Требования предъявляемые к протоколу судебного заседания

Требования предъявляемые к протоколу судебного заседания

В соответствии со ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются протоколы судебных действий, которые должны соответствовать требованиям, предъявляемым к ним уголовно-процессуальным законом (ст. 83 УПК).

В ходе судебного заседания ведется протокол, который может быть написан от руки или напечатан на машинке, либо изготовлен компьютерным способом. Для обеспечения полноты протокола может быть применено стенографирование, а также технические средства (ст. 259 УПК РФ).

В протоколе судебного заседания обязательно указывается:

1) место и дата заседания, время его начала и окончания;

2) какое уголовное дело рассматривается;

3) наименование и состав суда, данные о секретаре, переводчике, обвинителе, защитнике, подсудимом, а также о потерпевшем, гражданском истце, гражданском ответчике и их представителях, других вызванных судом лицах;

4) данные о личности подсудимого и мере пресечения;

5) действия суда в том порядке, в каком они имели место;

6) заявления, возражения и ходатайства участвующих в уголовном деле лиц;

7) определения или постановления суда, вынесенные без удаления в совещательную комнату;

8) определения или постановления, вынесенные судом с удалением в совещательную комнату;

9) разъяснения участвующим в уголовном деле лицам их прав и обязанностей;

10) подробное содержание показаний;

11) вопросы, заданные допрашиваемым, и их ответы;

12) результаты произведенных в судебном заседании осмотров и других действий по исследованию доказательств;

13) обстоятельства, которые участвующие в уголовном деле лица просят занести в протокол;

14) основное содержание выступлений сторон в судебных прениях и последнего слова подсудимого;

15) сведения об оглашении приговора и разъяснении порядка ознакомления с протоколом судебного заседания и принесения замечаний на него;

16) разъяснение оправданным и осужденным порядка и срока обжалования приговора, а также разъяснение права ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, о чем указывается в кассационной жалобе.

Кроме того, в протоколе также указываются меры воздействия, принятые к лицу, нарушившему порядок в судебном заседании.

Во время судебного разбирательства могут применяться аудио — и видеозаписи допросов, о чем делается отметка в протоколе судебного заседания. В этом случае фонограмма, видеозапись прилагаются к материалам уголовного дела.

Протокол должен быть изготовлен и подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение 3-х суток со дня окончания судебного заседания. Протокол в ходе судебного заседания может изготавливаться по частям, которые, как и протокол в целом, подписываются председательствующим и секретарем. По ходатайству сторон им может быть предоставлена возможность ознакомиться с частями протокола по мере их изготовления.

Ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания подается сторонами в письменном виде в течение 3-х суток со дня окончания судебного заседания. Указанный срок может быть восстановлен, если ходатайство не было подано по уважительным причинам. Ходатайство не подлежит удовлетворению, если уголовное дело уже направлено в кассационную инстанцию или по истечении срока, предоставленного для кассационного обжалования, и находится в стадии исполнения. Председательствующий обеспечивает сторонам возможность ознакомления с протоколом судебного заседания в течение 3-х суток со дня получения ходатайства. Председательствующий вправе предоставить возможность ознакомления с протоколом и иным участникам судебного разбирательства по их ходатайству и в части, касающейся их показаний. Если протокол судебного заседания в силу объективных обстоятельств изготовлен по истечении 3-х суток со дня окончания судебного заседания, то участники судебного разбирательства, подавшие ходатайства, должны быть извещены о дате подписания протокола и времени, когда они могут с ним ознакомиться. Время ознакомления с протоколом судебного заседания устанавливается председательствующим в зависимости от объема указанного протокола, однако оно не может быть менее 5 суток с момента начала ознакомления. В исключительных случаях председательствующий по ходатайству лица, знакомящегося с протоколом, может продлить установленное время. В случае, если участник судебного разбирательства явно затягивает время ознакомления с протоколом, председательствующий вправе своим постановлением установить определенный срок для ознакомления с ним. По письменному ходатайству участника судебного разбирательства и за его счет может быть изготовлена копия протокола.

Отсутствие в деле протокола судебного заседания, его неполнота либо поверхностное описание в протоколе судебных действий и содержания исследованных доказательств являются нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора и направление дела на новое судебное рассмотрение (ст. 381 УПК). [ 1 ]

Статья 260 УПК РФ предусматривает, что в течение трех суток после ознакомления с протоколом судебного заседания стороны могут подать замечания на протокол, которые рассматриваются председательствующим незамедлительно. В необходимых случаях председательствующий вправе вызвать лиц, подавших замечания, для уточнения их содержания. По результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. Замечания на протокол и постановление председательствующего приобщаются к протоколу судебного заседания.

1 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. – М.: Спарк, 2003. – С. 488.

Еще раз о достоверности, о своевременности и о протоколе судебного заседания (Белкин А.Р.)

Дата размещения статьи: 12.04.2016

К примеру, увидит твою кошку на улице и составит протокол, как будто это бродячий скот.

