Сумма уступаемого права требования

Уступка права требования — факторинг или нет?

На практике права требования условно разделяют на денежные и неденежные (такие как право требовать передачи имущества, выполнения работы и предоставления услуг). Уступка права денежного требования представляется более сложной. Основная проблема в так называемой «денежной» цессии состоит в том, что до конца не решен вопрос о том, могут ли предприятия, не относящиеся к финансовым учреждениям, уступать друг другу именно право денежного требования за соответствующую плату. Уступка права денежного требования за плату называется факторингом. Определение факторинга дано в ст. 1077 ГК, в которой сказано, что «по договору факторинга (т.е. финансирование пoд уступку права денежного требования) однa сторона (фактор) передает или oбязуется передать денежные средства в распоряжениe другой стороны (клиента) зa плату, a клиeнт уступает или обязуетcя уступить фактору своё право дeнежного требования к третьему лицу (дoлжнику)».

Вопрос связан с тем, что для договора факторинга, который также предусматривает передачу прав денежного требования от одного лица (клиента) к другому (фактору), законодательством установлены ограничения, которые касаются субъектного состава сторон по такому договору. Так, согласно ст. 1079 ГК фактором (новым кредитором) может быть бaнк или финансовое учреждение, а такжe физическое лицо — субъект предпринимательской дeятельности, которое в соответствии c законом имеет право проводить факторинговые операции. A в ХКУ факторинг отнесен к услугам банков. В частности, в ст.350 ГК сказано, что приобретение банкoм права требования в денежной формe по поставке товаров или предоставлeнию услуг с принятием риска выполнeния такого требования и приeм платежей (факторинг) являютcя банковской операцией, осуществляемой нa комиссионных принципах и на договорной основе. Получается, что обычные предприятия, которые не являются финансовыми учреждениями, а также физические лица — предприниматели не имеют права заключать договоры факторинга в качестве фактора (нового кредитора).

При этом существуют общие нормы ГК об уступке права денежного требования и нормы, предоставляющие возможность купли-продажи денежного требования. Это и вызывает вопрос: имеют ли право «обычные» предприятия приобретать право денежного требования, уплачивая первоначальному кредитору определенную плату за полученное право денежного требования. Вопрос в сущности сводится к тому, является ли любое соглашение, предусматривающее уступку права денежного требования за денежные средства, договором факторинга и может ли право денежного требования уступаться не по договору факторинга.

Для ответа на этот вопрос необходимо в каждом конкретном случае просто выяснить, является ли соглашение именно договором факторинга, урегулированного главой 73 ГКУ, или нет. Если соглашение соответствует признакам договора факторинга, то и заключать его в качестве фактора может только финансовое учреждение или банк. А если не соответствует, то его может заключать и любое «обычное» предприятие. На практике именно на этапе поиска ответа на данный вопрос возникают проблемы, т.е. исходя из самого определения договора факторинга, приведенного в ст. 1077 ГКУ.

На сегодняшний день все специалисты согласны с тем, что не признается договором факторинга соглашение, по которому:

1) право денежного требования обменивается на товары (работы, услуги);

2) совпадают размеры уступаемого права денежного требования (сумма дебиторской задолженности) и размер уплачиваемых денежных средств.

Далее о различиях во взглядах специалистов .

Некоторые специалисты считают, что любое соглашение, по которому сумма денежных средств, оплачиваемая за право денежного требования, является меньше размера уступаемого права денежного требования (сумма дебиторской задолженности), считается договором факторинга. По мнению этой части специалистов, в данном случае имеются все признаки договора факторинга: есть и сумма денежных средств, которая перечисляется фактором клиенту, и передача права денежного требования, и плата от клиента фактору. При этом платой фактору можно считать разницу между ценой денежного требования и номинальным размером самого денежного требования.

Другие же специалисты наоборот считают, что право денежного требования может продаваться не только по договору факторинга, но и согласно договору купли-продажи, поскольку все зависит от того, какие обязательства сторон предусмотрены по такому соглашению. Сторонники данной точки зрения считают, что следует отличать договор купли-продажи права денежного требования от договора факторинга. Предмет договора купли-продажи прост: продавец обязан передать право денежного требования в собственность покупателю, а покупатель обязан принять его и уплатить за это определенную сумму. А вот предмет договора факторинга имеет комплексный характер: это и обязательство фактора (финансового агента) по финансированию клиента, и обязательство клиента по оплате услуг фактора по финансированию, и обязательство клиента уступить фактору своё право денежного требования к третьeму лицу (должнику).

Ни одна из точек зрения не выглядит абсолютно убедительной и однозначной. Так, сторонники первой позиции почему-то не считаются с тем, что определение договора факторинга содержит условие о финансировании фактором клиента, и не дают ему никакого объяснения. Кроме того, при таком подходе совсем исключается возможность применения договора купли-продажи для осуществления уступки права денежного требования. B отношении второй позиции обратите внимание, что, глава 73 ГКУ к сожалению очень неточно прописана, и поэтому нельзя однозначно утверждать, что факторинг — это хозяйственная операция исключительно для финансовых учреждений.

В обоснование второго подхода к сказанному стоит добавить, что ГКУ предусматривает существование двух самостоятельных видов договоров: договора купли-продажи прав и договора факторинга. Применение каждого из этих договоров позволяет оформить уступку права денежного требования. Эти два вида договоров являются равными по статусу, и их не получится рассматривать как общий и специальный или как приоритетный и неприоритетный. Поэтому не совсем убедительна точка зрения сторонников первого подхода, которые однозначно склоняются к договору факторинга, если имеет место уступка именно права денежного требования. Ведь на таких же правах может быть применен и договор купли-продажи права требования — ни один из видов договора не имеет приоритета!

Практически придется отталкиваться не от наличия права денежного требования, а от круга прав и обязанностей сторон, предусмотренных конкретным договором о цессии.

Если в договоре установлено, что одна из сторон имеет только обязанность передать другой стороне право денежного требования к третьeму лицу (должнику), а другая сторона договора имеет только обязательство по приему этого права требования и уплате за него определенной денежной суммы, то такой договор вряд ли можно назвать договором факторинга. Ведь в этом договоре нельзя однозначно увидеть обязательство одной стороны по предоставлению в распоряжение другой стороне денежных средств и обязательство другой стороны по осуществлению оплаты за такие услуги. Этому договору свойственны все признаки договора купли-продажи, а не факторинга.

Но если договор предусматривает обязанность финансирования (предоставления денежных средств в распоряжение другого лица) и из него четко следует, что другая сторона, получившая денежные средства в распоряжение, должна произвести определенную оплату за предоставленные в распоряжение денежные средства, и кроме того уступить право денежного требования, то однозначно можно сказать, что в таком договоре есть все признаки договора факторинга.

Судебная практика по данному вопросу .

Как правило, в судебных решениях приводится ссылка на определение термина «факторинг» из ст. 1077 ГКУ и примерно такое обоснование: «так как уступается право денежного требования, то согласно Закону о финансовых услугах такой договор со стороны фактора может быть заключен исключительно банком и финансовым учреждением» (пример — решение Хозяйственного суда Днепропетровской области от 12.09.2006 г. № 3/217-06). При этом анализ предмета договора факторинга как такового судами при вынесении решений и не делается.

