Гражданский кодекс франции 1804 г наследственное право

Гражданский кодекс Франции 1804 г

Французский Гражданский кодекс 1804 г. (Кодекс Наполеона) — действующий гражданский кодекс Франции, первый гражданский кодекс эпохи капитализма. Составлен при непосредственном участии Наполеона. Включает нормы гражданского, семейного, гражданско-процессуального, частично трудового права. Закрепил свободу частной собственности, провозгласив это право священным и неприкосновенным. Послужил образцом для гражданских кодексов большинства романо-язычных и многих других стран.

Кодекс Наполеона состоит из вводной части и трех книг. Вводная часть самая короткая и содержит всего шесть статей (ст. 1 — 6). Первая книга включает статьи о гражданстве, актах гражданского состояния, семейном и опекунском праве (ст. 7 — 515). Вторая книга регулирует отношения собственности (ст. 516 — 710), третья — способы приобретения собственности, включая наследственное право и различные виды обязательств (ст. 711 — 2283). Таким образом, кодекс состоит из трех частей — лица, вещи, обязательства.

Вторая книга («Об имуществах и различных видоизменениях собственности») посвящена регламентации вещных прав и также исходит из классической римской классификации: право собственности, узуфрукт, узус и др. Центральное место в ней занимает институт собственности Центральным институтом вещного права было право собственности. Его понимание в гражданском кодексе было важным новшеством: «Собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее неограниченным порядком, лишь бы только это не производило такого использования, которое запрещено законами и уставами» (ст. 544). Согласно доктрине кодекса, собственность имела абсолютный характер: права владельца практически ничем не ограничивались и допускались только изначально предписанные законом ограничения. Основываясь на положении Декларации 1789 г. и почти в тех же выражениях, кодекс закрепил неприкосновенность и неотчуждаемость собственности. Еще одной важнейшей чертой собственности было предельно широкое понимание режима собственности, исходя из почти абсолютного права акцессии (присоединения). Этот последний элемент собственности имел выражение архаичный характер, заранее предполагая преимущество земельной собственности. Отдельные права не могли быть предметом коммерческого оборота (права пользования недрами, пространством были неразрывны с собственностью на участок земли).

Кодекс выделял три вида собственности в зависимости от субъекта права:

2) государственная, или общественное обладание,

Преобладающее внимание уделялось частной собственности. Однако оговаривалось, что некоторые объекты могут быть только в государственной (порты, крепости и т. п.) или только в коммунальной собственности.

Все вещи делились на 4 группы. Ранее господствовавшее в праве Франции подразделение на наследственные и на благоприобретенные теряло силу. В общем важнейшим было новое деление на вещи движимые и недвижимые, однако последовательно оно не было проведено, и по-прежнему значение сохранял порядок приобретения и отчуждения вещи. Первой группой признавалась собственно недвижимость (земля, дом любой стоимости и размера). Второй — принадлежащие недвижимости в силу своего предназначения (мебель и убранство в доме, скот для обработки земли и т. п., висящие на деревьях плоды). Третьей группой были прочие движимые вещи. Четвертую составили особо Ценные движимые вещи (деньги, драгоценности, частные «Бумаги, предметы роскоши, коллекции). Подразделение вещей было естественным для разных требований в отношении отчуждения, разных операций с ними, заклада и т. п. Собственники недвижимости располагали большими преимуществами.

Собственность на землю предоставляла также права и на «то, что ниже и выше» данного участка (ст. 552). Т. е. собственник имел практически неограниченные права использования своего участка его обустройства, разработки недр. Недвижимость подвергалась только особой форме заклада ее — антихреза, причем должник сохранял право пользования даже в случае просрочки платежа. Недвижимость занимала привилегированное положение при сделках с нею если продавец терпел значительный ущерб в силу бедственных условий (свыше 60% стоимости), то сделку можно было расторгать в одностороннем порядке. Такие гарантии в особенности должны были обеспечить права мелких земельных собственников — крестьян, которые были главной фигурой социальной жизни той эпохи. Вторым по важности видом вещных прав стал узуфрукт (буквально: пользование плодами). Институт этот был разработан еще в римском праве. Однако в ГК он означал, по сути, особое право, примерно равнозначное наследственной аренде дореволюционной эпохи.

Узуфруктуарий не был собственником, его права ограничивались использованием земли или вещи (например, сада, дома). Но он мог продать свой узуфрукт, заключать с ним другие сделки, передавать его по наследству, завещать. Права узуфруктуария охранялись даже перед собственником, который не мог произвольно лишить пользователя его права; если собственник продавал весь объект в целом, то право-пользование сохранялось и при новом собственнике. Третьим видом вещных прав было пользование вещью. Конкретное число случаев было невелико: сельскохозяйственная аренда и проживание в доме. В отличие от узуфрукта это право не могло быть ни переуступлено, ни сдано в поднаем. Пользователь имел право использовать свое право только в личных интересах или для семьи, но не для коммерческого оборота и обогащения. Хотя владение не фигурировало в качестве самостоятельного права, во многих случаях оно охранялось отдельно. Такое охраняемое законами владение могло быть только добросовестным и только в случае, если обладатель добросовестно заблуждался относительно своих прав на вещь. Обладание вещами первой и второй группы при наличии добросовестности могло стать способом приобретения собственности на эти вещи (если проходили установленные ГК сроки исковой давности). Обладание движимыми вещами приравнивалось к праву собственности, если только вещь не была украдена.

В третьей, наиболее значительной по объему книге Гражданского кодекса («О различных способах, которыми приобретается собственность») указывалось, что собственность на имущество приобретается и передается путем наследования, путем дарения, по завещанию или в силу обязательств

Гражданский кодекс подтвердил произведенную еще в период революции отмену феодальных принципов наследования. Наследниками умершего становились в определенной, указанной в законе последовательности дети и иные нисходящие, а также восходящие и боковые родственники до 12-й ступени родства.