При всем уважении к научно-техническому прогрессу, к бурному развитию современных технологий сохранения, накопления и представления информации, протоколирование было и остается основным средством фиксации доказательственной информации в уголовном судопроизводстве. Все прочие материалы: рисунки, планы и схемы, слепки и натурные модели, фонограммы, фото-, кино- и видеоматериалы (включая диапозитивы и давно вышедшие из употребления в век цифровой техники негативы) — все это УПК полагает приложениями к соответствующим протоколам, подчеркивая это постоянно и неоднократно (часть 8 ст. 166, часть 5 статей 190 и 191, часть 1 ст. 217, часть 5 ст. 259, части 1 и 3 ст. 276, части 1, 5 и 6 ст. 281 УПК РФ).
Особая роль протокола — в первую очередь и прежде всего протокола следственного или иного процессуального действия — обусловлена целым рядом преимуществ, которыми традиционное протоколирование по-прежнему обладает перед современными «продвинутыми» технологиями. В частности:
— от лица, составляющего протокол, не требуется каких-либо специальных знаний и/или умений (за исключением разве что элементарной грамотности и внимания);
— черновик составленного протокола легко поддается правке, редактированию (например, для элиминации повторов, слов-паразитов, обсценной лексики, не относящихся к делу фрагментов и т.п.) и внесению замечаний и поправок со стороны участников следственного действия, причем УПК особо оговаривает их право вносить такие поправки и замечания, подлежащие занесению в протокол, — сделать такие вставки в соответствующие места протокола нетрудно;
— последующее визуальное ознакомление с протоколом и — главное! — обнаружение в нем нужного фрагмента (с возможностью сослаться именно на него) куда проще и быстрее, нежели просмотр или прослушивание мегабайтов аудио- или видеозаписей в поисках нужного места, тем более что при необходимости протокол может быть снабжен ссылками или даже указателем содержания, а индексирование аудио- или видеозаписей представляется во всяком случае куда более трудной задачей;
— процедура удостоверения протокола (а равно и удостоверения отказа или невозможности его подписания) в УПК достаточно четко регламентирована и технически проста, в отличие от удостоверения аудио- или видеозаписи, для которого разумных и технически несложных способов пока не предложено;
— закон предоставляет многим участникам уголовного судопроизводства право получать копии протоколов важнейших действий, произведенных с их участием, — проверить и удостоверить аутентичность этих копий и оригинала протокола путем прямого сравнения несложно; в то же время удостоверение верности копии видео- или аудиозаписи — сложная, трудоемкая и неблагодарная задача ;
———————————
То же в общем касается и права участников снимать копии с материалов дела при ознакомлении с ним в порядке ст. 217 УПК РФ.

— фальсификация протокола путем дописки/допечатки, подчистки, замены листов, подделки подписей участников и т.п. может быть относительно легко установлена и доказана экспертным путем; в то же время фальсификацию видеоматериала при помощи цифрового монтажа обнаружить и доказать гораздо труднее, а порой и вовсе невозможно .
———————————
См.: Галяшина Е.И. Цифровые фонограммы как доказательства // Эксперт-криминалист. 2008. N 3. С. 46 — 48.

Мы уже отмечали ранее два ключевых требования, предъявляемых Законом к протоколу следственного действия . Первое из них — важнейшее требование безотлагательности — фактически вводится частью 1 ст. 166 УПК РФ: до тех пор, пока протокол не изготовлен и не подписан, следственное действие не может считаться завершенным.
———————————
См.: Белкин А.Р. Протокол следственного действия: форма и содержание // Публичное и частное право. 2015. Вып. I(XXV). С. 143 — 149.

Части 4 и 5 той же статьи касаются еще одного важнейшего требования к протоколу следственного действия — требования адекватности. Протокол должен отражать все происходящее в ходе следственного действия, включая манипуляции самого следователя (дознавателя) и действия и заявления других участников следственного действия. Адекватность протокола проверяется и удостоверяется всеми участниками следственного действия (части 6 — 7 той же ст. 166), которым предоставлено безусловное право вносить в него замечания и поправки. Ни о каком праве следователя, дознавателя отклонить вносимые поправки и речи при этом нет — напротив, прямо указано на необходимость занесения их в протокол.
Однако даже беглый взгляд на ст. ст. 259 — 260 УПК, касающиеся важнейшего судебного документа — протокола судебного заседания, позволяет обнаружить, что никаких требований, подобных уже упомянутым, к этому документу не предъявляется даже в ослабленном, редуцированном варианте. Последствия этого на практике могут оказаться весьма прискорбными.
Ни о какой безотлагательности изготовления протокола УПК вообще не говорит — напротив, закон устанавливает определенный срок для изготовления протокола или его частей (в последнем случае уже налицо казус — суд продолжается, а сослаться на то, что было вчера, нельзя, поскольку подтверждающей это части протокола еще нет). Более того, этот конкретный, казалось бы, срок (трое суток ) на деле отнюдь не является жестким, просрочку его УПК вовсе не считает грехом и в части 7 ст. 259 запросто предлагает всего-навсего уведомлять участников, что срок, мол, выдержать не удалось, и сообщать им дату возможного их ознакомления с протоколом.
———————————
Срок в трое суток для изготовления протокола упоминался и в УПК РСФСР (часть 3 ст. 264), однако там о его просрочке речь не шла.