Но существует постановление Верховного Суда Украины oт 10.07.2007г., в которoм написано: «По приведенному определeнию договора факторинга этoт договор направлен на финансирование однoй стороной другой стороны путeм передачи в еe распоряжение определенной cуммы денежных средств. Укaзанная услуга по договору факторинга предоставляетcя фактором клиенту за плату, размеp которой определяется договором. При этoм само денежное требование, переданное клиентoм фактора, не может рассматриваться кaк плата за предоставленную послeдним финансовую услугу». Это важно, так как постановление подчеркивает, что по договору факторинга имеет место предоставление фактором клиенту финансовой услуги, содержание которой заключается в предоставлении в распоряжение клиента денежных средств. При этом эта услуга является платной, и клиент платит фактору вознаграждение. Верховный Суд признал следующее:

  • размер вознаграждения должен определяться договором;
  • денежное требование, переданное клиентом фактора, таким вознаграждением не является.

Верховный Суд Украины, исходя их данного постановления, считает необходимым детально анализировать и определять круг прав и обязанностей, предусмотренных соответствующим договором, по которому уступается право денежного требования. И, соответственно, если судебный спор дойдет до Верховного Суда Украины, то он не посчитает, что вознаграждением фактора может считаться разница между ценой денежного требования и номинальным размером самого денежного требования (если, конечно, в договоре прямо будет указано, что такая разница является вознаграждением).

Уступая право требования обязательства предприятиям, не имеющим статуса финучреждения, следует придерживаться правил:

  • обменивайте право требования денежного обязательства нa товары (работы, услуги);
  • передавайте право требования денежного обязательства пo балансовой стоимости;
  • уступайте с дисконтом толькo право требования неденежного обязательства (например, обязательства, возникшего после перечисления предоплаты).

Теоретически обычные предприятия мoгут выкупать обязательства (как за деньги, так и в обмен на товары, рaботы, услуги). При этом oни могут заключать соглашения oб уступке права требования или купить право требования, согласнo ч. 3 cт. 656 ГКУ, т. e. заключить договор купли-продажи имущественныx прав. Для обычного предприятия, ставшего новым кредитором, существует опасность того, что налоговики посчитают такой договор договором факторинга, соответственно квалифицируют это кaк предоставление финансовой услуги и как следствие признают недействительным договор. Это наиболее вероятно, когда новый кредитор уплатит первоначальнoму кредитору сумму меньшую, чeм сумма уступаемого требования, т. e. купит «денежную» дебиторскую задолженность зa деньги со скидкой.

УСН и уступка права требования

В условиях кризиса ликвидности наши деловые партнеры часто нас подводят. Денежные обязательства не соблюдаются или выполняются, но несвоевременно. Один из возможных вариантов действий при таких условиях – продажа долга (дебиторской задолженности) с дисконтом. Поскольку УСН имеет свою специфику, то и переход права требования от «упрощенца» к «упрощенцу» порождает в учете свои особенности.

Итак, отражение в бухгалтерском и налоговом учете операций уступки требования при продаже дебиторской задолженности в организациях на УСН.

Купля-продажа, поставка, оказание услуг – все равно цессия

При купле-продаже продавец обязуется передать товар в собственность покупателю, а покупатель — принять товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену) (п. 1 ст. 454 ГК РФ). Право требования, принадлежащее организации-кредитору на основании обязательства покупателя по договору купли-продажи, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона (п. 1 ст. 382 ГК РФ). Уступка требования другому лицу именуется цессией (вне зависимости от вида обязательства), тот, кто переуступает (первоначальный кредитор) — цедентом, тот, кто приобретает (новый кредитор) – цессионарием.

Учет у цедента

Товары, приобретенные организацией для перепродажи, учитываются в составе материально-производственных запасов (МПЗ) по фактической себестоимости, сформированной из суммы произведенных затрат на приобретение товаров (п. 2, 5, 6 ПБУ 5/01 «Учет материально-производственных запасов», утв. приказом Минфина от 09.06.01 № 44н).

Выручка от реализации товаров признается в бухгалтерском учете на дату отгрузки товаров покупателю, в составе доходов от обычных видов деятельности в размере установленной договором стоимости товаров. Она отражается по дебету счета 62 «Расчеты с покупателями и заказчиками» и кредиту счета 90 «Продажи», субсчет 90-1 «Выручка».

В дебет счета 90, субсчет 90-2 «Себестоимость продаж», списывается себестоимость реализованных товаров (п. 5, 6, 6.1, 12 ПБУ 9/99 «Доходы организации», утв. приказом Минфина России от 06.05.99 № 32н, п. 5, 16 ПБУ 10/99 «Расходы организации», утв. приказом Минфина России от 06.05.99 № 33н, Инструкция по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утв. приказом Минфина России от 31.10.2000 № 94н).

Требование к покупателю не погашается, а выбывает, т. е. передается цессионарию. Поэтому в этом случае сумма уступаемого требования отражается в учете в том же порядке, что и продажа прочих активов. Сумма уступаемого требования (дебиторской задолженности покупателя товаров) списывается в качестве прочих расходов. Поступления от выбытия этого требования включаются в состав прочих доходов.

Для отражения в учете прочих доходов и прочих расходов Инструкция по применению Плана счетов предписывает использовать субсчета 91-1 «Прочие доходы» и 91-2 «Прочие расходы». Они могут быть открыты к счету 91 «Прочие доходы и расходы» (п. п. 11, 14.1, 16 ПБУ 10/99, п. п. 7, 10.1, 16 ПБУ 9/99).

«Упрощенный» налог

При определении объекта налогообложения по УСН выручка от реализации товаров учитывается в составе доходов кассовым методом, т. е. на дату поступления платы за этот товар (п. 1 ст. 346.15, п. 1 ст. 346.17 НК РФ). При этом расходы по приобретению товаров для дальнейшей реализации и расходы в виде суммы НДС по этим товарам признаются после их оплаты поставщику по мере дальнейшей реализации товаров, независимо от факта оплаты реализованных товаров покупателем (подп. 8, 23 п. 1 ст. 346.16, подп. 2 п. 2 ст. 346.17 НК РФ).

В соответствии с указанными нормами организация на дату реализации товаров признает расходы на их приобретение и расходы в сумме уплаченного поставщику товаров НДС. Доход же от реализации товаров налогоплательщик не признает, ведь оплата за товары не поступила.

Теперь что касается отражения результатов цессии в налоговом учете. Доход от уступки требования новому кредитору отражается на день, когда от него фактически поступили денежных средств (по общим нормам п. 1 ст. 346.15, п. 1 ст. 346.17 НК РФ). Расходов в виде стоимости выбывающего имущественного права организация в данном случае не понесла. Право возникло из договора купли-продажи, и организация является первоначальным кредитором. Кроме того, в перечне расходов, признаваемых «упрощенцами» в целях налогообложения, не значатся расходы на приобретение имущественных прав. Так что объекта налогообложения при УСН они не уменьшают (письма Минфина России от 09.12.13 № 03-11-06/2/53599, от 12.10.11 № 03-11-06/2/142, от 09.12.09 № 03-11-06/2/261, п. 2 письма Минфина России от 27.02.09 № 03-11-06/2/30). Этот вывод подтверждает и судебная практика (см. определение ВАС России от 27.01.12 № ВАС-15173/11).