Наследственные права внебрачных детей по кодексу были значительно сужены по сравнению с правом эпохи революции. Такие дети могли наследовать только в том случае, если были признаны в законном порядке, причем только имущество отца и матери, но не иных родственников.

Кодекс расширил свободу завещаний и дарений, которые нередко использовались для обхода законного порядка наследования. Однако французский законодатель занял в этом вопросе компромиссную позицию, не последовал примеру английского права, признавшего полную свободу завещания. Дарение или завещание не могли превышать половины имущества, если лицо, совершившее завещательное распоряжение, оставляет после смерти одного законного ребенка, 1/3 имущества — если оставалось двое детей, трое или более детей.

При таком порядке наследования за законными детьми резервировалась большая часть имущества, которая делилась между ними поровну вне зависимости от возраста и пола. Статьи ГК о наследовании способствовали дроблению имущества и в значительной степени предопределили сохранение во Франции большой прослойки мелких и средних собственников.

Основное место в третьей книге законодатель отводит обязательственным, прежде всего договорным отношениям (о второй группе — внедоговорных -говорилось лишь примерно в 20 статьях). В точных и ясных положениях договорного права Гражданского кодекса можно видеть много определений, восходящих к римскому праву. Так, договор рассматривался как соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются «дать что-либо, сделать что-либо или не делать что-либо».

Одним из краеугольных принципов договорного права закреплялась свобода договора. Под этим подразумевалось, что никто не может быть принужден к заключению соглашения, не соответствующего его намерениям, и что содержание соглашения определяется только по воле заключивших его сторон.

Французский законодатель позаимствовал из римского права и развил в кодексе идею о равенстве сторон в договоре, о его добровольности. Согласие сторон является необходимым условием действительности договора.

По ст. 1109 «нет действительного согласия, если согласие было дано лишь вследствие заблуждения или если оно было исторгнуто насилием или достигнуто обманом». Но законодатель не устанавливал каких-либо препятствий для принуждения экономического характера.

Характерна в этом отношении ст. 1118, согласно которой по общему правилу убыточность соглашения не может отсрочить договор. «Соглашения, законно заключенные, — гласила ст. 1134, — занимают место закона для тех, кто их заключил».

Вторым краеугольным принципом договорного права было положение об обязательной силе соглашений. Это означало, что законно заключенные соглашения не могут быть расторгнуты односторонними действиями и что соглашения обязывают и ко всем последствиям, которые могут вытекать из обычая или обыкновений коммерции.

В случае невыполнения договора, в котором предусматривается обязательство должника предоставить вещь кредитору, последний может через суд требовать передачи ему этой вещи, а по ст. 1142 «всякое обязательство сделать или не делать приводит к возмещению убытков в случае неисполнения со стороны должника».

Помимо общих положений договорного права (возможности вступать с вещью в любые сделки — “дать что-либо, сделать или не делать что-либо”), в кодексе предусматривались 8 типичных и распространенных договоров: продажа, мена, наем вещей, работы или услуг, товарищество, ссуда, хранение, договор вероятной прибыли, залог.

Но весьма характерно, что в нем почти не было статей, регламентирующих отношения между хозяевами и рабочими, хотя для капиталистического общества трудовой договор имел огромное значение. Сами предприниматели, считавшие в то время за норму самую хищническую эксплуатацию наемного труда, рассматривали государственное вмешательство в трудовой договор как явно нежелательное.

Но и те отдельные положения, которые имелись в кодексе по данному вопросу, свидетельствовали об открытой поддержке интересов хозяев. Так, в ст. 1781 говорилось: «Хозяину верят в отношении его утверждений: о размере жалования, об оплате вознаграждения за истекший год и о платежах, произведенных в счет вознаграждения за текущий год».

При соблюдении указанных в Гражданском кодексе общих условий договора любому лицу предоставлялась полная свобода деятельности, свобода выбора контрагентов и определения содержания договора. Кодекс, таким образом, юридически закрепил присущую капитализму свободу предпринимательской деятельности.

В период капитализма со «свободной конкуренцией» каждый буржуа стремился сохранить за собой максимальную свободу действовать по своему усмотрению, без мелочной государственной опеки и регламентации. Поэтому свобода договора находила свое выражение в это время не только в свободе волеизъявления сторон, но и в автономии личности, в государственном невмешательстве в договорные отношения, в политике так называемого экономического либерализма.

Для своего времени гражданский кодекс 1804 г. имел выдающееся значение. Это была поистине вторая гражданская конституция нового правопорядка. Это была “золотая книга” французской буржуазии той поры.

Французский гражданский кодекс, составленный под руководством и при непосредственном участии Наполеона и принятый двести лет тому назад, продолжает действовать, пусть и в измененном виде, и в наши дни.

Гражданский кодекс Франции 1804 г.

1. Гражданский кодекс Франции 1804 г., именуемый с 1807 г. также Кодексом Наполеона, в качестве субъектов гражданского права признает только физических лиц.

При определении объема прав кодекс исходит из принципа юридического равенства.

2. На содержание статей, посвященных праву собственности, наибольшее влияние оказали революционное законодательство и римское право. Гражданский кодекс не дает определения права собственности, а только перечисляет основные правомочия собственника — пользование и распоряжение вещами. При этом провозглашается абсолютный характер собственности. Кодекс в зависимости от субъекта права подразделял собственность на:

  • индивидуальную (частную);
  • государственную (общественное обладание);
  • общинно-коммунальную.

В кодексе детально регламентированы права собственника земельного участка, сервитут, порядок раздела недвижимого имущества между наследниками, залог земли и т. п.

Помимо права собственности Кодекс Наполеона знает и другие вещные права: право на чужие вещи (узуфрукт, проживание в чужом доме, сервитут, право залога), владение, держание.

Кодекс Наполеона уничтожил различие между родовым и благоприобретенным имуществом, запретил субституции, разрешил мену недвижимых имуществ.

3. В соответствии с Кодексом Наполеона «договор есть соглашение, посредством которого одно или несколько лиц обязываются перед другим лицом или перед несколькими другими лицами дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо».