Читайте так же:  Заявление на помощь к школе

Заметим, что отсутствие протокола сильно ущемляет право участников судопроизводства на подачу апелляционных жалоб и представлений, поскольку именно в протоколе фиксируются действия суда и в том числе процессуальные нарушения, допущенные судом и могущие стать основанием для пересмотра постановленного приговора. При этом ни о каком продлении или восстановлении срока подачи таких жалоб или представлений в связи с несвоевременным изготовлением протокола или несвоевременным предоставлением сторонам права с ним ознакомиться речь вновь не идет — во всяком случае ст. 389.5 УПК не содержит явного указания на то, что данная причина пропуска 10-дневного апелляционного срока является уважительной.
Напротив, в той же части 7 ст. 259 УПК расставлен еще один малозаметный процессуальный капкан: «Ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания подается сторонами в письменном виде в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания Ходатайство не подлежит удовлетворению, если уголовное дело уже направлено в апелляционную инстанцию (выделено мной. — А.Б.). «.
Поясним сказанное на следующем условном примере.
Приговор суда первой инстанции постановлен и провозглашен, но протокол судебного заседания (или некая существенная его часть) все еще не готов. Один из участников намеревается подать апелляционную жалобу, ссылаясь на процессуальные нарушения, допущенные судом, которые должны были быть зафиксированы протоколом. Протокол задерживается — и апеллятор, дабы не пропустить срок апелляционного обжалования, подает пока первоначальную жалобу, планируя конкретные обоснования этой жалобы привести в дополнительной жалобе, подаваемой в порядке части 4 ст. 389.8 УПК после ознакомления с протоколом. Наконец протокол готов, но срок апелляционного обжалования уже истек, дело направлено в апелляционную инстанцию, так что суд первой инстанции с полным основанием отказывает апеллятору в ознакомлении с протоколом. Поданная апелляционная жалоба в итоге ничем конкретным не обоснована. Конечно, апелляционный суд вправе и сам исследовать протокол, снизойдя к мольбам апеллятора; однако он вовсе не обязан это делать, тем более что ничем конкретным не подкрепленная жалоба вполне может быть просто отклонена в порядке части 4 ст. 389.6 УПК.
Некоторым паллиативным средством для исправления столь неприятных ситуаций могло бы быть устранение из части 7 ст. 259 УПК указанного выше процессуального капкана и продление срока апелляционного обжалования в случае несвоевременного изготовления протокола (или хотя бы явное указание на то, что несвоевременное предоставление протокола для ознакомления должно считаться уважительной причиной пропуска срока апелляционного обжалования); однако в свете дальнейшего изложения этого все равно недостаточно.
Возвращаясь к судебному разбирательству в суде первой инстанции, отметим, что несвоевременное изготовление протокола может повлечь и другие, не менее неприятные последствия.
Согласно части 1 ст. 295 УПК, заслушав последнее слово подсудимого, суд удаляется в совещательную комнату. Никакого перерыва или отложения заседания, чтобы дождаться появления протокола, УПК не предусматривает .
———————————
В Уставе уголовного судопроизводства России 1864 г. срок изготовления протокола судебного заседания особо не оговаривался, хотя ст. 842 УУС подчеркивала, что при объявлении приговора протокол судебного заседания предъявляется для рассмотрения участвующим в деле, а неграмотным из них прочитывается, если они того пожелают. Очевидно, это означает, что к моменту объявления приговора протокол судебного заседания уже должен быть налицо.