Пример 1 Договорная стоимость товаров, отгруженных покупателю, составляет 300 000 руб. Стоимость приобретения этих товаров организацией у поставщика — 200 000 руб. (в т. ч. НДС). Право требования организации к покупателю уступлено за 150 000 руб.

В учете организации (цедента), применяющей УСН с объектом налогообложения «доходы, уменьшенные на величину расходов», уступка ею новому кредитору (цессионарию) задолженности покупателя за отгруженные ему организацией товары следует отразить следующим образом:

Дебет 62 Кредит 90-1

Читайте так же:  Мировой суд г краснотурьинска

— 300 000 руб. — отражена выручка от реализации товаров (основание: товарная накладная);

Дебет 90-2 Кредит 41

— 200 000 руб. – списана фактическая себестоимость реализованных товаров (основание: бухгалтерская справка-расчет);

Дебет 76 Кредит 91-1

— 150 000 руб. — отражен доход от уступки требования новому кредитору (основание: акт о приеме-передаче документации);

Дебет 91-2 Кредит 62

— 300 000 руб. — требование к покупателю по оплате товаров передано новому кредитору в порядке цессии (основание: акт о приеме-передаче документации);

Дебет 51 Кредит 76

— 150 000 руб. — получена от цессионария плата за переданное ему право требования (основание: выписка банка по расчетному счету).

Учет у цессионария

Дебиторская задолженность, приобретенная на основании договора уступки требования по цене меньшей, чем сумма задолженности, учитывается в составе финансовых вложений организации, поскольку удовлетворяет установленным условиям (п. 2, 3 ПБУ 19/02 «Учет финансовых вложений», утв. приказом Минфина России от 10.12.02 № 126н). Вложения, осуществленные организацией, учитываются на счете 58 «Финансовые вложения» (как предписывает Инструкция по применению Плана счетов).

Финансовое вложение в виде дебиторской задолженности, приобретенной по договору уступки требования, принимается к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости, которая определяется, исходя из цены его приобретения, и после принятия к учету пересчету не подлежит (п. 8, 9, 18, 21 ПБУ 19/02).

В первоначальную стоимость финансового вложения включается сумма, уплаченная продавцу по договору уступки требования (цессии).

Для отражения расчетов с цедентом в рамках договора цессии, а также расчетов с должником может применяться счет 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами», к которому открываются соответствующие аналитические счета.

Таким образом, первоначальная стоимость финансовых вложений отражается по дебету счета 58 в корреспонденции с кредитом счета 76, аналитический счет 76-цед «Расчеты с цедентом». При погашении должником денежного обязательства, возникшего из договора поставки, в учете организации отражается выбытие финансового вложения.

При этом полученные от должника суммы учитываются в составе прочих доходов организации, что отражается бухгалтерской записью по дебету счета 76, аналитический счет 76-дол «Расчеты с должником», и кредиту счета 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет 91-1 «Прочие доходы».

Одновременно первоначальная стоимость выбывающего финансового вложения учитывается в составе прочих расходов (п. 27 ПБУ 19/02, п. 11, 14.1, 6, 16 ПБУ 10/99).

При этом производится бухгалтерская запись по дебету счета 91, субсчет 91-2 «Прочие расходы», в корреспонденции с кредитом счета 58.

Если должник производит погашение долга частями, то при частичном погашении задолженности организация сохраняет право требования на оставшуюся часть долга. Следовательно, финансовое вложение списывается частично по мере поступления платежей и окончательно выбывает лишь при поступлении последнего платежа (п. 25 ПБУ 19/02). При этом первоначальная стоимость выбывающего права требования признается в составе расходов пропорционально сумме, погашенной должником.

Прочие доходы признаются по мере поступления денежных средств от должника (п. 34 ПБУ 19/02, п. п. 7, 10.1, 6, 16 ПБУ 9/99).

Расходы на приобретение права требования не учитываются для целей налогообложения (расходы не указаны в п. 1 ст. 346.16 НК РФ, см. также письма Минфина России от 09.12.13 № 03-11-06/2/53599, от 20.06.13 № 03-11-06/2/23302, от 24.07.12 № 03-11-06/2/93, от 15.12.11 № 03-11-06/2/172, МНС России от 16.04.2004 N 22-1-14/705). Аналогичная позиция отражена и в арбитражной практике (см. определение ВАС России от 27.01.12 № ВАС-15173/11).

В периоде поступления денежных средств от должника организация — новый кредитор признает доход от реализации имущественных прав (п. 1 ст. 346.15, п. 1 ст. 249, п. 1 ст. 346.17 НК РФ). При этом в налогооблагаемый доход организации включается вся сумма денежных средств, поступивших от должника в погашение дебиторской задолженности (письма Минфина России от 01.08.11 № 03-11-06/2/112, от 28.04.11 № 03-11-11/107).

Если должник исполняет обязательство по погашению долга частями, например в течение двух отчетных (налоговых) периодов, то, исходя из вышеизложенного, организация признает доход от реализации имущественных прав в размере полученных от должника денежных средств в периодах их получения.

Отметим, что Минфин высказал аналогичное мнение о порядке определения налоговой базы по налогу на прибыль в такой же ситуации (письма от 29.07.13 № 03-03-06/2/30028, от 08.11.11 № 03-03-06/1/726).

Пример 2 По договору об уступке требования право требования, возникшее из договора поставки, приобретено у первоначального кредитора по цене 400 000 руб. Величина уступленного требования (дебиторской задолженности) составляет 500 000 руб.

Согласно условиям договора поставки оплата должна быть произведена до 30 ноября. Должник погасил обязательства в установленный срок тремя платежами: 10 сентября и 15 октября — по 150 000 руб., 25 ноября — 200 000 руб.

В учете организации, применяющей УСН (объект налогообложения «доходы минус расходы»), приобретение по договору цессии и последующее выбытие обязательства должника, возникшего из договора поставки, если должник погашает это обязательство частями, до истечения срока платежа следует отразить следующим образом. Так, при приобретении дебиторской задолженности:

Дебет 58 Кредит 76 «Расчеты с цедентом»

— 400 000 руб. — принято к учету денежное требование (основания: договор цессии, акт приемки-передачи документации);

Дебет 76 «Расчеты с цедентом» Кредит 51

— 400 000 руб. — произведена оплата цеденту (основание: выписка банка по расчетному счету).

При получении первого платежа (10 сентября):

Дебет 51 Кредит 76 «Расчеты с должником»

— 150 000 руб. — отражено частичное погашение обязательства (основание: выписка банка по расчетному счету);

Дебет 76 «Расчеты с должником» Кредит 91-1

— 150 000 руб. — признан прочий доход в сумме полученной оплаты от должника (основание: договор цессии, бухгалтерская справка);

Дебет 91-2 Кредит 58

— 120 000 руб. (400 000 : 500 000 x 150 000) — списана часть стоимости выбывшего финансового вложения (основание: бухгалтерская справка-расчет).