Понятие предмета договора совпадает с понятием предмета обязательства. Принципы, на которых строятся договорные отношения, таковы:

  • принцип согласия обязываемой стороны. Под согласием сторон французская доктрина понимает согласие воль (внутреннего психического акта). Кодекс называет случаи возможного искажения воли: если согласие дано вследствие заблуждения или получено путем насилия или обмана;
  • принцип незыблемости договора: «Соглашения, законно заключенные, занимают место закона для тех, кто их заключил. Они могут быть отменены лишь по взаимному согласию сторон или по причинам, в силу которых закон разрешает отмену. Они должны быть выполнены добросовестно».

В кодексе рассматриваются различные виды договоров: дарения, мены, купли-продажи, найма. Наибольшее внимание уделяется договору купли-продажи. Договор считается заключенным, когда достигается соглашение по поводу вещи и цены. Одновременно происходит переход права собственности на покупателя. Цена вещи определяется по усмотрению сторон.

Помимо договора к основаниям возникновения обязательств кодекс относит причинение вреда.

4. Кодекс рассматривает брак как договор, для заключения которого необходимо было выполнить ряд условий:

  • взаимное согласие супругов (как в любом договоре — принцип согласия обязываемой стороны);
  • достижение брачного возраста (для мужчин — 18 лет, для женщин — 15лет);
  • не состоять в другом браке;
  • согласие родителей для детей, не достигших определенного возраста (сын — 25 лет, дочь — 21 год).

Запрещался брак между лицами, находящимися между собой в определенной степени родства или свойства.

Кодекс допускал развод. Его причинами могли быть: прелюбодеяние; злоупотребление, грубое обращение или тяжелые обиды одного из супругов в отношении другого; присуждение одного из супругов к тяжкому и позорящему наказанию; взаимное и упорное желание супругов развестись.

Взаимоотношения между мужем и женой строились на основе власти и подчинения: «Муж обязан оказывать покровительство своей жене, жена — послушание мужу».

Следствием власти мужа является ограниченная правоспособность и практически полная недееспособность замужней женщины. Недееспособность женщины означала, что она не могла самостоятельно осуществлять никакие юридические действия, как судебные, так и внесудебные.

Имущественные отношения супругов определялись брачным договором, заключенным до совершения брака. По общему правилу, если в брачном договоре специально не было предусмотрено иное, имущество жены поступало в управление мужа и он распоряжался доходами с этого имущества.

Несовершеннолетние дети находились под властью родителей до достижения совершеннолетия или до эпансипации — освобождения из-под власти.

Относительно внебрачных детей закон допускал возможность их узаконения, однако только на добровольных началах.

В конце XIX — начале XX вв. были внесены изменения, касающиеся порядка заключения брака:

  • отменены некоторые формальности, мешающие заключению брака;
  • урегулирован вопрос о заключении брака незаконнорожденным ребенком;
  • мать получила реальное право давать согласие на брак своих детей.

В 1816 г. был отменен развод, но в 1884 г. восстановлен в новом виде: он рассматривался как санкция за виновное поведение супруга, поэтому развод по взаимному согласию не восстанавливался. Перемены во взаимоотношениях родителей и детей выразились в ослаблении отцовской власти, расширении прав детей и прав матери.

5. Кодекс разрешал наследование по закону и по завещанию. Однако завещательная свобода была ограничена и поставлена в зависимость от того, оставил наследодатель детей или нет. При одном ребенке можно было распоряжаться по завещанию половиной имущества, при двух детях — одной четвертью имущества. Если детей не было, но имелись родственники, восходящие по одной линии, то завещатель распоряжался тремя четвертями имущества, а если оставались родственники, восходящие по обеим линиям, — половиной имущества.

Свободное от завещательного распоряжения имущество наследовалось по закону. Право наследования имели родственники до двенадцатой степени. Ближайшая степень родства исключала дальнейшую. При отсутствии родственников с правами наследования имущество переходило к пережившему супругу. В 1917г. круг наследников был ограничен шестой степенью родства.

Гражданский кодекс Франции 1804 г. и его последующие изменения (стр. 1 из 3)

институт правоведения и предпринимательства

кафедра государственно-правовых дисциплин

По истории государства и права зарубежных стран

на тему: Гражданский кодекс Франции 1804 г. и его последующие изменения

студент 1 курса

1. История создания Французского гражданского кодекса (ФГК), его источники и система

2. Общая характеристика книги I»О лицах». Статус физических лиц по ФГК. Брачно-семейное право

3. Общая характеристика книги II»Об имуществах и различных видоизменениях собственности». Основные институты вещного права по ФГК

4. Общая характеристика книги III»О различных способах, которыми приобретается собственность». Наследственное, обязательственное право

1. История создания Французского гражданского кодекса (ФГК), его источники и система

Накануне Революции Франция подразделялась в правовом отношении на две области: писаного права и кутюмного права. Писаное право, в основе своей реципированное римское право, господствовало на Юге страны. Кутюмное право, зафиксированное в XVI в., доминировало в центре и на севере. Помимо различия источников и разного отношения к законодательству, писаное и кутюмное право различались институционно: одно отдавало приоритет частным правомочиям и т. д. Сохраняли значение королевские ордонансы, каноническое право, феодальные обычаи. Кодификация, которая бы имела централизованное значение, развивалась медленно. Самый крупный шаг был сделан во второй четверти XVIII в. под руководством известного правоведа канцлера Дагессо. По его мысли, задачей модернизации права должно было стать «сведение всех кутюмов к одному». Реализована эта задача была только частично: Ордонанс о дарениях (1731), Ордонанс о завещаниях (1735), Ордонанс о субституциях (1748) были в большей степени собраниями процессуальных правил. Они не отменили действия всех других источников права и только повышали в гражданской юстиции преобладающее значение Парижского кутюма.

Требование единого кодекса гражданских законов, ясных и простых, было одним из важных в общественной критике «старого режима». Как одну из политических задач провозгласила Конституция 1791 г. создание «кодекса гражданских законов, общих для всего королевства» (ст. 1).