Итак, суд удалился в совещательную комнату, прихватив с собой — что? Рассмотрим возможные ответы на этот риторический вопрос.
Во-первых, конечно, само дело и, разумеется, обвинительное заключение. Однако материалы дела (и тем более обвинительное заключение) — довольно односторонний источник, излагающий преимущественно позицию обвинения. Кроме того, в деле явно нет ничего о доказательствах, представленных непосредственно в судебное заседание, — например, нет там показаний свидетеля и специалиста, пришедшего в суд в порядке части 4 ст. 271 УПК, нет показаний допрошенного в суде эксперта или понятого и т.д.
Во-вторых, тезисы выступлений в прениях участников судебного заседания — если эти тезисы участниками заранее подготовлены и представлены суду. Если нет — в отсутствие протокола у суда нет достаточно полного представления о позициях сторон.
В-третьих, собственные записи и заметки, сделанные судьей в ходе процесса. УПК прямо разрешает присяжным заседателям вести собственные записи и брать их с собой в совещательную комнату (п. 3 части 1 ст. 333), относительно же судьи подобного прямого дозволения в УПК нет, хотя нет и прямого запрета.
Но даже если это допустимо, реально ли для судьи практическое конспектирование хода процесса, коль скоро у него хватает других забот, прямо предписанных Кодексом? Вправе ли мы ожидать, что он, подобно героическому Юлию Цезарю, исхитрится одновременно заниматься несколькими делами?
Неофициальный опрос, проведенный автором данной работы в частном порядке, принес вполне ожидаемые результаты. Вопрос, заданный 50 практикующим и отставным федеральным и мировым судьям, звучал так: «Удавалось ли вам, по вашему мнению, в судебном заседании вести записи, с достаточной полнотой отражающие ход судебного разбирательства и доказательства, приводимые сторонами?»
Были получены следующие ответы:
— практически всегда или по крайней мере очень часто — 12 человек (24%);
— обычно кое-что успевал для себя пометить — 28 человек (56%);
— практически никогда или, по крайней мере, очень редко — 10 человек (20%).
Наконец, в-четвертых, память судьи сохранила, разумеется, ход процесса — но насколько полно и безошибочно это отражение? Можно ли полагаться на него с достаточной уверенностью, особенно при рассмотрении сложных, многоэпизодных дел с большим количеством участников с обеих сторон? Кстати, одни и те же события могли отразиться в памяти различных членов коллегии судей по-разному.
Итак, при отсутствии протокола не может быть никакой уверенности в том, что суд в совещательной комнате располагает возможностью объективно, разносторонне и беспристрастно оценить и проанализировать все обстоятельства дела с достаточной полнотой и постановить обоснованный и справедливый приговор. Основным (если не единственным) источником информации для суда становятся материалы дела — стоит ли удивляться тому, что формулировки описательно-мотивировочной части приговора дословно совпадают с текстом обвинительного заключения?
Как отмечает профессор О.Я. Баев, «в том числе и по этой причине судьи, постановляя приговор, часто ориентируются на состав доказательств и его анализ, проведенные следователем в обвинительном заключении, упуская в ряде случаев их видоизменения в ходе судебного разбирательства. Более того, в ряде случаев впоследствии протокол судебного заседания корректируется (мягко скажем) под уже оглашенный судом приговор» .
———————————
Баев О.Я. О протоколе судебного заседания (критический анализ ст. 259 УПК РФ; предложения по ее совершенствованию) // Судебная власть и уголовный процесс: Научно-практический журнал. 2015. N 4. С. 220 — 228.

Анализируя процесс доказывания в суде, профессор С.А. Шейфер отмечает, что «суд, фиксируя в протоколе результаты познавательных действий, формирует новые доказательства, которые по своему содержанию могут совпадать с доказательствами, полученными органом расследования, но могут и отличаться от них», при этом любое доказательство можно считать окончательно сформированным с момента «объективизации субъектом доказывания воспринятых им сведений, т.е. их закрепления с помощью предусмотренных законом средств фиксации» . Сходная мысль о том, что только фиксация фактических данных в установленном законом порядке и позволяет после этого считать их доказательствами по делу, высказывалась и нами .
———————————
Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам. М., 2008. С. 30 — 31.
См.: Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М., 2005. С. 189.

Таким образом, отсутствие подписанного протокола судебного заседания фактически означает, что эти доказательства еще не сформированы в установленном уголовно-процессуальным законом порядке. По мысли профессоров А.В. Дулова и В.В. Печерского, «суд, находясь в совещательной комнате, не имеет перед собой основного и единственного источника доказательства, опираясь на который он сможет вынести законный и справедливый приговор. лишен возможности проверки собранных доказательств (а значит, анализа находящихся в протоколе доказательств, сопоставления доказательств между собой), их оценки с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения уголовного дела в судебном разбирательстве» .
———————————
Дулов А.В., Печерский В.В. Проблемные аспекты стадии судебного разбирательства в уголовно-процессуальном законодательстве России // Воронежские криминалистические чтения. Вып. 14. Воронеж: ВГУ, 2012. С. 125 — 131.