При получении второго платежа (15 октября):

Дебет 51 Кредит 76-дол «Расчеты с должником»

— 150 000 руб. — отражено частичное погашение обязательства (основание: выписка банка по расчетному счету);

Дебет 76 «Расчеты с должником» Кредит 91-1

— 150 000 руб. — признан прочий доход в сумме полученной оплаты от должника (основание: договор цессии, бухгалтерская справка);

Дебет 91-2 Кредит 58

— 120 000 руб. (400 000 : 500 000 x 150 000) — списана часть стоимости выбывшего финансового вложения (основание: бухгалтерская справка-расчет).

При получении последнего платежа (25 ноября):

Дебет 51 Кредит 76 «Расчеты с должником»

— 200 000 руб. — отражено частичное погашение обязательства (основание: выписка банка по расчетному счету);

Дебет 76 «Расчеты с должником» Кредит 91-1

— 200 000 руб. — признан прочий доход в сумме полученной оплаты от должника (основание: договор цессии, бухгалтерская справка);

Дебет 91-2 Кредит 58

— 160 000 руб. (400 000 : 500 000 x 200 000) — списана оставшаяся часть стоимости выбывшего финансового вложения (основание: бухгалтерская справка-расчет).

Займ как уступка права требования

По договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества (п. 1 ст. 807 Гражданского кодекса РФ).

Заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором, если иное не предусмотрено законом или договором займа (п. 1 ст. 809 ГК РФ).

Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) (п. 1 ст. 382 ГК РФ).

При этом для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 382 ГК РФ).

Кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования (п. 2 ст. 385 ГК РФ).

Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты (ст. 384 ГК РФ).

Учет у цедента

Заем, предоставленный организацией с условием об уплате заемщиком процентов за пользование денежными средствами, относится к финансовым вложениям, поскольку отвечает условиям их признания в бухгалтерском учете (п. п. 2, 3 ПБУ 19/02).

Для учета движения суммы предоставленного займа в бухгалтерском учете предусмотрен счет 58 «Финансовые вложения», субсчет 58-3 «Предоставленные займы» (п. п. 7, 8 ПБУ 19/02, Инструкция по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций).

Сумма причитающихся организации процентов по предоставленному займу учитывается в составе прочих доходов (п. 34 ПБУ 19/02, п. 7, 10.1 ПБУ 9/99).

Для целей бухгалтерского учета проценты начисляются за каждый истекший отчетный период в соответствии с условиями договора (абз. 2 п. 16 ПБУ 9/99).

То есть, несмотря на то, что договором может быть предусмотрена уплата процентов при возврате займа, организация ежемесячно должна начислять и отражать в учете задолженность заемщика по процентам (исходя из установленной договором величины (ставки) процентов).

Такой вариант учета процентов отвечает принципу допущения временной определенности фактов хозяйственной деятельности, который должен соблюдаться при формировании учетной политики организации в целях бухгалтерского учета (п. 5 ПБУ 1/2008 «Учетная политика организации», утв. приказом Минфина России от 06.10.08 № 106н).

Признанный доход в виде процентов по займу отражается по кредиту счета 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет 91-1 «Прочие доходы», в корреспонденции с дебетом счета 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами».

Так как требование организации к заемщику не погашается, а выбывает (передается цессионарию), то сумма уступаемого требования представляет собой дебиторскую задолженность заемщика в виде суммы займа и начисленных на нее процентов, срок получения которых еще не наступил.

Поступления от выбытия требования организации включаются в состав прочих доходов, при этом первоначальная стоимость финансового вложения (сумма займа), а также сумма неполученных процентов списываются в качестве прочих расходов организации.

Для отражения в учете прочих расходов Инструкция по применению Плана счетов предусматривает использование субсчета 91-2 «Прочие расходы», открытого к счету 91 (п. 25, 27 ПБУ 19/02, п. 7, 10.1, 16 ПБУ 9/99, п. 11, 14.1, 16 ПБУ 10/99).

«Упрощенный» налог

Причитающаяся организации-заимодавцу сумма процентов по предоставленному займу признается в налоговом учете внереализационным доходом (п. 1 ст. 346.15, п. 6 ч. 2 ст. 250 НК РФ).

При определении объекта налогообложения по УСН доходы учитываются кассовым методом, то есть на дату поступления денежных средств на счета в банках и (или) в кассу, получения иного имущества (работ, услуг) и (или) имущественных прав, а также погашения задолженности (оплаты) иным способом (п. 1 ст. 346.17 НК РФ).

Поскольку в данном случае заемщик свою задолженность не гасит, и организация продает право требования всей суммы задолженности новому кредитору за установленную договором цессии цену, доход в виде неполученных процентов по займу в целях налогообложения не учитывается.

Что касается отражения в налоговом учете результатов цессии, то доход от уступки требования новому кредитору отражается на день фактического поступления от него денежных средств (по общим нормам п. 1 ст. 346.15, п. 1 ст. 346.17 НК РФ, см. также Письмо Минфина России от 12.10.11 № 03-11-06/2/142).

Денежные средства, предоставленные заемщику на возвратной основе, расходом организации не являются (как суммы, не являющиеся затратами, подлежащие возврату). Сумма предоставленного займа становится затратами на приобретение имущественных прав на дату реализации этих прав новому кредитору, то есть на дату, когда возврат предоставленных заемщику средств становится невозможным.

Однако расходы по приобретению имущественных прав не учитываются при исчислении объекта налогообложения при применении УСН, так как они не поименованы в закрытом перечне расходов (см. п. 1 ст. 346.16 НК РФ).

Следовательно, при уступке прав, возникших из договора займа, новому кредитору (цессионарию) организация признает доход в сумме, полученной от цессионария, и не признает расходов, связанных с выбытием имущественных прав (см. также письмо Минфина России от 09.12.13 № 03-11-06/2/53599).

Пример 3 Сумма займа — 250 000 руб. Величина начисленных на дату уступки процентов равна 50 000 руб. Требование организации к заемщику уступлено за 200 000 руб. Согласно условиям учетной политики организация составляет промежуточную бухгалтерскую отчетность ежемесячно. В учете организации (цедента), применяющей УСН, уступка ею новому кредитору (цессионарию) задолженности заемщика по предоставленным ему денежным средствам и начисленным на сумму займа процентам (срок договора займа не истек, проценты подлежат уплате заемщиком единовременно при возврате суммы займа) следует отразить следующим образом.

В день перечисления денежных средств заемщику:

Дебет 58-3 Кредит 51

— 250 000 руб. — отражено в учете финансовое вложение в виде займа, предоставленного денежными средствами (основание: договор займа, выписка банка по расчетному счету).

В течение срока действия договора займа:

Дебет 76 Кредит 91-1

— 50 000 руб. — начислены проценты за пользование заемными средствами (основания: договор займа, бухгалтерская справка-расчет).

На дату уступки цессионарию имущественных прав по выданному займу:

Дебет 76 Кредит 91-1

— 200 000 руб. — отражен доход от уступки требования к заемщику новому кредитору (основание: акт о приемке-передаче документации);

Дебет 91-2 Кредит 58-3, 76

— 300 000 руб. (250 000 + 50 000) — списана в расходы сумма предоставленного займа и начисленных процентов в связи с уступкой требования (основание: акт о приемке-передаче документации);

Дебет 51 Кредит 76

— 200 000 руб. — получена от цессионария плата за переданное ему право требования (основание: выписка банка по расчетному счету).

