегу. Адвокат Ибрагима Махмудова Сергей Бадамшин напомнил о 29-й статье Конституции (свобода мысли и слова). Но судья по-прежнему в жесткой форме не рекомендовал выкладывать в Сеть неисследованные доказательства.

Как только этот спор был закончен, начался другой, также касающийся присяжных заседателей: Мусаев попросил передать ему записки с вопросами, которые присяжные дают председательствующему. Однако суд это ходатайство отклонил как незаконное. Мусаев заявил, что это нарушает принцип гласности и открытости заседания.

Но записки ему так и не дали – чтобы, например, не публиковал их с комментариями в блоге, заметили прокуроры.

Когда, наконец, после процессуальных моментов в зал пустили непосредственно самих заседателей, судья сказал им не принимать во внимание попадающиеся публикации с комментариями о процессе, неисследованные документы, критику действий председательствующего.

– Это все способ давления на вас, – сказал Мелехин.

И начался допрос очередного свидетеля защиты – Рустама Мусостова. Его адвокаты привели непосредственно в заседание, в список для суда он включен не был.

Мусостов рассказал, что из подсудимых знаком с Лом-Али Гайтукаевым (чеченский криминальный авторитет, по версии следователей, принял заказ на убийство от пока не установленного лица и распределил роли в исполнении заказа между своими племянниками – братьями Махмудовыми – и двумя знакомыми сотрудниками МВД) и с Махмудовыми – Джабраилом, Ибрагимом и Рустамом (последний – предполагаемый киллер). Пятого подсудимого по делу, бывшего сотрудника ЦРУБОПа Сергея Хаджикурбанова (по версии следователей, он взял на себя управление над исполнением заказа после того, как Гайтукаев попал в тюрьму осенью 2006 года за покушение на украинского бизнесмена. Политковская была убита 7 октября 2007 года), он не знает.

Свидетель сказал, что он близкий друг Джабраила, вместе учились в Московском государственном социальном университете. Оттуда же знает и Ибрагима. Помнил и Рустама Махмудова – полным и коренастым (Мусаев попросил даже Рустама встать, что тот и сделал; защита настаивает, что киллер, заснятый камерой наблюдения, худой – это один из ключевых моментов процесса. Экспертиза в деле говорит, что камера удлиняет изображение, а свидетели обвинения говорили, что Рустам был раньше худее).

– На мой взгляд, Рустам такой и был в 2006 году, не знаю, не худее. Сейчас уставший, обросший бородой, – улыбнулся Мусостов.

Про Ибрагима свидетель сказал, что тот «парень рассеянный был, засыпал на лекциях, его не раз отчисляли» (тем самым давая понять, что Ибрагим был не способен сконцентрироваться и следить за журналисткой, на чем настаивают следователи).

Летом и осенью 2006 года на темно-зеленой «четверке» (на ней подъезжал к подъезду киллер, машину выдал следствию Ибрагим) свидетель братьев не видел, однако знал, что она у них была и постоянно ломалась.

– Такая, не новенькая была, старенькая уже, – пояснил Мусостов.

Мусаев начал демонстрировать записи с камеры наблюдения перед подъездом Политковской от 7 октября 2006 года, на которых был виден предполагаемый киллер, который от камеры прятался под бейсболкой, лицо не показывал. Однако адвокат внезапно прервал показ, заявив, что картинка «растянулась» через проектор и стала «полнить».

Судья попросил не допускать подобных реплик перед присяжными.

– Достаточно было просто показать картинку на ноутбуке (с которого идет изображение. Там, по словам Мусаева, – все верно), а не порочить суд. Никто здесь ничего не менял, – отметил судья.

Однако присяжных все же пришлось вывести – адвокаты попросили настроить аппаратуру.

– Насколько этот человек похож на Рустама Махмудова? – обратился Мусаев к свидетелю после перерыва.

Тот заявил, что таким худым его никогда не видел.

Прокурор Мария Семененко попросила свидетеля определить по записи рост человека.

– Довольно худой. Метр восемьдесят, – сказал свидетель (эксперты определили, что рост киллера на данной записи был 167 см).

Мусаев начал показывать запись с телефона Джабраила, где братья кидаются друг в друга глиной летом 2007 года. Там Рустам был с животом. И свидетель снова сказал, что тот всегда был с животом. Прокурор опросила свидетеля по другой записи, на ней киллер шел по другой стороне улицы – там был полный человек небольшого роста. Свидетель назвал его худым и определил его рост также выше среднего. На других кадрах, где киллер вскрывал подъезд, он был «высокий и плотный», по определению свидетеля.

Допрос закончился. Присяжных отпустили, и судья начал выяснять дальнейшие планы защиты».

“Что же касается тех самых доказательств, представлять которые якобы не позволяет судья, то вот с ними-то у защиты опять вышла заминка, — отмечают журналисты «Новой газеты» Вера Челищева и Надежда Прусенкова.

Выяснилось, что после свидетеля Мусостова никого больше нет, и на следующий день, как сообщил Мусаев, тоже, скорее всего, никого не будет. Вину адвокаты перекладывали на свидетелей, которые то не приходят по повесткам, то опаздывают. На предложение судьи заняться тогда исследованием письменных доказательств или выступить с показаниями подсудимых защита ответила отказом.

— И сколько это может продолжаться? — вопросил на это Мелехин. — Суд не может надеяться на то, что кто-то прилетит или улетит. Суд не может их бесконечно ждать. Несколько заседаний и так сорвано», — сообщает Лениздат.ру.