Ничуть не лучше обстоят дела со вторым требованием — требованием адекватности протокола, его соответствия тому, что на самом деле имело место в судебном заседании. Это требование, как нетрудно видеть, к протоколу судебного заседания не относится.
Никакого удостоверения протокола судебного заседания уголовно-процессуальный закон вообще не предусматривает. Изготовленный секретарем протокол подписывает председательствующий судья, сверяясь разве что со своими воспоминаниями о ходе судебного заседания; однако прошло уже немало времени — можно ли считать эти воспоминания исчерпывающе полными и верными и признать такое подписание удостоверительным действием? На наш взгляд, никоим образом нельзя. Что до остальных членов коллегии судей, то они протокола не подписывают и никаких прав по его проверке и удостоверению не имеют.
Еще плачевнее обстоит дело с участниками судебного заседания — их право удостоверить протокол (или хотя бы ту его часть, где зафиксированы их собственные показания) фактически проигнорировано, и даже право хотя бы ознакомиться с протоколом тоже оказывается далеко не бесспорным и в значительной мере зависит от усмотрения председательствующего.
Часть 6 ст. 259 УПК, указывая на возможность изготовления протокола по частям, ничего не говорит о том, кто решает, осуществится ли такая декомпозиция или нет и можно ли как-то повлиять на это решение (например, подав соответствующее ходатайство) или обжаловать его. Зато указано, что «по ходатайству сторон им может быть (выделено мной. — А.Б.) предоставлена возможность ознакомиться с частями протокола по мере их изготовления». Может быть — значит, может и не быть? Получается, что председательствующий вправе не дать участникам многодневного процесса возможности знакомиться с частями протокола по мере их изготовления, а дать им весь протокол, что называется, чохом, по окончании процесса, когда многие детали уже изгладились из памяти за давностью лет и приносить замечания бессмысленно? Кстати, и обжаловать это решение председательствующего тоже уже не имеет смысла, даже если бы это и было возможно.
Можно, конечно, возразить на это в том ключе, что добросовестный профессиональный судья, стремящийся к справедливому разрешению дела по существу, так, разумеется, поступать не должен; однако эта презумпция небезупречна. Закон должен учитывать и возможную недостаточную добросовестность или профессиональность судьи и даже такую практическую ситуацию, когда судья не вполне объективен, предубежден относительно одной из сторон и не прочь, формально не нарушая закона, создать для нее определенные проблемы. Кстати, часть 6 ст. 259 формально не запрещает судье предоставить такую возможность только одной из сторон, а второй стороне отказать.
Часть 7 предоставляет безусловное право ознакомления с протоколом только сторонам; что до иных участников, то для них возможность ознакомления с протоколом опять-таки ущемлена указанием на усмотрение суда, который «вправе предоставить возможность ознакомления с протоколом и иным участникам судебного разбирательства по их ходатайству и в части, касающейся их показаний». Вновь вправе предоставить — значит, вправе и не предоставить ?
———————————
Отметим явное противоречие части 7 ст. 259 другим статьям УПК РФ. Так, часть 3 ст. 59 предоставляет право переводчику знакомиться с протоколом судебного заседания и делать замечания по поводу правильности записи перевода, подлежащие занесению в протокол. Часть 5 ст. 425 предоставляет педагогу (психологу) возможность знакомиться с протоколом допроса несовершеннолетнего обвиняемого и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в нем записей, а часть 6 той же статьи распространяет действие этой нормы и на проведение допроса несовершеннолетнего подсудимого, т.е. предоставляет педагогу право знакомиться с соответствующей частью протокола судебного заседания.

Читайте так же:  Приращение наследственных долей исковое заявление

Опасность, заключенную в этом лукавом обороте, трудно переоценить. Профессоры А.В. Дулов и В.В. Печерский характеризуют данную ситуацию как «правовой нонсенс: лицо (свидетель, эксперт, специалист и т.д.), выступая в судебном следствии, не может реально контролировать содержание данных им показаний» .
———————————
Дулов А.В., Печерский В.В. Указ. соч.

Свидетель дал показания в суде (будучи предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложных показаний); но записаны они в протоколе неправильно, а сам он протокола не видел. Через некоторое время против него возбуждается дело о даче заведомо ложных показаний — доказать свою невиновность ему будет весьма нелегко. И ладно бы, если он не подавал ходатайства об ознакомлении с записью этих показаний, — можно было бы сказать, что сам виноват (хотя и в этом случае уголовное преследование — это все-таки перебор); но как быть, если ходатайство об ознакомлении он подал, а ему по какой-то причине отказано?
Кроме того, ознакомиться и удостоверить — совершенно разные по смыслу понятия. Правильность протокола следственного действия участники его именно удостоверяют своей подписью, при этом они вправе сделать поправки и дополнения, подлежащие занесению в протокол. Знакомясь же с протоколом судебного заседания, стороны (вновь не все участники, а только стороны!) вправе всего лишь принести на него замечания, вовсе не обязательно учитываемые в протоколе. Председательствующий обязан всего лишь приобщить их к протоколу, но вправе отклонить и в протокол не вносить, причем возможность обжалования этого его решения в ст. 260 УПК не упоминается. Фактически судья уже после окончания судебного заседания, подменяя свое процессуальное положение, превращается в своеобразного свидетеля или понятого, по памяти свидетельствующего о прошедшем событии: были некие обстоятельства в судебном заседании или не были.
Анализируя складывающуюся ситуацию, профессор О.Я. Баев задается вопросом: что произойдет, «если подсудимый или потерпевший, свидетель, на показания которого как на доказательство сослался суд в постановленном приговоре, ознакомившись затем с протоколом судебного заседания, принесет на него замечания. указывая, что в нем искажен смысл данных им показаний?» — и сам же на него отвечает: «Думается, никаких сомнений в результате рассмотрения судом этих замечаний нет, ибо их удовлетворение будет свидетельствовать о неправосудности постановленного приговора» .
———————————
Баев О.Я. Указ. соч.