Учет у цессионария

Приобретенное у первоначального кредитора право требования, вытекающее из договора займа, отражается организацией в учете как финансовое вложение, так как удовлетворяет условиям, перечисленным в п. 2 Положения по бухгалтерскому учету «Учет финансовых вложений» ПБУ 19/02, утвержденного Приказом Минфина России от 10.12.2002 N 126н, и прямо названо в п. 3 ПБУ 19/02.

Финансовые вложения принимаются к учету на счет 58 «Финансовые вложения» по первоначальной стоимости, которой в данном случае является сумма, уплачиваемая организацией за приобретенное право требования (п. п. 8, 9 ПБУ 19/02, Инструкция по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утвержденная Приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н).

Суммы процентов, причитающихся организации по договору займа в соответствии с условиями договора, признаются прочими доходами организации и отражаются по дебету счета 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами» и кредиту счета 91 «Прочие доходы и расходы», субсчет 91-1 «Прочие доходы», на последнее число месяца и на дату погашения займа (дату выбытия финансового вложения) (п. 34 ПБУ 19/02, п. п. 7, 10.1, абз. 2 п. 16 Положения по бухгалтерскому учету «Доходы организации» ПБУ 9/99, утвержденного Приказом Минфина России от 06.05.1999 N 32н, Инструкция по применению Плана счетов).

Читайте так же:  Заканчивается лицензия на оружие

На дату погашения должником денежного обязательства организация отражает в бухгалтерском учете выбытие финансового вложения (п. 25 ПБУ 19/02).

Соответственно, ею признаются:

— прочий доход в размере полученной от должника суммы основного долга по займу (400 000 руб.) и суммы процентов, что отражается в бухгалтерском учете записью по дебету счета 76 и кредиту счета 91, субсчет 91-1 (п. 34 ПБУ 19/02, п. п. 7, 10.1, 16 ПБУ 9/99);

— прочий расход в виде первоначальной стоимости выбывающего права требования, по которой оно отражено в учете, что отражается записью по дебету счета 91, субсчет 91-2 «Прочие расходы», и кредиту счета 58 (п. 27 ПБУ 19/02, п. п. 11, 16, 18, 19 Положения по бухгалтерскому учету «Расходы организации» ПБУ 10/99, утвержденного Приказом Минфина России от 06.05.1999 N 33н, Инструкция по применению Плана счетов).

«Упрощенный» налог

Налогоплательщики на УСН, при определении объекта налогообложения учитывают:

  • доходы от реализации (определяемые в соответствии со ст. 249 НК РФ)
  • внереализационные доходы (определяемые в соответствии со ст. 250 НК РФ)

и не учитывают доходы, указанные в статье 251 НК РФ (п. 1, подп. 1 п. 1.1 ст. 346.15 НК РФ).

При определении налоговой базы по налогу на прибыль и, соответственно, при применении УСН не учитываются доходы в виде средств или иного имущества, которые получены в счет погашения заимствований (подп. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ).

На основании этого, по разъяснениям Минфина России, при возвращении суммы займа организация-цессионарий денежные средства, полученные в счет погашения долгового обязательства по договору уступки права требования, при определении налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, не учитывает (письма от 05.11.13 № 03-11-06/2/47088, от 10.05.12 № 03-11-06/2/65, от 22.01.07 № 03-11-05/5).

Однако если поступившие от должника при возврате займа деньги превышают цену, уплаченную за приобретенное право требования, то организация-цессионарий должна учесть сумму такого превышения в доходах (письма Минфина России от 09.07.12 № 03-11-06/2/85, от 02.11.11 № 03-11-06/2/151).

Поэтому не учитывать при определении налоговой базы по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, организация может лишь сумму погашенного долга только в пределах цены права требования, уплаченной первоначальному кредитору.

Сумма процентов, право на получение которых перешло к организации от первоначального кредитора) учитывается организацией в составе внереализационных доходов на дату поступления денежных средств от заемщика (на основании п. 1 ст. 346.15, абз. 1 ст. 250, п. 1 ст. 346.17 НК РФ).

Пример 4 28 февраля организация по договору уступки требования приобрела право требования по договору займа за 300 000 руб.

Денежные средства по договору об уступке требования перечислены в этот же день. Должник был письменно уведомлен о состоявшемся переходе права.

Основная сумма займа по договору составляет 365 000 руб., проценты начисляются и уплачиваются ежемесячно на последний день месяца по ставке 10% годовых.

Срок погашения займа — 30 апреля.

К моменту уступки требования задолженность по уплате процентов, причитающихся первоначальному кредитору, у заемщика отсутствует.

В бухгалтерском учете проценты по предоставленным займам начисляются ежемесячно.

Должник исполнил свои обязательства по договору займа перед новым кредитором в установленный срок в полном объеме.

В данном случае сумма процентов составит:

— на 31 марта – 3100 руб. (365 000 руб. x 10% : 365 дн. x 31 дн.);

— на 30 апреля – 3000 руб. (365 000 руб. x 10% : 365 дн. x 30 дн.).

В учете организации, применяющей УСН (объект налогообложения «доходы, уменьшенные на величину расходов»), приобретение права требования к сторонней организации, возникшего по договору денежного процентного займа, следует отразить следующим образом.

Дебет 58 Кредит 76 «Расчеты с продавцом по приобретенному праву требования»

— 300 000 руб. — отражено приобретение права требования (основание: договор цессии,

акт приемки-передачи документации);

Дебет 76 «Расчеты с продавцом по приобретенному праву требования» Кредит 51

— 300 000 руб. — произведен расчет с продавцом права требования (основание: выписка банка по расчетному счету).

Дебет 76 «Расчеты с должником по договору займа» Кредит 91-1

— 3100 руб. — начислены проценты по договору займа за март (основание: договор займа,

Дебет 51 Кредит 76 «Расчеты с должником по договору займа»

— 3100 руб. — получена сумма процентов по договору займа от должника (основание: выписка банка по расчетному счету).

Дебет 76 «Расчеты с должником по договору займа» Кредит 91-1

— 3000 руб. — начислены проценты по договору займа за апрель (основание: договор займа,

Дебет 76 «Расчеты с должником по договору займа» Кредит 91-1

365 000 руб. — признан прочий доход от выбытия (погашения) финансового вложения (основание: договор цессии, бухгалтерская справка);

Дебет 91-2 Кредит 58

— 300 000 руб. — первоначальная стоимость финансового вложения признана прочим расходом (основание: договор цессии, бухгалтерская справка);

Дебет 51 Кредит 76 «Расчеты с должником по договору займа»

— 368 000 руб. (365 000 + 3000) — получены денежные средства от должника в погашение основной суммы займа и процентов за апрель (основание: выписка банка по расчетному счету).

Организация в данном случае должна признать внереализационный доход в размере образовавшейся между указанными суммами разницы — 65 000 руб. (365 000 руб. — 300 000 руб. (п. 1 ст. 346.15, ч. 1 ст. 250 НК РФ).