Эпоха Наполеона ознаменовалась созданием пяти основных кодексов: гражданского, уголовного, торгового, гражданско-процессуального и уголовно — процессуального. Разработка этих кодексов была начата в условиях непрерывной смены стоявших у власти групп. Они имели различия, как в идеологии, так и в конкретных целях. Все это препятствовало стабилизации новых общественных отношений и созданию единых кодексов. Лишь после упрочения власти крупной буржуазии правительство Наполеона окончательно отменило дореволюционное право, а также ряд законов, принятых во время революции, и не соответствовавших современным интересам, и приступило к выработке кодексов. Французский гражданский кодекс был принят первым и вошел в историю под названием Кодекс Наполеона. В состав комиссии по разработке проекта кодекса, созданной 13 июля 1800 г., вошли такие видные юристы Франции, как Тронше, Порталис, Малльвиль. Биго — Преамке. Проект был составлен в сжатые сроки (4 месяца) и направлен на обсуждение высших судов. После того, как они представили свои замечания, проект должен был пройти обычный путь будущего закона — рассмотрение в Государственном совете, Трибунате, Законодательном корпусе и Сенате. Однако в Трибунате и Законодательном корпусе проект кодекса встретил серьезную оппозицию. Это объяснялось тем, что ряд положений кодекса содержал значительные отступления от революционного законодательства. Первый титул «О праве и законах вообще» был отклонен. Опасаясь, что подобная судьба постигнет и другие титулы, правительство забрало свой проект на доработку. Наполеон, своей властью исключив из состава Трибуната и Законодательного корпуса основных критиков проекта и введя новых членов, создал, таким образом, послушное большинство. В результате рассмотрение проекта пошло быстро, и все титулы кодекса в виде отдельных законов были приняты и утверждены. Закон 21 марта 1804 г. объединил все 36 титулов в состав единого Гражданского кодекса французов. В 1807 г. он был назван Кодексом Наполеона. В 1816г. кодекс вновь получил название Гражданского, однако в истории он справедливо остался как Кодекс Наполеона. Наполеон четко понял необходимость кодекса для упрочения режима, активно руководил работой по его созданию, благодаря чему кодекс был разработан и принят в кратчайшие сроки. По его личному требованию в кодекс был включен ряд положений.

Разработчики Кодекса опирались на юридическую доктрину, активно использовали революционное законодательство, сохранили некоторые положения французского обычного права, а также римского права.

Кодекс отличался стройностью изложения, точностью и сжатостью юридических формулировок (дефиниций), определенностью и четкостью трактовки основных понятий и институтов гражданского права. ГК Наполеона состоял из вводного титула и трех книг, отразивших схему построения институций римского права: лица, вещи, обязательства. Такая структура кодекса в буржуазном гражданском праве получила название институционной.

Общая схема кодекса была позаимствована составителями из трудов крупнейших французских правоведов XVIII в. — прежде всего Ф. Буржона (автора трактата «Обычное право Франции и кутюмы Парижа», 1747). Для разделов об обязательном праве большое значение имели труды Р. Ж. Потье «Пандекты Юстиниана в новом порядке» (1748) и К. Ж. Оливье «Принципы римского гражданского права». Посредством этих трудов, а также собственной позиции составителей, римское и кутюмное право стали первыми по важности источниками доктрины и собственно текстов ГК.

Содержание первых титулов кодекса, а также принципиальных правоположений, касавшихся гражданских прав и прав собственности, было сформулировано самими составителями, опираясь на принципы революционного законодательства и «Декларации прав человека и гражданина». Текст этих разделов во многом воспроизводил соответствующие нормы из проектов 1793-1796 гг. Хотя главным образом революционное законодательство повлияло на то, что не включалось в кодекс из старого права.

Еще одним важным источником правоположений ГК стали королевские ордонансы, изданные в XVII-XVIIIвв. Некоторые из них — о дарениях, о субституциях, об актах гражданского состояния, о пользовании водами и лесами — были без значительных перемен включены в соответствующие разделы кодекса.

В целом, главными источниками доктрины и текста нового ГК стали предреволюционная догматика, которая, в свою очередь, представляла сплав римского и кутюмного права, и революционное законодательство.

Кодекс, как уже было сказано, строился по институционной системе. Эта система, восходящая к «Институциям» Юстиниана, была классической для распространенной во Франции школы рецепированного римского права. ФГК был разделен на 3 книги:

1) О лицах, куда были включены разделы о гражданских правах вообще, актах гражданского состояния, семейном и опекунском праве;

2) Об имуществах и о различных видоизменениях собственности, где были собраны институты вещного права;

3) О различных способах, которыми приобретают собственность, включившая наследственное право, обращение имуществ в семье, договоры и иные обязательства.

Институционная схема была существенно переработана: третья книга внутренне строилась с учетом уже пандектной систематизации обязательств.

Многие статьи кодекса были не регулирующими правовые ситуации, а поясняющими: что такое движимое и недвижимое, что такое договор, те или другие виды обязательств и т. п. Это сделало кодекс в значительной степени дидактическим сочинением. В связи с эти он стал весьма понятным даже людям не очень сведущим в праве.

Составители ФГК ориентировались на старую французскую традицию цивилистики. Они абсолютизировали частное право. Право по закону (т. е. вытекающее из предписаний закона) в кодексе было уравнено с правом, вытекающим из частной сделки. Закон не мог вторгаться в содержание частных соглашений, в сферу частных прав.

Многие нормы кодекса имели излишне общий характер. Это привело к тому, что многое отдавалось составителями на усмотрение судьи. В частности, судья сохранил право истолковывать правовые споры, основываясь на «обычаях мест», «обыкновениях употребления» и т. п.