На нелогичность такого подхода обратил внимание Верховный Суд РФ в следующем примере, также приводимом профессором О.Я. Баевым.
Суд первой инстанции на основании ч. 7 ст. 259 УПК удовлетворил ходатайство свидетелей на ознакомление с протоколом судебного заседания, однако отказал им в рассмотрении принесенных ими замечаний на данный протокол, сославшись на то, что в соответствии со ст. 260 УПК им не предоставлено право принесения замечаний на протокол судебного заседания. Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ с таким выводом суда совершенно обоснованно не согласилась, указав в своем определении: «Поскольку свидетелям была предоставлена возможность ознакомления с протоколом судебного заседания и они были ознакомлены с протоколом, то по смыслу ст. 260 и ч. 7 ст. 259 УПК РФ в их единстве свидетели, реализовавшие возможность ознакомления с протоколом, также имеют право принесения замечаний на протокол» .
———————————
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 8. С. 20 — 21.

Итак, отсутствие в уголовно-процессуальном законе требований безотлагательности и адекватности применительно к протоколу судебного заседания представляет собой серьезный системный дефект законодательства.
В последнее время все громче высказываются мнения о необходимости замены письменного протокола судебного заседания аудио- или видеопротоколом . Мы не склонны считать этот подход перспективным в силу уже отмеченных выше трудностей, связанных с ознакомлением с аудио- или видеопротоколом, его удостоверением и адекватным копированием.
———————————
См., например: Колоколов Н.А. Есть ли альтернатива бумажному протоколу? // Мировой судья. 2006. N 12. С. 7 — 8; Кудрявцева Е. Аудиозапись судебного заседания // Российская юстиция. 2002. N 1. С. 57 — 58; Устимова М.А., Васяев А.А. Может ли протокол судебного заседания являться надлежащим средством контроля деятельности судом вышестоящей инстанции (по результатам обобщения судебной практики Республики Мордовия) // Российский судья. 2007. N 10. С. 37 — 39; и др. работы.

Приведем свежий пример из практики Верховного Суда РФ, подчеркивающий приоритетность именно протоколирования судебного заседания перед аудиозаписью.
Рассмотрев доводы апелляционных жалоб стороны защиты на несоответствие содержания протокола аудиозаписи (проведенной защитой), Судебная коллегия ВС РФ не усмотрела нарушений уголовно-процессуального закона при составлении протокола судебного заседания, проверенного председательствующим в соответствии с предусмотренной законом процедурой, с учетом поданных на него замечаний. При этом Судебная коллегия учла, что в протоколе судебного заседания нашли отражение все этапы судебного разбирательства, изложенные последовательно.
По поводу аудиозаписи судебного разбирательства Судебная коллегия указала, что проведение ее одной из сторон в процессе при отсутствии записи либо контроля другой стороны, с учетом состязательности процесса и заинтересованности каждой стороны в отстаивании своей позиции, не гарантирует полноту, объективность и достоверность аудиоинформации, отраженной на ее носителе. В связи с этим наличие у стороны защиты указанной звукозаписи не является основанием для того, чтобы ставить под сомнение содержание протокола судебного заседания и решение суда по результатам рассмотрения замечаний на протокол .
———————————
Апелляционное определение ВС РФ от 16.06.2015 N 14-АПУ15-3СП // Дайджест практики Верховного Суда РФ по уголовным делам; Уголовный процесс. 2015. N 10.

По нашему мнению, выход из сложившейся тупиковой ситуации может быть связан только с резким ускорением процесса изготовления протокола и созданием возможности его реального удостоверения всеми участниками. Суд, удаляясь в совещательную комнату для постановления приговора, должен располагать изготовленным и подписанным протоколом судебного заседания по рассматриваемому уголовному делу. Подобное предложение и ранее высказывалось в литературе .
———————————
См., например: Львова Е., Паршуткин В. Недостоверный протокол судебного заседания — не доказательство // Российская юстиция. 2003. N 9. С. 52 — 53; Исаков А.В. Протокол судебного заседания и некоторые проблемы его использования адвокатом-защитником // Юридический мир. 2006. N 2. С. 58 — 60.

При этом в текст части 2 ст. 389.17 УПК следует внести поправку, указав, что существенным нарушением уголовно-процессуального права, влекущим отмену приговора во всяком случае, является не просто отсутствие протокола судебного заседания, но отсутствие протокола судебного заседания к моменту ухода суда в совещательную комнату для постановления приговора.
Единственным выходом, позволяющим реально обеспечить быстрое своевременное изготовление протокола, нам видится резкая интенсификация этой деятельности за счет увеличения количества секретарей-протоколистов, ведущих протокол попеременно.
Реализовано это может быть примерно так. В ходе процесса работают четыре протоколиста, сменяющие друг друга каждые 15 минут . Отработав свои 15 минут, протоколист в течение следующих трех четвертей часа приводит свои записи в порядок и в фоновом режиме знакомит с ними участников процесса, участвовавших в действиях, производившихся в соответствующий период. При наличии их замечаний протоколист заносит их в протокол в качестве параллельного текста.
———————————
Или около того — с тем, чтобы, по возможности, не разбивать следственное действие на несколько частей протокола.