Тенгиз БУРСУЛАЯ, ведущий аудитор ООО «РАЙТ ВЭЙС»

Сумма уступаемого права требования

Приведем примеры перехода прав по закону согласно ст. 387 ГК РФ.

Согласно п. 1 ст. 129 ГК РФ, Под универсальным правопреемством, в порядке которого объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому, понимаются, в частности, наследование и реорганизация юридического лица.

При реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.

Согласно, п. 2 ст. 58 ГК РФ, при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточным актом.

Согласно п. 1 ст. 1110 ГК РФ, при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства. В состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства имущественные права и обязанности. При этом не могут перейти в порядке наследования обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя (например, обязанности поручителя), а также иные обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается ГК РФ или иными законами. 2

К поручителю, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по этому обязательству в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Поручитель вправе также потребовать уплаты процентов и возмещения иных убытков, понесенных в связи с исполнением обязательства должника.

В соответствии со ст. 350 ГК РФ залогодатель, не являющийся должником, вправе выполнить обязательство последнего перед кредитором. В этом случае все права кредитора по обязательству переходят к залогодателю.

Согласно, ст. 965 ГК РФ, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Уступка права требования может осуществляться посредством заключения договора.

Вопрос о форме договора уступки требования регламентируется, главным образом, нормами статьи 389 Гражданского кодекса РФ. По общему правилу уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме, т.е. простой письменной или нотариальной. Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом. 1

Каких-либо специальных предписаний о форме договора цессии требований, возникших из устных сделок, а также юридических фактов, не являющихся сделками (например, из событий, юридических поступков, административных актов, судебных решений, причинения вреда, неосновательного обогащения), не установлено. Следовательно, должны применяться общие предписания, суть которых сводится к следующему. В силу общего правила п. 1 ст. 159 ГК РФ следует заключить, что сделки уступки перечисленных требований могут быть совершены и устно, если иного не будет установлено законом или соглашением сторон. Ст. 161 ГК РФ установлено «иное» в отношении сделок юридических лиц между собой и с гражданами и сделок граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда – таковые должны совершаться в простой письменной форме. Не требуется письменной формы для сделок (даже двух указанных выше категорий), если эти сделки исполняются при самом их совершении, а также, если они совершаются во исполнение письменного договора.

Следуя содержанию рассмотренных норм ГК РФ, можно заключить, что современный российский законодатель придерживается взгляда, согласно которому форма договора уступки требования зависит от формы сделки, из которой возникло уступаемое требование. Такой взгляд можно обозначить термином «теория зависимости» (формы одной сделки от формы другой). Теория зависимости имеет распространение не только как самостоятельное научное направление, но и входит составной частью в иную теорию формы уступки требования – теорию общего правила. В противовес теории зависимости ее сторонники утверждают, что цессия подчиняется общим правилам о форме сделок вообще и о форме договоров в частности. Большинство сторонников этого взгляда олицетворяли собою время действия статьи 128 ГК РСФСР 1922 года, которая и в самом деле устанавливала, что «уступка требования и перевод долга должны быть совершены, поскольку в законе нет специальных указаний, в форме, установленной для договоров вообще». Но поскольку буквально тут же следовало «специальное указание» закона («уступка требования или перевод долга, вытекающих из договора, совершенного в письменной форме, во всяком случае, должны быть облечены в такую же форму»), теория общего правила оказывалась органически соединенной с теорией зависимости: общие правила работали только тогда, когда речь не шла о требовании, возникшем из письменного договора. Получился своеобразный гибрид двух теорий – общего правила и зависимости. П. 3 ст. 146 и п. 3 ст. 389 ГК РФ установлено, что «уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента на этой ценной бумаге». Буквальное толкование этих предписаний позволило ряду ученых прийти к совершенно ложному выводу о том, что индоссамент – это не более как особенная форма договора уступки требования.

В действительности термином «индоссамент» обозначается не только надпись о сделке, но и прежде всего сама сделка, приводящая к сингулярному обязательственному правопреемству. К сожалению, большинство современных авторов, не специализирующихся на вопросах теории ценных бумаг, ошибочно полагают, что индоссамент представляет из себя особую разновидность договора уступки требования. Представляется, что наиболее удачной и отвечающей потребностям прочности гражданского оборота должна быть признана теория письменности формы договора уступки права требования.

При выработке общего правила о форме договора уступки требования нужно исходить из следующих соображений.

Условиями допущения устных сделок являются не только незначительность их суммы, но и наличие возможности доказать факт их совершения, не прибегая к письменным доказательствам. Последнее соображение должно быть признано решающим, ибо значительность или незначительность суммы сделки – критерий весьма зыбкий и неопределенный (для кого-то 10 минимальных размеров оплаты труда – сумма значительная, а для кого-то и нет). Следовательно, должны считаться дозволенными лишь такие устные сделки, которые в обычной обстановке совершаются так, что их совершение становится очевидным для любых третьих лиц. Как известно, в Древнем Риме даже существовал особый торжественный обряд, совершавшийся в присутствии свидетелей и свидетельствовавший о совершении сделки (манципация). 1 На Руси аналогичные «обряды» были менее торжественными, но все-таки тоже существовали; примерами таких обрядов были рукобитие, угощение спиртными напитками (магарыч, литки, давасы, покопытное), дача и принятие задатка, молитва, обращенная к церкви или иконам, наименование друг друга определенными словами и т.п. 2

Кроме того, совершение сделки может быть доказуемо ссылкой на определенные фактические обстоятельства, доступные для единообразного восприятия любых лиц, которые прямо или косвенно свидетельствуют о совершении сделки (например, у одного лица находится вещь, до недавнего времени принадлежавшая другому; лицо отправляет деньги почтовым переводом; у лица имеется письмо должника с просьбой подождать до возврата долга и т.п.). И в этом случае устные сделки могут считаться допустимыми. Сделки по уступке требований – как письменных, так и устных – практически не имеют никаких внешних проявлений. Если передача вещи может быть доступна восприятию свидетелей, то передача прав, не обставленная торжественным символическим обрядом – никогда. Передача вещи влечет внешне видимое уменьшение имущества передавшего и увеличение имущества получившего вещь, а передача права – нет. Наконец, заключение в устной форме, скажем, договора купли-продажи, если и создаст в будущем неопределенность отношений, то только между сторонами, в то время как совершение в устной форме договора сингулярной сукцессии может вылиться в будущем в неопределенность правового положения третьего лица – должника, не участвующего в этой сделке. А то, что в доказывании факта и условий уступки требования могут быть заинтересованы не только стороны данного договора, но и третье лицо – должник, сомнению не подлежит.

Так, должник, произведший исполнение новому кредитору, заинтересован в том, чтобы иметь возможность доказать, что исполнение это было надлежащим, т.е. в том, чтобы иметь возможность доказать наличие договора уступки требования. В соответствии с п. 1 ст. 385 ГК РФ, без представления доказательств совершения уступки требования должник вправе не исполнять обязательства новому кредитору. Поскольку интересы должника и интересы кредиторов прямо противоположны друг другу, следует признать, что требование должником письменных доказательств совершенной уступки не только не лишено оснований, но и заслуживает уважения со стороны закона. 1 Действительно, недобросовестные кредиторы вполне могут вступить в сговор и отказаться от своих прежних утверждений о якобы состоявшейся уступке после того, как новый кредитор получит исполнение. При наличии же письменного подтверждения уступки кредиторы такой возможности практически лишаются.