2. Общая характеристика книги I»О лицах». Статус физических лиц по ФГК. Брачно-семейное право

гражданский семейный наследственный собственность

Первая книга «0 лицах» переводила такие общие принципы буржуазного права, как равенство и свобода, на конкретный язык гражданско-правовых норм. Согласно ст. 8 ГК, «всякий француз пользуется гражданским правом». Таким образом, принцип формального равенства лиц в частноправовой сфере проводился законодателем с наибольшей последовательностью, ибо это было условием функционирования самого капиталистического способа производства. В ст. 7 специально подчеркивалось, что осуществление гражданских прав не зависит от «качества гражданина», которое определяется в конституционном законодательстве. Гражданские права, предусмотренные кодексом, не распространялись лишь на иностранцев. Характерной чертой ГК Наполеона было то, что в нем отсутствовало понятие юридического лица. Это объяснялось тем, что в начале XIXв. тенденция к централизации производства и капитала еще не получила своего полного развития, и буржуа выступал в имущественном (гражданском) обороте, как правило, индивидуально. Более того, сам законодатель испытывал определенное недоверие ко всякого рода объединениям, опасаясь, что под их видом возродятся цеховые и иные феодальные корпорации.

Семейное и наследственное право по кодексу Наполеона 1804 г. (стр. 1 из 3)

Государственный университет Высшая школа экономики

Кафедра:теории и истории права и государства

По истории государства и права зарубежных стран

Семейное и наследственное право по кодексу Наполеона 1804 г.

Выполнила: Козырева Ю.С.

Студентка 313 группы,

Глава 1. Развитие семейного института по ГК 1804 г.

1.2 Результаты введённых изменений

Глава 2. Наследственное право по Кодексу Наполеона

2.1 Изменения в наследственном праве, отражённые в кодексе Наполеона

2.2 Влияние изменений на дальнейшее развитие наследственного права Франции

Глава 3. Влияние Кодекса Наполеона на развитие французского права

3.1 Влияние кодекса Наполеона на развитие семейного и наследственного институтов во французском праве

3.2 Влияние Гражданского кодекса 1804 года на развитие всего французского права

В дореволюционный период Франция представляла собой страну, в которой находилось большое количество обособленных народов-лотарингов, бургундов, бретонцев и гасконцев и вследствие этого на территории страны действовало около 360 отдельных сборников обычного права. Естественно, это являлось причиной некой раздробленности Франции, где каждый народ подчиняется свои собственным законам. Следует отметить, что до кодификации Наполеона во Франции предпринимались лишь слабые попытки создать единый Кодекс. Первой кодификационной работой является кодификационная комиссия Людовика XIV, но эта работа ограничилась только кодифицированием решений Парижского парламента.

Следующей кодификационной работой занялся министр финансов Жан Луи Кольбер, издавший четыре ордонанса «О торговле», «О мореплавании», «О гражданском процессе» и «Об уголовном процессе». Ордонанс «О торговле» лёг в основу Торгового кодекса 1807 года и некоторые его положения действуют до сих пор.

Наиболее значимые ордонансы издал канцлер Д’Агессо «О дарах»(1731), «О завещании и фидеикомиссах»(1735), «Об урегулировании семейных и имущественных споров»(1747) и некоторые другие. Именно Д’Агессо говорил о необходимости создании единого законодательства.

Работа над созданием Гражданского кодекса началась ещё в 1796 году, но главной проблемой для составителей являлось огромное количество отдельных сборников обычного права, римские правовые институты и королевские ордонансы. Было предложено на рассмотрение 5 проектов Кодекса, и только 21 марта 1804 года был утверждён Гражданский кодекс или кодекс Наполеона, который принимал непосредственное участие в его создании. На то время Кодекс представлял собой кодификацию наиболее полную из всех предыдущих, охватывающий все сферы жизни.

В моей работе будут рассмотрены только два института данного Кодекса — семейный и институт наследства. Надо сказать, что по своим положениям Кодекс отличался от революционных Конституций, переняв лишь некоторые из их положений. В задачу моей работы входит рассмотрение нововведений, отражённых в Гражданском кодексе, а также исследование того, как отразились эти изменения на развитии французского права. Следует также отметить, что Гражданский кодекс Наполеона, несмотря на многочисленные изменения, действует до настоящего времени, что и объясняет актуальность моей работы. Наполеон: «Моя истинная слава не в сорока сражениях, выигранных мною. Ватерлоо изгладит память об этих победах. Но что не может быть забыто, то, что будет жить вечно — это мой Гражданский кодекс» и он оказался прав, потому что он также послужил образцом для создания Гражданских Кодексов в странах Европы (Швейцария, Польша, Голландия, Италия и Бельгия).

В ходе своей работы я подробно рассмотрю вопрос о семейных и наследственных отношениях по кодексу Наполеона 1804 года и изучу их влияние на современное французское законодательство.

Глава 1. Развитие семейного института по ГК 1804 г.

1.1 Нововведения

До Великой буржуазной революции 1789 года правовая система Франции представляла собой разрозненное собрание отдельных законодательных актов и обычаев, поэтому, из-за отсутствия единой правовой системы, довольно сложно говорить об изменениях в семейном институте по кодексу Наполеона. Однако, говоря о Гражданском кодексе и его нововведениях, следует прежде всего отметить, что это было первый единый законодательный акт во Франции, способствовавший развитию капиталистических отношений, так как до его создания на юге страны имело место сильное влияние римского права, а на севере преобладало обычное. После принятия Кодекса 21 марта 1804 года все действовавшие правовые кутюмы отдельных местностей были отменены, и Гражданский кодекс Наполеона, представлявший собой в некоторой степени сплав римского и кутюмного права, был объявлен единым сводом законов для всей Франции.Вещное и обязательственное права были основаны на римском праве, а вот семейное и наследственное опирались больше на французское обычное право.