Читайте так же:  Википедия экспертиза

При такой схеме не позднее чем через три четверти часа после окончания судебного заседания соответствующая часть протокола уже готова и удостоверена всеми участниками, которых она касается. Самая же последняя часть протокола, содержащая последнее слово подсудимого, передается судье сразу, а копия ее просматривается и удостоверяется подсудимым сразу же после того — с тем, чтобы возможные его замечания были просто переданы судье в совещательную комнату спустя небольшой промежуток времени.
Несомненно, подобный подход потребует серьезной перестройки деятельности суда, привлечения новых сотрудников и — главное! — немалых дополнительных затрат. Что ж, нам остается напомнить знаменитые слова А.Ф. Кони: «Дешевое правосудие дорого обходится народу».

Литература

1. Галяшина Е.И. Цифровые фонограммы как доказательства // Эксперт-криминалист. 2008. N 3. С. 46 — 48.
2. Белкин А.Р. Протокол следственного действия: форма и содержание // Публичное и частное право. 2015. Вып. I(XXV). С. 143 — 149.
3. Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам. М., 2008, С. 30 — 31.
4. Колоколов Н.А. Есть ли альтернатива бумажному протоколу? // Мировой судья. 2006. N 12. С. 7 — 8.

Статья 230 ГПК РФ. Составление протокола (действующая редакция)

1. Протокол составляется в судебном заседании или при совершении отдельного процессуального действия вне заседания секретарем судебного заседания. Протокол составляется в письменной форме. Для обеспечения полноты составления протокола суд может использовать стенографирование, средства аудиозаписи и иные технические средства.

В протоколе указывается на использование секретарем судебного заседания средств аудиозаписи и иных технических средств для фиксирования хода судебного заседания. Носитель аудиозаписи приобщается к протоколу судебного заседания.

2. Лица, участвующие в деле, их представители вправе ходатайствовать об оглашении какой-либо части протокола, о внесении в протокол сведений об обстоятельствах, которые они считают существенными для дела.

3. Протокол судебного заседания должен быть составлен и подписан не позднее чем через три дня после окончания судебного заседания, протокол отдельного процессуального действия — не позднее чем на следующий день после дня его совершения.

4. Протокол судебного заседания подписывается председательствующим и секретарем судебного заседания. Все внесенные в протокол изменения, дополнения, исправления должны быть оговорены и удостоверены подписями председательствующего и секретаря судебного заседания.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 230 ГПК РФ

1. Записи в протоколе судебного заседания должны быть сделаны в той последовательности, в какой совершались процессуальные действия с момента начала судебного разбирательства до вынесения решения.

2. Заявления об отказе от иска, о признании иска, а также о заключении мирового соглашения должны быть занесены в протокол судебного заседания и подписаны соответственно истцом, ответчиком или обеими сторонами, а если такие заявления представлены в письменной форме, они приобщаются к делу, о чем указывается в протоколе судебного заседания.

3. Объяснения, показания и заключения, занесенные в протокол судебного заседания, могут быть подписаны участниками процесса (сторонами, свидетелями, экспертами), если суд признает это необходимым.

4. По смыслу комментируемой статьи ходатайство лиц, участвующих в деле, и представителей о занесении в протокол судебного заседания обстоятельств, которые они считают существенными для дела, подлежит разрешению председательствующим, а при возражениях против его решения — всем составом суда путем вынесения определения.

5. Документы гражданского дела следует писать четко и разборчиво. Все зачеркивания, исправления и дописки должны быть оговорены в конце протокола и удостоверены подписями уполномоченных на то лиц. На каждом листе оставляются поля для того, чтобы документ можно было затем подшить в материалы гражданского дела.

6. См. также комментарий к ст. ст. 150, 229 ГПК РФ.

Протоколы следственных действий и судебного заседания

Протоколы следственных действий представляют собой письменные акты, в которых фиксируются ход и результаты таких следственных действий, как осмотр, освидетельствование, обыск, выемка, задержание, предъявление для опознания, допрос, очная ставка, следственный эксперимент, проверка показаний на месте. Доказательственное значение данного вида доказательств заключается в том, что протоколы следственных действий фиксируют не только обстановку, предметы или явления, которые воспринимаются всеми участниками следственных действий, но и показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего. Следовательно, они фиксируют определенные сведения, которые устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

Протоколы следственных действий будут признаваться доказательствами по уголовным делам, если они будут соответствовать тем процессуальным требованиям, которые предъявляются к протоколам следственных действий, отраженным ст. 166 УПК. В том случае, если дознавателем, следователем, судом не соблюдены общие требования, предъявляемые к протоколам следственных действий (ст. 166, 167 УПК), или же не соблюдены специальные нормы, предъявляемые к конкретным протоколам следственных действий (ст. 174, 180, 182 УПК и т.д.), то такие протоколы будут являться недопустимыми. Так, например, в случае отсутствия подписи понятых на протоколах следственных действий, где участие понятых обязательно, или же в случае предъявления для опознания объекта в единственном числе, такие протоколы следственных действий будут признаваться недопустимыми и, следовательно, не будут иметь юридически значимой силы.