Единственное внешнее проявление, которое может иметь совершившаяся уступка требования – это факт передачи кредитором третьему лицу документов об уступаемом требовании. Но проблема заключается в том, что когда само требование не оформлено письменно, то таких документов нет, а значит, и такое единственное возможное внешнее проявление цессии пропадает. Если же документы, подлежащие передаче, есть, то это означает, что речь идет об уступке требования, удостоверенного в письменной форме, т.е. для доказательства наличности сделки и ее условий ссылаться на факт передачи документов уже не нужно.

Читайте так же:  Образец заявления об изменении фамилии и отчества

Вышесказанное позволяет заключить, что общим правилом о форме договора уступки требования (и всякой иной сделки, которая служит основанием уступки требования) должна быть простая письменная форма. Исключения из этого правила должны быть установлены законом.

Предвидимым нами возражением против принятия теории письменности в качестве общего правила о форме договора уступки права требования является соображение о том, что требование письменности формы может стеснить гражданский оборот. Но при ближайшем его рассмотрении это соображение оказывается лишенным оснований. Договоры об уступке требований между гражданами из сделок на сумму менее 10 минимальных размеров месячной оплаты труда практически не встречаются. Что же касается договоров уступки требований между юридическими лицами, то таковые, как правило, облекаются в письменную форму по принципу зависимости от формы основной сделки, ибо уступка требований, возникших из иных оснований, чем сделки, также встречается крайне редко. Иными словами, получается, что фактически договоры сингулярной сукцессии и без того почти не заключаются в устной форме; основной их формой является форма письменная. Встав на позиции теории письменности, законодатель тем самым только подтвердит фактически и без того сложившееся общее правило. 1

Сделка по уступке требования имеет своим результатом замену кредитора в обязательстве. Эта сделка представляет собой действие первоначального кредитора по отказу от своих прав в отношении должника и передаче их новому кредитору.

Сделку по передаче владения вещью нельзя рассматривать в отрыве от основания передачи, т.е. ближайшей цели, ради которой она произведена. Передача владения может быть совершена с целью одарить приобретателя, либо для исполнения ранее существовавшего обязательства, например, купли-продажи, либо чтобы создать обязательства по займу. Определить цель передачи невозможно, не зная природы сделки (как правило, договора), на основании которой и была совершена передача вещи.

Точно так же в отношениях, связанных с передачей права, сделка цессии не определяет основания передачи. На практике сделка уступки права нередко рассматривается и участниками оборота, и судебными органами как сделка, не имеющая основания, существующая сама по себе. Это заблуждение, к сожалению, порождает множество грубых ошибок в правоприменительной практике. Уступка требования никогда не совершается «сама по себе» и только ради того, чтобы передать право прежнего кредитора новому. Стороны при ее совершении преследуют какую-либо цель (исполнить обязательство, вытекающее из договора купли-продажи имущества в виде прав требования, подарить право, погасить посредством передачи права долг и т.д.). «Акт передачи права, называемый цессией, отличен от сделки, служащей ему основанием, от дарственного или возмездного отчуждения, хотя чаще всего оба акта сливаются, по-видимому, в одно». 1

Таким образом, рассматривая отношения, складывающиеся при уступке прав требования, можно, как правило, указать на существование: а) обязательства, из которого возникли права, являющиеся предметом уступки; б) сделки, на основании которой прежний кредитор передает новому кредитору имущество в виде права требования (основание передачи); в) сделки цессии (акта передачи права), совершаемой во исполнение обязательства по отчуждению права.

На практике, как правило, документ, оформляющий обязательство об отчуждении права, одновременно служит и для оформления самого акта передачи права, поэтому их часто смешивают.

Повторим, что цель (основание) сделки имеется всегда, но в некоторых случаях она может не обозначаться. Сделки, основание которых выражено в самой сделке, называются каузальными. Так, в договоре займа основанием обязательства заемщика погасить долг является имевшая место передача ему займодавцем денег. Покупатель обязуется заплатить, поскольку продавец обязуется перенести на него право собственности на товар.

При совершении цессии право переходит к новому кредитору, даже если не достигнута та цель, которую имели в виду стороны. Например, А. передал свое право в отношении С. своему кредитору В. с целью погасить долг перед ним. Позже выяснилось, что долг ранее был погашен. Однако, несмотря на отсутствие оснований для передачи имущества В. права в силу цессии перешли к нему от А.

Цессия может быть совершена с различными целями и на основании различных сделок. Отсутствие в соглашении (или одностороннем акте) о цессии указаний на цели (основания) ее совершения не свидетельствует о ее недействительности. Действующее гражданское законодательство не содержит требования о включении в сделку цессии информации об основании ее осуществления.

Из содержания п. 3 ст. 382 ГК РФ следует необходимость письменного уведомления должника о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу; в п. 1 ст. 385 ГК РФ закреплено право должника не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу.

В этих нормах невозможно усмотреть ни обязанности кредиторов информировать должника об основаниях совершенной уступки, ни права должника требовать предоставления информации об этом. Достаточным представляется уведомление должника о переходе права требования и предоставление доказательств самого перехода (передачи) права – акта, в котором выражены: воля прежнего кредитора уступить права; воля передать их конкретному лицу; четкое указание на то право (права), которые передаются. Наиболее распространенным из заблуждений является мнение о том, что для абстрактных сделок наличие и действительность их основания никогда и ни при каких условиях не должны приниматься во внимание.

Хотя эффект абстрактных сделок наступает независимо от осуществления главной цели этих сделок, но предоставителю даются средства на случай недостижения главной цели предоставления, чтобы уничтожить хозяйственный результат этого эффекта для получателя: а) возражение против иска получателя из предоставленного ему путем абстрактной сделки права требования или б) особый обязательственный иск против получателя о возврате того, что он получил по сделанному ему предоставлению. 1 Таким образом, в нашем примере А. вправе потребовать от В. возврата стоимости имущества (в виде права требования), если цель передачи не была достигнута. Если первоначальный и новый кредитор не достигли соглашения об основаниях уступки, но сам акт передачи права совершили, то в этом случае право переходит к новому кредитору, а первоначальный кредитор вправе требовать от него возврата неосновательно переданного имущества либо его денежного возмещения (стоимости).

Уступка требования может быть совершена под отлагательным или отменительным условием. В частности, первоначальный кредитор может обусловить переход права новому кредитору уплатой последним денег, либо совершением им каких-либо действий. С этой точки зрения представляется не имеющей правового обоснования точка зрения об уступке как «безусловной» сделке.

От уступки права требования следует отличать случаи, когда кредитор не имеет намерения передать свои права по обязательству третьему лицу, а лишь указывает третье лицо в качестве субъекта, которому должно быть произведено исполнение. 1

В тех случаях, когда договор, являющийся основанием для совершения цессии, составляется как отдельный документ, права к новому кредитору переходят не в момент заключения этого договора, а в момент передачи права посредством совершения отдельного акта. При оформлении самой уступки и лежащего в ее основании договора единым актом права переходят к новому кредитору в момент заключения этого договора, если только соглашением сторон не определен иной момент перехода права.