По сравнению с революционным законодательством кодекс Наполеона менее радикален и в вопросах семейного права больше опирается на обычное право, где муж является главой семьи, а жена во всём подчиняется мужу. Самым основным положением относительно заключения брака стало «нет брака, если нет согласия»(ст.146)[1] , что является принципиально новым положением по сравнению с действовавшим до этого каноническим правом, где согласие родителей не требовалось. Теперь дети, заключившие брак без согласия на то родителей или отца, лишались наследства. Даже по этой статье можно отметить главенствующее положение отца и мужа, так как при разногласии учитывалось мнение отца, но не матери. Брачный возраст для женщин составлял 15 лет, а для мужчин -18 лет, однако только по достижении 21 года и 25 лет (достижение полного совершеннолетия) разрешалось заключать брак без согласия родителей. Статья 213 Кодекса, согласно которой жена остаётся подчинённой мужу, является базовой для всего семейного института во французском праве. Хотя некоторые статьи Кодекса и выражали равноправие мужа и жены, всё-таки её приниженное положение проявилось и в имущественных отношениях. По Кодексу имущество рассматривалось как общее для мужа и жены, но на практике семейным имуществом полностью распоряжался муж, который был вправе действовать без согласия и участия жены. В то время как жена была практически недееспособна и не имела права совершать какие-либо сделки без согласия мужа. Также муж мог пользоваться имуществом жены и доходами от него, только если в брачном договоре не были оговорены другие условия. В кодекс Наполеона прописаны статьи, оговаривающие раздельное владение супругов, но даже в этом случае жена не имеет права отчуждать свою собственность без разрешения на то мужа. Преимущества мужа также проявляются и в отношении детей. Родительская власть равносильна, по существу, отцовской власти. Именно отец давал согласие или несогласие на брак детей, если дочь не достигла 21 года, а сын 25, причём при разногласии мнение матери не учитывалось. Кодекс Наполеона предусматривает признание отцом его внебрачных детей, но согласно статье 340 отыскание отцовства запрещено, но статья 341 разрешает отыскание материнства. Отец имел право наказывать детей, причём наказания были дифференцированы в зависимости от того, достиг ребёнок 16 лет или нет. С учётом возраста (до 16 лет) и при отсутствии у детей родового имущества или какой-либо профессии их могли направить в исправительный дом – статьи 376,382, а детей от 16 до 21 года могли отправить в тюрьму на срок до 6 месяцев – статья 377.

В Гражданском кодексе были также статьи об опекунстве. Опекун выбирался и назначался на семейном совете судьёй по делам опеки из ближайших родственников. Человек, не являющийся родственником опекуну, не может быть принуждён к принятию опекунства Согласно Кодексу, осуществлять опекунские права мог только мужчина. В случае разделения опекунских прав с супругом, то всю ответственность за последствия такого разделения несли оба супруга(ст.418)[2] . Опекунство не передавалось по наследству(ст.419)[3] и длилось до самой смерти опекуна либо до решения семейного совета, отменяющего опекунство.

В задачи опекуна входило забота о личности несовершеннолетнего и представление его во всех гражданских делах, кроме тех, которые были установлены законом и разрешали действовать несовершеннолетнему самому(ст.450)[4] . Опекун мог продавать или сдавать в аренду что-либо своему подопечному, а также принимать уступки какого-либо права или требования против своего подопечного.

Прогрессивным моментом в Кодексе являются положения о разводе. Это было также новым положением по сравнению с действовавшим до того каноническим правом, так как допущение развода означало, что брак — светская сделка, что было впервые упомянуто в Конституции 1791 года. Причинами для развода являлись прелюбодеяние, причём даже тут хорошо видно преимущество мужа в этом вопросе, так как он мог предъявить требование о разводе, основываясь только на факте измены, а жена имела право на подачу развода только в том случае, если муж содержал сожительницу в их общем доме (ст.229)[5] . Также поводом для развода служило злоупотребление, грубое обращение или тяжёлые обиды одного из супругов в отношении другого (ст.230)[6] , присуждение одного из супругов к тяжкому и позорящему наказанию (ст.231) и взаимное и упорное несогласие супругов сохранить брак (ст.232). По религиозным причинам развод был отменён в 1816 году и восстановлен только в 1884, но уже только в качестве санкции за виновное поведение одного из супругов, поэтому теперь не требовалось взаимное согласие супругов на развод.

Гражданский кодекс Наполеона 1804 г.

Гражданский кодекс Наполеона 1804 г. отличался стройностью изложения, сжатостью юридических формулировок и дефиниций, определенностью и четкостью трактовки основных понятий и институтов гражданского права.

Как отмечалось выше, уже в ходе революции 1789-1794 гг. были упразднены многие чисто средневековые гражданско-правовые институты и заложены основы современного права. Но только в начале XIX в., в период правления Наполеона Бонапарта, сформировались, наконец, необходимые условия для принятия единого и стабильного гражданского кодекса.

В его разработке приняли участие такие видные французские юристы, как Порталис, Тронше, Мальвиль и др., опиравшиеся на римское право, дореволюционную судебную практику и кутюмы, которые они переработали в соответствии с потребностями нового общества. Первый консул лично участвовал в обсуждении ряда статей Кодекса. Он устранил из проекта некоторые положения, которые ассоциировались с революцией, а теперь, в послереволюционный период, представлялись чрезмерно радикальными.

Несмотря на отдельные консервативные отступления, именно в Кодексе Наполеона гражданское право Франции нашло свое классическое выражение. Поэтому и сам Кодекс имел для своей эпохи революционное значение, сыграл исключительно важную роль в разработке и утверждении многих принципов нового гражданского права.

Кодекс отличался стройностью изложения, сжатостью юридических формулировок и дефиниций, определенностью и четкостью трактовки основных понятий и институтов гражданского права. ГК Наполеона насчитывал 2281 статью и состоял из вводного титула и 3 книг. Его структура отразила схему построения институций римского права: лица, вещи, наследование и обязательства. Данная структура Кодекса получила в гражданском праве название институционной.

Первая книга («О лицах») переводила такие общие идеи своей эпохи, как равенство и свобода, на конкретный язык гражданско-правовых норм. Согласно ст. 8 ГК, «всякий француз пользуется гражданским правом». Таким образом, принцип равенства лиц в частноправовой сфере проводился законодателем с наибольшей последовательностью. В ст. 7 специально подчеркивалось, что осуществление гражданских прав не зависит от «качества гражданина», которое может изменяться в конституционном законодательстве. Гражданское право, предусмотренное Кодексом, не распространялось лишь на иностранцев.