Протоколы судебных заседаний также представляют собой письменные акты, в которых фиксируются все проводимые в суде действия, за исключением экспертного исследования. В качестве основного протокола судебных действий выступает протокол судебного заседания, который должен вестись по правилам ст. 259, 260 УПК. Протокол судебного заседания будет признаваться недопустимым, если он не соответствует требованиям ст. 259 УПК. Так, если протокол судебного заседания не подписан председательствующим и секретарем судебного заседания в течение трех дней, то данный вид доказательства признается недопустимым.

Под иными документами, которые закон допускает в качестве доказательств по уголовным делам, являются различного рода документы, излагающие определенные сведения, имеющее значение для установления тех обстоятельств дела, которые подлежат доказыванию.

Иными документами, как правило, будут являться всевозможные справки, акты, ведомости, расписки. Так, при расследовании преступлений, совершенных военнослужащими, находящимися в карауле, в качестве документов, которые будут иметь доказательственное значение, являются: расписание караулов соответствующего гарнизона (воинской части), которое в обязательном порядке должно быть утверждено соответствующим командиром; к расписанию караулов должна прилагаться схема расположения постов каждого караула; табель постам, утвержденный начальником гарнизона (командиром воинской части); документация на случай объявления тревоги; инструкция начальнику караула; ведомость гарнизонного или суточного наряда на каждый месяц, утвержденная начальником гарнизона или командиром воинской части; постовая ведомость; пароль; всевозможная документация, состоящая из определенных инструкций; приказ командира части по строевой части и т.д.

В обязательном порядке в качестве доказательств будут использоваться всевозможные документы медицинского характера, подтверждающие состояние здоровья подозреваемого (обвиняемого), его характеристики, документы о наградах, справки судимости и т.д. Специфический характер носят такие документы, которые представляют собой:

  • — материалы обследований условий жизни воспитания несовершеннолетнего;
  • — решения собраний;
  • — рапорты сотрудников органов внутренних дел;
  • — заключение технических инспекций и др.

Не будут иметь доказательственного значения всевозможные анонимные заявления, «характеристики» за подписью нескольких соседей. При необходимости все эти лица могут быть допрошены дознавателем, следователем, прокурором, судом в качестве свидетелей.

Документы, содержащие всевозможные сведения, могут быть зафиксированы как в письменном, так и в видео-, фото-, аудио-, видеозаписях и на иных носителях информации. Данные документы могут быть получены дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства всевозможных следственных и процессуальных действий.

Проверка документов, как вида доказательств по делу, производится дознавателем, следователем, прокурором и судом. В процессе проверки необходимо сопоставить документы с имеющимися в уголовном деле другими доказательствами, которые могут подтвердить или опровергнуть проверяемое доказательство. Ни одно из доказательств не имеют заранее установленной силы, они должны быть тщательно исследованы и сопоставлены с остальными добытыми по делу объективными данными.

Документы, как доказательства по уголовным делам, необходимо оценивать по правилам ст. 88 УПК, т.е. исходя из их относимости, допустимости и достоверности.

Документ будет являться допустимым при наличии следующих условий:

  • o во-первых, должны быть указаны данные, которые указывают на то, как данный документ попал в материалы уголовного дела. Речь в первую очередь идет о наличии в деле копий соответствующих запросов. Кроме этого в деле должны быть всевозможные сопроводительные документы, письма и т.д.;
  • o во-вторых, во всех этих документах должны быть соответствующие реквизиты или данные о гражданине, от которого исходит данный документ;
  • o в-третьих, должен быть указан источник осведомленности составителя.

В том случае, если вышеперечисленные условия не соблюдаются, составитель данного документа допрашивается в качестве свидетеля.

Несвоевременное предоставление документа не должно устранять доказательственной силы данного вида доказательств, если их содержание не опорочено.

Документы, в которых содержатся всевозможные сведения, устанавливающие обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовным делам, приобщаются к материалам уголовного дела на основании всевозможных запросов, выносимых дознавателем, следователем, прокурором или судом, а также сопроводительных писем, протоколов, проводимых следственных или процессуальных действий. Все документы должны храниться вместе с материалами уголовного дела. В том случае, если поступило ходатайство от законного владельца изъятого документа, дознаватель, следователь, прокурор или суд по своему усмотрению может передать ему данный документ. При этом передача данного документа оформляется протоколом, и в материалах уголовного дела должна быть отметка о том, у кого и где находится данный документ. В определенных случаях к делу может быть приобщена копия данного документа, но в этом случае копия документа должна быть сверена с оригиналом и заверена подписью дознавателя, следователя, прокурора или судьи и печатью соответствующего учреждения.

В том случае, если документы обладают признаками, соответствующими вещественным доказательствам (ч. 1 ст. 81 УПК), они должны быть признаны вещественными доказательствами по всем правилам ч. 2 ст. 81 УПК.