Переход права от первоначального к новому кредитору, как правило, не связан с моментом, когда о совершенной ими сделке информируется должник. Его оповещение производится на основании уже состоявшейся уступки, оно не рассматривается как условие, необходимое для перехода права.

Перемещение такого особого объекта, как право требования, от одного субъекта к другому не может производиться по правилам, сложившимся в отношении материальных вещей. Физическая передача прав невозможна, возможна их юридическая передача. Положения гражданского законодательства о сделках уступки права требования призваны определить специальные правила, определяющие порядок и последствия совершения акта цессии, согласно условиям которого, одна сторона (цедент) передает (уступает) другой стороне (цессионарию) обязательственное право, принадлежащее цеденту.

Исследование договора уступки права требования, как и любого другого гражданско-правового отношения следует начать с определения его правовой характеристики. Однако специфика данного договора заключается в том, что договор цессии представляет собой гражданско-правовое отношение, связанное с уже имеющимся в наличии отношением, поэтому и правовая характеристика договора напрямую будет зависеть от договора, по которому происходит передача права. 1 В пользу подтверждения такого вывода можно привести ряд соображений. Во-первых, в пользу отрицания самостоятельности договор цессии, договоры о которых идет речь, не индивидуализированы и не занимают отдельного места в системе договоров. Они могут быть иногда односторонними, иногда двусторонними, иногда возмездными, иногда безвозмездными, иногда реальными, иногда консенсуальными, притом в различных комбинациях. Такое аморфное состояние исключает возможность выделения соответствующей договорной конструкции. Во-вторых, глава о перемене лиц в обязательстве регулирует в основном отношения между должником и старым, так же новым кредитором и в значительной меньшей степени отношения между сторонами в договоре, применительно к которому происходит переход прав. Поэтому такие правовые характеристики, как момент заключения договора, возмездность, либо безвозмездность, установление ответственности за различные нарушения, порядок выполнения отдельных прав и обязанностей сторон, регулируются нормами тех правовых конструкций договоров, послуживших основанием уступки права требования. 2 В литературе сделки уступки права справедливо характеризуются как «транспортные», «распорядительные». Основания передачи права могут быть различными (купля-продажа, дарение и т.п.), но эти основания, как правило, лежат за рамками сделки уступки.

Однако есть и более веский аргумент, имеющий практическое значение. Предположим, договор цессии – самостоятельный договор, отличный, в частности, от договора дарения, это дает возможность обойти запрет безвозмездной передачи права, между коммерческими организациями, например. Стоит лишь назвать договор, по которому безвозмездно переходит право, «цессией», как отпадают основания для применения ст. 575 и 576 ГК РФ. Поэтому признание сделки цессия зависимой от обязательства, послужившего основанием передачи права, открывает решения и на другие не менее важные и спорные вопросы.

Одним из таких вопросов служит вопрос о том, не является ли законодательным упущением отсутствия в какой-либо статье гл. 24 ГК РФ прямого указания на наличие признака возмездности и запрета безвозмездности цессии. Представляется, что законодатель специально не указал на признаки возмездности либо безвозмездности цессии, так как в силу п. 3 с. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания и существа договора не вытекает иное. Следует также выяснить, как стороны предполагают рассчитываться за переданное право требования, чем подтверждаются их приготовления, как они договорились о цене передаваемого права и чем эта договоренность подтверждается. Данное обстоятельство имеет значение потому, что хотя право требования как имущественное право и отнесено законодателем к разряду имущества, однако оно имеет свою специфику, как уже ранее отмечалось, отличие от традиционных видов имущества. В том числе представляется проблемным применение к договору цессии положений п. 3 ст. 424 ГК РФ относительно цены уступаемого права требования, если она не определена сторонами.

Рассмотрим пример из судебно-арбитражной практики. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассматривая протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ на решение Арбитражного суда Приморского края от 20.07.00г. по делу № А51-49990/00/15-87, в котором уступка права требования по договору признавалась недействительной в силу ее возмездности (как условие договора), указал: «Условие о возмездности договора цессии не противоречит требованиям главы 24 ГК РФ и не является основанием для признания его недействительным, поэтому суд неправомерно признал ничтожным договор от 18.02.99. № 01/99. В то же время условия, содержащиеся в договоре и дополнительном соглашении, не были полностью исследованы и оценены судом, в связи, с чем дело следует передать на новое рассмотрение, поскольку без оценки всех условий невозможно определить вид договора и проверить его соответствие нормам гражданского законодательства». 1

Таким образом, подчеркивается вывод о возможности в соответствии с гл. 24 ГК РФ существования как возмездной, так и безвозмездной цессии, а также акцентируется внимание на необходимость рассмотрения условия договора цессии только в совокупности с другими условиями договора, непосредственно сделки, в рамках и условиях которой происходит уступка права требования.

На основании вышеизложенного подведем итог. Так как цессия по своей правой природе есть только специализированный в законе механизм передачи объекта гражданских прав – права требования по сделке между кредитором и новым кредитором, в силу которой новому кредитору передаются права требования к должнику, но вместе в переданными правами новый кредитор приобретет права и становится обязанным перед кредитом, предавшим право требования, по условиям совершенной сделки, поэтому и вопрос о признаке возмездности – безвозмездности необходимо рассматривать в рамках сделки, в которой происходит цессия. Если же невозможно установить к какой категории относится договор, послужившим основанием цессии, а так же при отсутствии признака возмездности, договор квалифицируется как дарение, а если еще и сторонами выступают коммерческие организации, то сделка признается недействительной, как противоречащая закону. Здесь же необходимо отметить, что при наличии в договоре цессии условия об оплате преданного права требования, но при отсутствии в течение длительного времени реальных действий хотя бы одной из сторон по оплате (истребованию оплаты) суду следует выяснить, не является ли данное условие договора мнимым и не является ли цессия ничтожной в силу безвозмездности, то есть не свидетельствуют ли эти обстоятельства о направленности воли сторон на дарение. На практике в связи с этим встречаются следующие упущения.

Практические выводы относительно возмездности договора уступки права (требования), сделанные судом, позволяют обратить внимание предпринимателей на обязательность элемента возмездности в договоре цессии, чтобы избежать возможных неблагоприятных последствий в случае признания сделки ничтожной, в силу установления запрета на дарение между коммерческими организациями. В связи с тем, что в гражданском обороте участвуют не только коммерческие организации и граждане, представляется, что признак возмездности является необходимым элементом только при совершении цессии между коммерческими организациями. При совершении сделки, когда одной из сторон выступает субъект не являющийся коммерческой организацией присутствие признака возмездности, для действительности сделки не требуется.

Уступка требования (цессия) совершается в той же форме, что и сделка, из которой вытекает уступаемое требование, т.е. в письменной или нотариальной. При уступке права в отношении недвижимого имущества договор цессии для вступления его в силу должен пройти государственную регистрацию. Упрощенный порядок установлен для передачи ордерных ценных бумаг, когда перемена кредитора — держателя бумаги осуществляется посредством совершения на ней передаточной надписи — индоссамента.