Характерной чертой ГК Наполеона было то, что в нем отсутствовало понятие юридического лица. Это объяснялось тем, что в начале XIX в. капитализм еще не вышел за рамки индивидуалистических представлений, а потому любой гражданин выступал в имущественном обороте, как правило, самостоятельно (в качестве физического лица). Более того, сам законодатель испытывал определенное недоверие ко всякого рода объединениям, опасаясь, что под их видом возродятся цеховые и иные феодальные корпорации. Эта позиция нашла свое отражение еще в законе Ле Шапелье 1791 г.

Делая шаг назад по сравнению с революционным законодательством, ГК восстановил «гражданскую смерть» как меру уголовного наказания (в соответствии с этим наказанием осужденный терял собственность на все имущество, «как если бы он умер естественным образом»), установил ряд ограничений в гражданских правах для женщин (так, женщины не могли быть свидетелями при составлении актов гражданского состояния).

В первой книге закреплялись также основные принципы семейного права. В этой сфере Кодекс заметно отличался от ряда положений революционного периода, когда декларировалось равенство личных и имущественных прав женщин и мужчин, была ослаблена отцовская власть над детьми и т.д.

Хотя отдельные статьи ГК Наполеона подчеркивали равенство мужа и жены, например: «Супруги обязаны к взаимной верности, помощи, поддержке» (ст. 212 и др.), в целом мужчина занимал в семье господствующее положение. Согласно ст. 213, «муж обязан оказывать покровительство своей жене, жена — послушание мужу». Муж имел право определять место жительства для семьи, жена была обязана следовать за своим мужем.

Весьма характерны статьи Кодекса, касающиеся развода по причине неверности одного из супругов. По ст. 229 прелюбодеяния жены было достаточно, чтобы муж мог требовать развода. Статья 230 иначе определяла право жены на развод в случае неверности мужа: «Жена может требовать развода по причине прелюбодеяния мужа, если он держал свою сожительницу в общем доме». Это унизительное для женщины условие было отменено только в 1884 г.

Неравноправие женщины проявилось также в ее имущественном положении в семье. По общему правилу предусматривался режим общности для имущества мужа и жены. При таком режиме распоряжение семейным имуществом полностью предоставлялось мужу, который мог действовать без участия и согласия жены. Кодекс предусмотрел возможность и иных имущественных отношений супругов, в частности режим раздельного владения. Но даже в этом случае жена, пользуясь своим имуществом и доходами от него, не могла отчуждать без согласия мужа свою недвижимость.

ГК устанавливал неравные права мужа и жены и в отношении детей. Родительская власть, о которой говорилось в первой книге, по существу была сведена к отцовской власти. Отец, имевший «серьезные поводы к недовольству поведением ребенка, не достигшего 16 лет», мог лишить его свободы на срок до одного месяца.

Сыновья, не достигшие 25 лет, и дочери до 21 года не имели права вступать в брак без согласия их отца и матери, но в случае разногласия между родителями принималось во внимание мнение отца.

Кодекс в принципе допускал возможность признания отцом своих внебрачных детей, но ст. 340 запретила отыскание отцовства. Это реально ухудшило положение детей, родившихся вне брака, даже по сравнению с дореволюционным законодательством.

Но в целом нормы семейного права в ГК Наполеона имели для своего времени прогрессивное значение. Кодекс секуляризовал брак, развивая тем самым положения Конституции 1791 г. о том, что брак — гражданский договор; подтвердил введенный в период революции развод, что означало разрыв с требованиями канонического права. Правда, в 1816 г., после реставрации Бурбонов, в условиях усиления влияния католической церкви гражданский развод был отменен и восстановлен лишь в 1884 г.

Вторая книга («Об имуществах и различных видоизменениях собственности») посвящена регламентации вещных прав и также исходила из классической римской классификации: право собственности, узуфрукт, узус и др.

В Кодексе ликвидировалось дореволюционное деление имущества на родовое и благоприобретенное и на первый план было выдвинуто деление вещей на движимые и недвижимые.

Центральное место во второй книге ГК занял институт собственности. В трактовке права собственности, воспринятой Кодексом, виден отказ от феодальных представлений об условности, расщепленности и родовом характере вещных прав. ГК использовал римскую трактовку понятия собственности как абстрактного и абсолютного права. Статья 544 гласила: «Собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом, с тем чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентами».

В этом определении законодатель подчеркивает универсальный индивидуалистический характер права собственности. Развивая революционные представления о незыблемости и «неприкосновенности» права частной собственности, Кодекс предусматривал, что собственник «не может быть принуждаем к уступке своей собственности, если это не делается по причине общественной пользы и за справедливое и предварительное возмещение».

Индивидуалистический подход к праву собственности в ГК Наполеона проявился также в широкой трактовке правомочий земельного собственника. Статья 522 предусматривала: «Собственность на землю включает в себя собственность на то, что находится сверху, и на то, что находится снизу».

Практически это означало, что собственник земли становился полным и абсолютным хозяином всех природных богатств, обнаруженных на его участке. Такая редакция статьи оказалась нереальной и весьма невыгодной для промышленников. Она не учитывала и интересы государства в целом. Уже в 1810 г. она была пересмотрена специальным законом, предусмотревшим, что рудники могут эксплуатироваться лишь на основании концессии, предоставленной государством.

В третьей, наиболее значительной по объему книге ГК («О различных способах, которыми приобретается собственность») указывалось, что собственность на имущество приобретается и передается путем наследования, путем дарения, по завещанию или в силу обязательств (ст. 711).

ГК подтвердил произведенную еще в период революции отмену феодальных принципов наследования. Наследниками умершего становились в определенной, указанной в законе последовательности дети и иные нисходящие, а также восходящие и боковые родственники до 12-й степени родства.

Наследственные права внебрачных детей по Кодексу были значительно сужены по сравнению с правом эпохи революции. Такие дети могли наследовать лишь в том случае, если были признаны в законном порядке, причем только имущество отца и матери, но не иных родственников.

Кодекс расширил свободу завещаний и дарений, которые нередко использовались для обхода законного порядка наследования. Однако французский законодатель занял в этом вопросе компромиссную позицию, не последовав примеру английского права, признавшего полную свободу завещания.

Дарение или завещание не могло превышать половины имущества, если после смерти лица, совершавшего завещательное распоряжение, оставался один законный ребенок, 1/3 имущества — если оставалось двое, 1/4 — трое и более детей. При таком порядке наследования за законными детьми резервировалась большая часть имущества, которое делилось между ними поровну вне зависимости от возраста и пола. Таким образом, статьи ГК о наследовании способствовали дроблению семейных имуществ.

Основное место в третьей книге законодатель отводит обязательственным, прежде всего договорным, отношениям. В точных и ясных положениях договорного права ГК можно видеть много определений, восходящих к известным суждениям римских юристов. Так, договор рассматривался как соглашение, посредством которого одно из нескольких лиц обязывается «дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо».

Французский законодатель позаимствовал из римского права и развил в Кодексе идею о равенстве сторон в договоре, о его добровольности и непреложности. Согласие сторон являлось необходимым условием действительности договора. По ст. 1109 «нет действительного согласия, если согласие было дано лишь вследствие заблуждения или если оно было исторгнуто насилием или достигнуто обманом».

Законодатель не устанавливал каких-либо условий, относящихся к содержанию договоров, их выгоде или невыгоде. Характерна в этом отношении ст. 1118, согласно которой по общему правилу убыточность соглашения не может опорочить договор. «Соглашения, законно заключенные, — гласила ст. 1134,- занимают место закона для тех, кто их заключил».

В случае неисполнения договора, в котором предусматривается обязательство должника предоставить вещь кредитору, последний мог требовать через суд передачи ему этой вещи. По ст. 1142 «всякое обязательство сделать или не делать приводит к возмещению убытков в случае неисполнения со стороны должника».

В Кодексе содержались общие указания, относящиеся к условиям заключения и содержанию отдельных договоров: купли-продажи, мены, хранения, найма, товарищества и т.д. Но примечательно, что в нем почти не было статей, регламентирующих отношения между хозяевами и рабочими, хотя для капиталистического общества Франции трудовой договор имел огромное значение.

Сами предприниматели, считавшие в то время за норму интенсивную эксплуатацию наемного труда, рассматривали государственное вмешательство в трудовой договор как явно нежелательное явление. Те отдельные положения, которые имелись в Кодексе по трудовым отношениям, свидетельствовали об открытой поддержке интересов хозяев. Так, в ст. 1781 (она была отменена при Наполеоне III в 1868 г.) говорилось: «Хозяину верят в отношении его утверждений: о размере жалования, об оплате вознаграждения за истекший год и о платежах, произведенных в счет вознаграждения за текущий год».

При соблюдении указанных в ГК общих условий договора любому лицу предоставлялась полная свобода деятельности, свобода выбора контрагентов и определения содержания договоров. Кодекс, таким образом, юридически закрепил в имущественном обороте свободу личности, свободу предпринимательской деятельности.

В период господства свободной конкуренции каждый французский предприниматель стремился сохранить за собой в области договора максимальную свободу, возможность действовать по своему усмотрению, без мелочной государственной опеки и регламентации. Поэтому свобода договора в то время находила свое выражение не только в свободе волеизъявления сторон, но и в автономии личности, в государственном невмешательстве в договорные отношения по принципу либерализма laissez faire, laissez passer.

Нормы ГК Наполеона были посвящены самым общим вопросам имущественного оборота. Они не регламентировали целый ряд специфических сторон торговой деятельности предпринимателей (коммерсантов). В 1807 г. после серии скандальных банкротств был принят специальный Торговый кодекс (ТК), дополнивший ГК Наполеона положениями о юридических действиях, совершаемых коммерсантами. Этот кодекс закрепил во французской правовой системе, а затем и в праве других стран континентальной системы дуализм частного права, т.е. деление его на гражданское и торговое.

По объему (648 статей), а главное, по юридической технике ТК значительно уступал Гражданскому кодексу. Он состоял из 4 книг, в первой из которых содержались общие положения, относящиеся к коммерсантам, торговым книгам, товариществам, разделу имуществ, торговым биржам, биржевым агентам и маклерам, комиссионным сделкам, векселю и т.д.

В ст. 1 коммерсант определялся как «лицо, которое совершает торговые акты в порядке осуществления своих обычных занятий». Далее указывалось, что жена не может быть коммерсанткой без согласия своего мужа. ТК возложил на коммерсантов, а равно и на торговые товарищества (полные, коммандитные) обязанность «день за днем» вести торговую отчетность (ст. 8).

Вторая книга ТК была посвящена вопросам международной и морской торговли. Она устанавливала правовой статус морского судна, содержала ряд правил, относящихся к морской перевозке и страхованию, к морским деликтам и к аварии. Третья книга регулировала порядок банкротства, четвертая была связана с торговой юрисдикцией, с особыми торговыми судами и с процессом.

Торговый кодекс во многих отношениях был составлен менее удачно, чем ГК. Он в большей степени опирался на нормы дореволюционного права, в частности на знаменитые ордонансы Кольбера «О торговле» (‘1673 г.) и «О мореплавании» (1681 г.). В нем были и внутренние противоречия, и очевидные пробелы. Так, столь важной торговой сделке, как купля-продажа, в ТК посвящалась лишь одна статья, и судам при рассмотрении споров между коммерсантами приходилось руководствоваться общими положениями ГК о купле-продаже.

Вовсе отсутствовали в ТК общие положения, касающиеся банковских и страховых операций. Текст ТК начал перерабатываться буквально с момента его принятия, а нередко просто дополнялся самостоятельным торгово-промышленным законодательством.

Читайте так же:  Как оформить опекунство отцу на ребенка